Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 23 (124), 2014 г.



ВЕЧЕР СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ XXI ВЕКА ПРОШЕЛ ПОД ПЕСНИ АНАТОЛИЯ ШАМАРДИНА

В Гостиной Союза писателей XXI века, в Малом зале ЦДЛ, состоялся очередной вечер, который вела поэтесса Нина Краснова и гостями и участниками которого были не только члены этого Союза, но и других. У микрофона выступили: поэты Галина Богапеко, Зульфия Алькаева, Раиса Быстрова, Людмила Саницкая, Татьяна Шведовская, Ольга Михайлова, Леонид Резник, Сергей Зенкевич, Михаил Николаев, Михаил Рябых, руководитель творческого семинара Литературного института поэт Сергей Арутюнов и его ученики — Григорий Горнов и Клементина Ширшова. В зале звучали, с аудиодисков, лирические песни недавно почившего певца и композитора Анатолия Шамардина, автора песен на стихи некоторых членов Союза писателей XXI века, и почти каждый, кто выступал, считал нужным сказать что-то свое об Анатолии или что-то связанное с ним и с темой жизни и смерти, и, по существу, вечер стал импровизированным вечером памяти этого сладкоголосого "русского соловья" с греческими корнями.
Нина КРАСНОВА:
— Сегодня мы начали наш вечер в Гостиной Союза писателей XXI века с песен певца и композитора Анатолия Шамардина, который на Красную горку ушел от нас в мир иной. Анатолий Шамардин не был членом нашего Союза писателей, но он был нашим другом и автором песен на стихи некоторых членов этого Союза, и на мои, и собирался писать песни на стихи других наших поэтов и поэтесс, как присутствующих здесь, так и отсутствующих. Вы хорошо знаете его. Это был, во‑первых, человек редкостной доброты, порядочности и благородства, светлый, солнечный человек, излучающий позитивную энергию, а во‑вторых, уникальный певец, солист оркестра Утёсова 70‑х годов, владеющий искусством пения, которое искусствоведы называют "русское бельканто". Я выставила в фейсбук четыре его песни, и фейсбуковцы, которые никогда не слышали его, пишут, что это бесподобный, чудесный певец с обворожительным, невероятно красивым голосом, и говорят спасибо за то, что они получили возможность узнать такого певца. Анатолий Шамардин не раз выступал в этом зале, и последний раз выступал здесь совсем недавно, и сегодня собирался прийти сюда попеть нам свои песни, но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Бог взял его к себе в рай, потому что таких чистых людей и таких красивых райских голосов, как у Анатолия Шамардина, нет не только у нас на земле, но и там тоже. Теперь Анатолий будет петь в раю вместе с ангелами. Царствие ему небесное и светлая память! Мы всегда будем любить его. Жалко, что мы потеряли этого "русского соловья" с греческими корнями, но его песни остались с нами. И давайте почтим его память минутой молчания.
(Присутствующие почтили память Анатолия Шамардина минутой молчания. И в зале установилась такая тишина, в которой ангел пролетел.)

Через какое-то время мы проведем вечер памяти Анатолия Шамардина и там будем говорить о нем. А сегодня у нас — вечер Союза писателей XXI века. Наш Союз — это небольшая, но очень мощная организация, которую основал поэт Евгений Степанов, объединив вокруг себя талантливых поэтов, писателей, и который и является Президентом этого Союза. Там всего 250 человек. Но мы не собираемся раздувать его и превращать в проходной двор. Будем принимать туда только самых талантливых, в том числе и тех, которые состоят в других союзах. Евгений Степанов — феноменальная творческая личность, он не только великолепный поэт, но и великолепный прозаик, а кроме того он — директор издательства "Вест-Консалтинг", выпускает несколько журналов и газет, "Дети Ра", "Зинзивер", "Футурум АРТ", "Литературные известия", "Поэтоград" и так далее, и книги, свои и своих авторов. И еще он ведущий телеканала "Диалог", приглашает туда поэтов, писателей и делает с ними очень интересные беседы. Сейчас Евгения Степанова нет в Москве, он совершает турне по Европе и поручил провести этот вечер мне. Но передает всем вам привет, из Германии, и из Дании, и из Болгарии!
Сегодня на вечере каждый из нас, по традиции, будет читать 2–3 стихотворения и говорить, кто что считает нужным, у кого что на сердце лежит.
Я прочитаю два своих стихотворения, посвященных Анатолию Шамардину. Одно из них — то, которое я читала на всех наших с ним литературно-музыкальных вечерах. Анатолий Шамардин, до того как прийти на эстраду, окончил иняз и аспирантуру и преподавал в вузах иностранные языки, филологию, стилистику, и в совершенстве знал и родной ему по матери греческий язык, и английский, и немецкий, и любил читать книги на немецком, и читал на нем и чешского писателя-юмориста Януша Осенко, и китайских философов, и переписку Гёте со своей женой. И печатал свои переводы в моем альманахе "Эолова арфа". Я не знаю, кто еще из певцов у нас в России читает в подлиннике сочинения Гёте…



Нина Краснова
 
ЧЕТЫРЕ СТРОКИ ПРО АНАТОЛИЯ ШАМАРДИНА

Представитель русского бельканто,
Знающий и Бебеля, и Канта,
Анатолий Шамардин –
Это просто шарм один!

Присутствующие здесь могут подтвердить, что "Анатолий Шамардин — это просто шарм один". Например, поэтесса Зульфия Алькаева, которая год назад устроила наш с ним вечер в Электростали, в библиотеке. Все библиотекарши и все зрители Электростали теперь все время спрашивают у нее: "Когда к нам опять приедет выступать Анатолий Шамардин? Он нам всем очень понравился!" — Вообще, кто хотя бы один раз видел и слышал его, даже если тридцать и сорок лет назад, запоминает его на всю жизнь и любит его всю жизнь. До того это изумительный певец. Присутствующая здесь поэтесса Татьяна Шведовская тоже может подтвердить это. Я прочитаю еще одно свое стихотворение, посвященное Анатолию Шамардину, с которым нас связывает 25 с лишним лет дружбы и творческого сотрудничества. Мы познакомились с Анатолием в 1988 году, в Москве, в Доме культуры газеты "Известия", на юбилейном вечере нашего друга и учителя поэта Виктора Бокова.



Нина Краснова
 
АНАТОЛИЮ ШАМАРДИНУ

А этот мир и многолюден так и тесен.
В нем появился Толя Шамардин.
Мне кроме Толечки никто не интересен.
Мне интересен Толечка один.

Он королевич мой из жизни, не из сказки.
Такой изящный, тонкий колосок.
И у него такие каренькие глазки,
И у него такой красивый голсок.

Я лучше Толи никого и не видала.
Он о любви романсы мне поет.
Он — идеал, какого нету идеала.
К тому же он не курит и не пьет.

(Смех и аплодисменты зала.)

А теперь я приглашу сюда поэтессу Галину Богапеко. Она член Союза писателей XXI века, недавно выпустила у Евгения Степанова в "Вест-Консалтинге" свою новую книгу стихов.
Галина БОГАПЕКО:
— Последний раз мы с Толей Шамардиным виделись на вечере в редакции журнала "Юность". Толя пел там песни из своего репертуара и украсил вечер. Потом мы сфотографировались. И с учетом этого я написала такие стихи, посвященные ему.



Галина Богапеко
 
ТВОЙ ГОЛОС, АНАТОЛИЙ ШАМАРДИН!

Вот фотография. На ней
Я и "Божественный Орфей".
Но он со мной, но без меня –
В себе, с улыбкой света дня…
Потом он пел, перебирая струны.
Преклонных лет, он был как будто юным…
Тот вечер был подарком нам от Бога,
Тот вечер в "Юности" — триумфа звука, слога.

И времени прошло совсем немного,
И каждому легла своя дорога –
Одним длиннее, а другим короче…
Судьбе виднее — протоколы стрОчит…
Есть миссия у каждого из нас,
Ее мы завершаем в точный час…

Чу, песни слышны — это канты!
Все в честь твою, "святой бельканто"!
А ты под деревом присел,
Ты все, что можно, в этой жизни спел…
И сердце, что вмещало целый мир,
По части ежечасно раздарил.

Я со слезами лезу в Интернет,
Ищу и нахожу там твой портрет,
И о тебе страницы я листаю,
К стыду, я о тебе так мало знаю.
И ссылки с записями слушаю часами…
А ты поешь, твой голос, Толя, с нами –
Твой голос, Анатолий Шамардин! –
На ветках распускается жасмин,
И засветила лампа Алладин,
И ты "святой бельканто", не один.

Нина КРАСНОВА:
— Спасибо, Галя! Очень трогательные стихи. Толя был бы очень тронут твоими стихами. Теперь я приглашаю к микрофону Зульфию Алькаеву.
Зульфия у нас — многожанровая творческая личность. Она пишет и прекрасные стихи, и статьи, и эссе, то есть подтверждает правильность афоризма "талантливый человек талантлив во многом".

Зульфия АЛЬКАЕВА:
— Я про Анатолия Шамардина хочу сказать. Он был у нас в Электростали всего один раз, год назад, вместе с Ниной Красновой, выступал с ней в библиотеке, но этот вечер запомнили все, кто был там, запомнили, я думаю, на всю жизнь. Они потом говорили всем, кто не попал на это чудесное мероприятие: "Как же много вы потеряли!" — и рассказывали им про этот вечер, и желали, чтобы он повторился. Кто приобрел тогда диски Анатолия, теперь будут слушать их. Как сказала Галина Богапеко в своих стихах, он действительно был юным! Это не каждому удается — остаться (в свои 76 лет) юным и сохранить свой голос, какой-то такой чистый, как из детства, и самому остаться таким чистым душой. Это редкий дар вообще. Анатолий всем нам запомнится, как… не знаю даже как сказать… как светлое солнышко такое! Мы будем слушать его песни еще и еще. И здесь, на этом вечере, мы, может быть, включим и послушаем его замечательную песню про бело платьице, на стихи Нины Красновой, эта песня — просто шедевр такой…

Нина КРАСНОВА:
— Зуля, ты тогда подарила ему свою книгу стихов. Она лежала у него дома на тумбочке среди книг, которые он читал в последнее время. Он читал ее, листал…

Зульфия АЛЬКАЕВА:
— …и может быть, написал бы песню… Я прочитаю стихотворение "Маркер". Оно не посвящено Анатолию, но согласуется с тем настроением, с которым мы говорим о нем здесь.



Зульфия Алькаева
 
МАРКЕР

Маркер памяти метит щербинку на старой скамейке,
Вахту сонную, туфли и рваный пакет,
Одинаковый смех тоже числится в этом ремейке,
Будто не распакованный, так и засохший багет.

Память глупая любит нестройное, ей идеала,
Как корзине со спамом, не нужно для черного дня.
Этой кошке гулящей достаточно край одеяла
Да смешок одинаковый знать, где порвалась струна.

(Потом Зульфия прочитала стихотворение про поезд.)



* * *

С настроем домой поезд трогается с перрона,
Но до дома ему не добраться.
Ходит поезд, ищет пристанища,
А бежать ему не положено.
Ходит поезд, пыхтит о какой-то родине,
Об отчем доме справляется на каждой станции,
Пассажира цепляет за полы пальто,
Просит с собою взять, а пассажир отвечает ему
С виноватой улыбкою:
"Ты извини, дорогой, чемодан у меня тяжелый…"

(А потом она прочитала еще два стихотворения: "философское" "Ночь целует утро, Утро целует ночь…" и "тревожное" "В царстве кривом".)

Нина КРАСНОВА:
— Спасибо, Зуля. У тебя свой язык, свой стиль, совершенно свое художественное видение.

Потом выступила поэтесса Раиса БЫСТРОВА, член Союза писателей Москвы, она прочитала пасхальные стихи с запахом куличей, с яичками и со свечами, с колокольными звонами, с церковной службой и крестным ходом "Любовью дышит радуга цветная…", а также стихи про Дрезден "Дрезден, мы встретимся скоро с тобой".

Нина КРАСНОВА:
— У Раисы Быстровой вышла новая книга — "Музыка любви". Поздравляем Раису с новой книгой!
У нас здесь сегодня звучит не только тема "Анатолий Шамардин", но и тема "Германия". Анатолий Шамардин когда-то жил и выступал в Германии, немецкая пресса называла его "русским соловьем" и "волшебником из Москвы". В Германии живет поэтесса Тамара Жирмунская со своей семьей, и некоторые другие наши поэты, в том члены Союза писателей XXI века. И Женя Степанов сейчас как раз в Германии, откуда прислал нам свой привет, который я вам передала.
Чем еще наш Союз отличается от других союзов, кроме того, что он небольшой, но мощный? Тем, что у него есть свои печатные издания, каких нет ни у какого другого Союза. Я уже сказала про журналы "Дети Ра", "Зинзивер", "Футурум АРТ", про газеты "Литературные известия" и "Поэтоград"… Кроме того, в Интернете есть творческие досье на каждого члена Союза писателей XXI — в рубрике "Персоналии", где каждый читатель может ознакомиться с биографией, библиографией и творчеством каждого члена нашего Союза. Кроме того, все материалы всех газет и журналов Союза писателей XXI века входят в Читальный Зал, который есть в Интернете, все эти материалы выставляются там. И читатель может читать их, находясь в любой точке земного шара, даже сидя в Австралии под пальмой. Интернет в какой-то степени заменяет тиражи. Тиражи книг, литературных газет и журналов сейчас небольшие, но они увеличиваются за счет Интернета, за счет Читального Зала, который у нас начинает прирастать журналами "Сибирь", "Сибирские огни" (так сказать, Сибирью), а также журналами "Москва", "Дон", "Литературной газетой", "Литературной Россией"… У Читального Зала хорошие перспективы. И у Союза писателей XXI века.
А сейчас перед вами выступит член Союза писателей XXI века Людмила Саницкая. Пожалуйста, Людмила.

Людмила САНИЦКАЯ:
— Я прочту маленькое стихотворение о поэзии.
(Людмила Саницкая прочитала стихотворение "Песчинка, спугнутая ветром…", в котором сказала, что поэзия — это "духовный заповедник… на сквозняке земного бытия", и что "жизнь… есть удача" и "счастливый случай", о чем мы иногда забываем, и что родимая речь не прервется, пока не прервется "сердца стук". Потом она прочитала стихотворение "Боже правый, кому это нужно…" — писать стихи о том, как "каштан распускает листочки", как "одуванчик в траве золотится", и обо всем, что живет в твоей душе и уносится куда-то на стандартном листе бумаги формата А4.)
Нина КРАСНОВА:
— А сейчас мы попросим сюда выйти Дарью Корнилову, она дочь известного поэта Владимира Корнилова, и сама тоже замечательная поэтесса, очень смелая и дерзкая, в чем вы сейчас убедитесь.
(Дарья Корнилова прочитала свои стихи "Памятник русско-грузинской дружбе", о котором сказала, что это "кошмар вселенский", что авторы памятника "Церетели да Вознесенский" "сами не ведают, что творят", "в центре столицы "не с буквами дерево, а с варикозными венами член", сверху которого "венец".)
У нас свобода творчества, свобода слова, каждый пишет, как он чувствует и воспринимает все, что видит. Когда я составляла альманах "Эолова арфа", посвященный Андрею Вознесенскому, я не решилась вставить туда эти стихи Даши Корниловой. Но надо учесть то, что Даша по профессии врач, и для нее вся эта физиологическая символика естественна. Даша чувствует и воспринимает все по-своему, не так, как не врачи.
(Потом Дарья Корнилова прочитала стихи, посвященные Герману Гецевичу, о том, как она похоронила отца и мужа и плакала о них, но потом встретила Германа, которому она мила, и воспряла душой):

Часто речам твоим внимая,
Чувствую, что тебе мила.
Вспоминаю 6 мая,
Когда книжку папину принесла.

Редко бывают веселыми вдовы.
Не чаяла встретить судьбу я тогда.
Ведь после смерти Володи и Левы
Не годилась я никуда…

(Прочитала она и еще два стихотворения, о Германии и о Гёте, и о том, что у каждого человека судьба написана на роду или на лбу и что "Часто оказывают имена и прозвища Влияние на жизнь и судьбу".)

Нина КРАСНОВА:
— Теперь мне хотелось бы предоставить слово поэтессе Татьяне Шведовской. Татьяна — автор журнала "Юность", автор нескольких книг стихов. Стихи у нее такие трепетные, трогательные и очень необычные.
А сын — Феликс — у нее писатель и буддийский монах. А другой сын — Олег — художник. А муж у нее — ученый. Вся семья у них у них творческая, интеллектуальная.

Татьяна ШВЕДОВСКАЯ:
— Ой, Ниночка, спасибо за такие слова! Я не готовилась читать стихи, я прочитаю те, какие помню.
Мне хотелось бы сказать о Толе Шамардине, потому что он для меня и для всей моей семьи очень много значит. Когда мы с ним познакомились, на посиделках в "Юности", где была и Нина Краснова, на литературных чтениях, Толя пел там песни на стихи Нины, и я была просто очарована им, и его мелодиями, и его голосом! Толя пел таким высоким красивейшим бельканто… так никто не поет, как он! И каждая встреча с ним была праздником! Потому что Толя был очень жизнерадостный, и все что, он пел, это дарило мне и всем радость жизни, она расцвечивалась такими красками, что после этого очень много дней я жила этим, и у меня восстанавливались силы, и вообще все казалось таким чудесным в жизни… Последний раз мы виделись с ним… я даже никогда не думала, что это будет последний раз… это такое большое горе… Последний раз мы виделись с Толей, во‑первых, на "Территории Солнца", в кафе-ресторане, где он пел весь вечер, и, слава Богу, мы с мужем записали тогда все это на видео… а во‑вторых, мы потом виделись на ярмарке нон-фикшен, в ЦДХ, в Центральном Доме художника… Все вечера, которые проходили без Толи, не были такими интересными, как с ним, а когда был он и была Нина, то все было и смотрелось по-другому… Очень тяжело, что его больше нет. Тем более, что он такой человек, который знает много языков, такой начитанный, такой пишущий, интересный, и вообще — необыкновенный! и очень интересный внешне, он всегда одевался с таким шармом… как он пел и как он танцевал, двигался, глаза у него всегда (были) сияющие! Когда он входил в "Юность", такой приветливый, такой радостный, сразу как-то все там менялось, он всех зажигал своей радостью… Я не могу поверить, что Толи нет, что он ушел от нас. Но поскольку я знаю… это произошло в пасхальные дни, на Красную горку… Мы совершенно не ожидали этого. Кстати, говорят, что кто уходит в пасхальные дни, тот святой, того любит Бог.
Я прочитаю стихотворение про Пасху, которое помню.



АЛТАРЬ

Открыт алтарь во дни пасхальные,
И в храме свечи зажжены,
И убран ларь, куда сложили тайны,
И окна все освещены.
(…)

Я очень жалею, что не взяла какие-то другие свои стихи. Но я с удовольствием слушаю других, мне настолько все это созвучно, настолько приятно слышать. Спасибо, спасибо Ниночке!

Нина КРАСНОВА:
— Анатолий Шамардин очень любил Татьяну Шведовскую и всю ее семью. И как хорошо, Таня, что ты и твой муж смогли записать на видео весь концерт Толи на "Территории Солнца". Последний большой сольный концерт Толи был на "Территории Солнца", в декабре 2013 года. Это очень символично для Толи, солнечный человек и певец пел на "Территории Солнца". А потом он выступал в ЦДХ, на вечере Феликса Шведовского. И спасибо тебе, Таня, что ты и этот вечер записала на видео! …В ЦДХ аппаратура не работала, и Толя пел без аппаратуры, без музыкального сопровождения, просто под свою гитару, живьем. Он всегда поет только живьем, а не под фанеру, и может петь в большом и даже шумном, как в ЦДХ, зале, даже и без микрофона. Причем живьем он поет точно так же, как на своих дисках, на студийных записях. Я помню, он пришел в один ресторан, показал администраторам свою кассету, сказал: "Вот я здесь пою", — и включил миниатюрный магнитофон. Администраторы сказали: "Это не вы поете! И вообще — на фотопортрете, на кассете, молодой красавец, а вы старый и некрасивый…" — Тогда Толя открыл рот и запел, причем точно так же, как на кассете, молодым, звонким голосом… И тогда администраторы пораскрывали свои рты… Он же певец той выучки, той вокальной школы, когда все певцы у нас в России, и в оркестре Утесова, где Толя работал в 70‑е годы, пели живыми голосами, живьем, тогда не было ни фонограмм, ни каких-то еще хитрых технических приспособлений, ничего этого не было. Анатолий выходил на сцену, не дрыгался, не прыгал, не кувыркался, а просто стоял неподвижно и слегка открывал рот, и оттуда лились божественные звуки его голоса. И он покорял все залы. Так же он записывал свои пластинки на фирме "Мелодия". Приходил туда с малым составом оркестра Утёсова, вставал у микрофона, и пел, без всяких дублей. А не так, как сейчас певцы записывают свои альбомы: если кто не попадет в ноту, операторы подтянут ему голос, если у голоса нет вибрации, операторы сделают вибрацию. А раньше певцы были высочайшими профессионалами. И Анатолий Шамардин — как раз такой.
А теперь сюда, к микрофону, по списку выходит Ольга Михайлова. Она у нас новенькая. Я познакомилась с ней на фейсбуке. Она такая отзывчивая, умная девушка и пишет очень интересные комментарии на фейсбуке. А кроме того она, оказывается, пишет стихи.

Ольга МИХАЙЛОВА:
— Здравствуйте! Я первый раз на вечере Союза писателей XXI века. И мне очень приятно оказаться здесь. Я здесь то ли отдыхаю, то ли черпаю впечатления для своих новых произведений. Спасибо большое!
(Ольга Михайлова читает свое стихотворение "Богата звездными скоплениями ночь, И Южный Крест над горизонтом отдыхает…".)

Нина КРАСНОВА:
— Спасибо, Оленька! Это твой дебют в ЦДЛ. Поздравляю тебя с твоим дебютом! А теперь к микрофону идет Леонид Резник!

Леонид РЕЗНИК:
— Добрый вечер! Приятно попасть в такую компанию, на такой вечер. Здесь такая хорошая аура! Замечательный вечер! Я являюсь членом Союза писателей России, а членом Союза писателей XXI века стал недавно. И Евгений Степанов пригласил меня сюда. Я не был знаком с Анатолием Шамардиным, но восхищен его искусством. И хочу спеть песню, которую когда-то посвятил своему отцу, который ушел в мир иной достаточно молодым. Песня называется "Не покидай меня".
(Леонид Резник поет под гитару свою песню "Не покидай меня", где эта строка идет рефреном через все куплеты.)

Нина КРАСНОВА:
— Спасибо, Леонид… А сейчас давайте послушаем еще одну песню Анатолия Шамардина, которая всем очень нравится…
(Голоса из зала: "Сон под пятницу"!)
"Сон под пятницу", на мои стихи. Нежная хороводная песня. Она когда-то приснилась Анатолию Шамардину во сне: девушки на зеленом лугу водят хоровод и поют хороводную песню, мелодию, которую Анатолий услышал во сне и, когда проснулся, записал на магнитофон.
(Нина Краснова нажимает на кнопки плеера, куда вставила диск с песнями Анатолия Шамардина, но оттуда полились крутые частушки Нины Красновой в исполнении Анатолия Шамардина. "Ой, частушки! Ну пусть будут частушки. Значит, так захотел Анатолий Шамардин, его душа, присутствующая здесь". Нина Краснова взяла в руки микрофон и стала подпевать Анатолию Шамардину, как всегда делала это на вечерах, когда выступала с Анатолием. Кто-то из мужчин около двери пускается в пляс.)



Нина Краснова
 
КРУТЫЕ ЧАСТУШКИ

От меня ушел Илья.
Я тоскую, слезы лья,
И гадаю, слезы лья:
Где, в какой дыре Илья?

По Рязани шел индиец,
Он, наверно, был нудиец,
Шел индиец парком, садом,
Шел, сверкая голым задом.

На краю деревни хата,
В хате баба в три обхвата.
Ох, толста же эта баба,
Даже толще баобаба.

Ой, да-да, да-да, да-да,
Я годами молода,
Но живу скромней бабусь,
Ни с кем не сплю и не люблюсь.

(И т. д. Всего 12 частушек, в числе которых — еще более крутые, чем эти. Смех в зале.)
Вот это Анатолий Шамардин поет крутые частушки, но каким нежным, божественным голосом он их поет, с плавным распевом, на свой мотив, как лирические песни. А теперь — "Сон под пятницу".
(Звучит песня Анатолия Шамардина "Сон под пятницу" на стихи Нины Красновой, в исполнении Анатолия Шамардина. Нина Краснова подпевает Анатолию Шамардину. Кто-то из зрителей около дверей начинает танцевать и кружиться под эту песню.)



СОН ПОД ПЯТНИЦУ

Музыка Анатолия Шамардина
Стихи Нины Красновой

Мне приснился сон под пятницу:
Я надела белу платьицу
С вышивкой по рукавам,
И пошла на вечер к Вам.

Я пойду на вечер в пятницу,
Вместо брюк надену платьицу
С вышивкой по рукавам,
Чтобы стать милее Вам.

(Аплодисменты!)

— Сергей Зенкевич здесь? Сергей Зенкевич!

Сергей ЗЕНКЕВИЧ:
— В мае родилось много поэтов. Булат Окуджава, в мае ему было бы 90 лет, Иосиф Бродский родился в мае.
Я прочитаю знаменитое стихотворение Михаила Зенкевича "Махайробусы" — о саблезубых тиграх, которые жили более 10 тысяч лет назад и наводили на всех ужас. Это стихотворение включено в хрестоматии. Оно до сих пор сохраняет свою энергию.
(Сергей Зенкевич читает стихотворение Миаила Зенкевича наизусть.)

(…)
О махайробусы, владели сушей вы
В третичные века гигантских травоядных.
(…)

Я тоже пишу стихи, но в малых дозах, а больше занимаюсь литературным переводом, критикой, изданием, комментированием.
(Сергей Зенкевич читает свое стихотворение о зиме, о "холоде мертвой руки" — реки, одетой в ледяной рукав. Потом читает стихотворение про блондинок: "Это мое самое короткое стихотворение…" — "На 45 минут?" — "На 45 секунд".)

Я знаю сколько в Москве блондинок,
Их я считаю по голосам,
Но с арифметикой поединок
Начавши сам, и окончу сам.

Нина КРАСНОВА:
— Спасибо, Сергей.
У нас тут группа от Литинститута пришла, из семинара поэта Сергея Арутюнова, Клементина Ширшова и Григорий Горнов. И сам Сергей Арутюнов. Мы ждали их. Сергей, иди сюда.

Сергей АРУТЮНОВ:
— Я потом.

Нина КРАСНОВА:
— Тогда — Клементина Ширшова.

Клементина ШИРШОВА:
— Я потом.

Нина КРАСНОВА:
— Тогда Григорий Горнов. Я тоже училась в Литинституте, только не у Сергея Арутюнова, а у Евгения Долматовского.
(Григорий Горнов выходит к микрофону. Долго не может начать читать свои стихи, чересчур волнуется и стесняется.)
Не волнуйтесь, Григорий, тут все свои. Вы первый раз выступаете в ЦДЛе?

Григорий ГОРНОВ:
— Да.

Нина КРАСНОВА:
— Представьте себе, что вы на семинаре у Сергея Арутюнова, не волнуйтесь и не стесняйтесь. (Григорий Горнов смотрит по сторонам, думает, куда бы ему спрятаться от всех.) Спрячьтесь за занавеску. Можете из-за занавески читать стихи. (Смех в зале.) Мы вас запомним уже по тому, как вы волнуетесь. (Смех в зале.)
(Григорий Горнов читает свои стихи.)

Прости меня. За этот год и тот
Я обмельчал в обилии литот.

Можно еще?
Нина КРАСНОВА:
— Можно.

Григорий ГОРНОВ:

(…)
У песнопевца твое кольцо
Ты спишь без лица,
Ты спишь без кольца.
(…)
Все вещи все тени в моем дому
Положены между тобой и миром…
Мы (…), не предназначенные никому.

Нина КРАСНОВА:
— Оказывается не так все страшно — не так страшно читать свои стихи залу, да, Григорий? Очень хорошо вы все прочитали, замечательные стихи. Вам надо почаще выступать, тогда у вас появится опыт и пропадет робость.
А сейчас выступит Клементина Ширшова, из семинара Сергея Арутюнова.

Клементина ШИРШОВА:
— Добрый вечер.
(Читает свои стихи.)

…Голос родной и тихий…

Заперта надежно входная дверь.
Не откроет ее никто.
И окно мое никому теперь,
Заколочено и темно.

Хорошо мне здесь,
Я сижу одна
И давно не хочу гостей…

(Потом она читает триптих о жене своего возлюбленного, которая умерла.)



ТРИПТИХ
 
1.

Ты хоронишь ее, я рядом стою смотрю.
Где бы только взять силы вынести эту муку?
Вспоминаешь, как жили, как вел ее к алтарю.
Я сжимаю твою холодную злую руку. (…)



2.

Незримое присутствие во сне…
Она стоит в углу и молча смотрит… (…)



3.

Я буду смотреть на вас… (…)

Спасибо.

Нина КРАСНОВА:
— Сергей, у тебя хорошая ученица и хороший ученик.
Поэт Сергей Арутюнов! Член СП XXI века! И еще какого-то Союза?

Сергей АРУТЮНОВ:
— Нет, хватит одного этого. Этот — самый лучший Союз. Я прочитаю последнее, что написалось. У нас тоже недавно, в марте, товарищ погиб, на Чистых прудах. Пошел по льду и — раз — провалился в прорубь, и утонул, у самого берега. Хороший был товарищ. У него при себе не было документов. И его полгода опознавали.
(Сергей Арутюнов читает несколько своих стихотворений, одно из них про лед и реку.)



* * *

…Ни дворняг, ни воров,
Только скрип чердаков опустелых…
…Только мутные блики на стенах…
Вот где Троя моя, где от солнца еще холодней…
Как мы жили тогда,
Мерзлый уголь долбя из отвалов…



* * *

До упора бродить в этом смертном аду
Поклоняться дивану, кувшину, окну…

Я слезами твой путь окроплю.
Я Господь, мне угодна последняя тварь,
И горючий сентябрь, и трескучий январь.
Я найду тебя там, где ты вспомнишь меня…



* * *

…Мне холодно в родном краю,
Протопленном с такой натугой.
Мне холодно в краю родном
Без мыслей, чувств, надежд, желаний…

Что делать мне?..



* * *

Грусть по весне…
От Заречья до самых Раменок…
Звездопадные огоньки…

Нина КРАСНОВА:
— Спасибо, Сергей! А сколько учеников у тебя в семинаре?

Сергей АРУТЮНОВ:
— 30.

Нина КРАСНОВА:
— Надо же, какую литературную команду воспитывает и растит Сергей Арутюнов. Стихи Сергея Арутюнова можно прочитать в Интернете, в Читальном Зале Союза писателей XXI века, в журналах Евгения Степанова "Дети Ра", "Зинзивер" и в его книгах…
Теперь слово Михаилу Николаеву! Михаил Николаев — член Союза писателей XXI века. У Михаила недавно вышло две книги. Одна из них у меня есть. Очень оригинальная, с философским юмором.

Михаил НИКОЛАЕВ
— В связи с печалью, с которой начался наш вечер, я прочитаю стихотворение "Созывал гостей, никто не шел…"
(Михаил Николаев прочитал стихотворение о том, что он "Созывал гостей", а никто не шел", потому что "Кто тяжел, кто хвор…", а кто мертв, и пока еще "Никого… не воскресили" из тех, кто мертв. А потом еще и о том, что все в жизни предрешено и "Чему уж быть, того не миновать".
Прочитал он также стихи о "киммерийских сумерках Волошина". И, чтобы не сосредотачиваться только на печали, стихотворение повеселее, о грехах):

Мотыльками порхают стихи.
И вовеки Святой угодник
Отпусти мне мои грехи,
Но попозже, потом, не сегодня.

В завершение вечера выступил Михаил РЯБЫХ. Он прочитал несколько стихотворений, в одном из которых есть такие строки, посвященные Лермонтову: "Поручик Лермонтов с Кавказа Скакал на Демоне верхом…". Да, в год Лошади надо на ком-то скакать, и если не на Лошади, то на Демоне? Но Бог знает, куда он тебя занесет.

Нина КРАСНОВА:
— Сейчас нам пора заканчивать наш вечер. Кто не успел выступить, выступит в следующий раз.
(Голоса из зала: "Мы хотим послушать еще хотя бы одну песню Анатолия Шамардина!")
Сейчас Анатолий Шамардин споет вам веселую итальянскую песню "Красивая девушка", тарантеллу ("Куано мама"). Послушайте, как прекрасно он поет ее, как красиво произносит слова… Душа его сейчас здесь, с нами. И этой песней он передает привет всем девушкам и дамам, присутствующим в зале. Он считал, что все девушки и женщины красивые.
(Когда Анатолий допел песню, на диске, в зале раздались восторженные голоса: "Браво!")
Я желаю всем вам творческого вдохновения, творческих удач. И желаю, чтобы ваши родные, близкие, дорогие люди были живы и здоровы, здоровы и живы…
На память об Анатолии Шамардине вы можете приобрести диски с его голосом. По 100 рублей.
(Под следующую, уже не итальянскую, а японскую песню "Муки любви" в исполнении Анатолия Шамардина зрители раскупили все его диски, которые были на прилавке, и с песнями на иностранном, и с песнями на русском языке. Анатолий Шамардин был, пусть и виртуальным, но участником вечера Союза писателей XXI века, гвоздем программы. И душа его, витавшая в зале, была рада этому и всем, кто пришел на вечер.)

21–22 мая 2014 г., 3:15
(обработка стенограммы, с диктофона)



Яндекс.Метрика