Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 27 (128), 2014 г.



Марина Немарская



ПО ЗАКОНУ ПАМЯТИ
 
*   *   *

По закону памяти, вначале
ты приходишь с первыми лучами
и ложишься рядом, как бывало,
скомкав под затылок покрывало.

По закону солнца, временами
прошлое пылает между нами
и стихает, как ребенок малый,
наигравшись тем, что отыграло.

По закону грусти, тьма кругами
проступает сквозь дверной пергамент
и следит за временем устало,
отгадав, что нас почти не стало.



*   *   *

Полцарства через марсовое поле,
а по краям музеи да отели.
Столица, о тебе, не от того ли,
что только ты и есть на самом деле?

Мечты мои, — осколки канифоли,
застывшие в твоем грудном отделе,
столица. Новосел на новоселе,
кирпич от кирпича, панель к панели.



*   *   *

я сама его выбрала, ну, тогда,
ничего, что в кране стоит вода,
ничего, что было мне двадцать лет,
кран закрою, — а человека нет.

долго-коротко, в муках ли, впопыхах, —
он все равно умрет на моих руках,
но когда и горе отговорит,
чем я вымою руки, ведь кран закрыт.



*   *   *

И лучше так.
                С. Парнок

В повторенье нервного урока,
под напевы рока и вранья,
друг мой, одиноким одиноко,
даже мы с тобою не друзья.
Друг мой, говори другим о многом
и не проговаривай меня,
даже первородная тревога
угорает в дыме без огня.

И гремит железная дорога
через сон в порывах ноября.
Друг мой, убивая ненароком,
даже мы мертвеем втихаря.

Друг мой, дорогой мой, ради бога,
говоря, горя, благодаря,
Даже обнимая у порога
крепче, чем жену у алтаря,
верь мне, одиноким одиноко
доверяться, попрощавшись зря.
Друг мой, от пожизненного срока
даже в вере — горечь чифиря.



*   *   *

Льдистый  воздух, зорей  позолота,
свет мутнеет, бродит, как кумыс.
Здравствуй, птица моего полета,
не смотри вокруг, едва ли кто-то,
кроме нас берет такую высь.

Только воздух, воздух беспредельный
свищет в складках облачных кулис.
Здравствуй, птица моего паденья,
не летай вокруг, едва заденем
о перо пером и рухнем вниз.



*   *   *

То слезы льет, а то наотмашь бьет
молчаньем или чем потяжелее.
В свободном переводе значит: год,
одолженный у эры водолея,

мы пережили рядом и поврозь,
как из ума, не выжив друг из друга.
Спасибо, до сих пор большой вопрос,
кто окружен, а кто идет по кругу.

А, впрочем, жизнь есть жизнь, и как итог,
уже ни в ком не делая открытий,
я закрываюсь, стало быть, никто
меня такую больше не увидит.



*   *   *

Короткий день изгнания из рая,
на свете тихо после наших слов.
Я, кажется, уже не выбираю,
и он пока что выбрать не готов.

Но с первых слез до поминальной тризны
дальнейшее известно наперед,
так пусть хоть этот мальчик ненавистный
мне, как обычной женщине, соврет.



Яндекс.Метрика