Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 30 (131), 2014 г.



Авдотья Смирнова:
«На вопросы о муже я больше не отвечаю!»

 

 

Авдотья Смирнова — персона загадочная и талантливая. Загадка в том, сколько всего она может и сколько всего у нее получается? Остроумная телеведущая «Школы злословия», прекрасный сценарист и  режиссер, о чьих работах спорят критики. Но этого мало. Несколько лет назад Авдотья Андреевна удивила социум тем, что вышла замуж за Анатолия Чубайса. А последнее время она борется за права аутистов. Основанный ею, совместно с Любовью Аркус, фонд помощи аутистам «Выход» занимается интеграцией этих необычных людей в наше общество. И делает это Авдотья не менее талантливо, чем и все остальное. В июне в инновационном центре «Сколково» прошла международная конференция «Аутизм. Выбор маршрута», где нам и удалось пообщаться.
 
– Как давно вы возглавляете фонд «Выход»?
– С момента его создания — уже прошло полтора года. Вместе с моей подругой, режиссером Любой Аркус мы этим занимались.

– Это случилось уже после выхода ее фильма о жизни мальчика-аутиста – «Антон тут, рядом»?
– Я наблюдала эту историю четыре года и потом поняла, что больше не могу оставаться в стороне. Я поняла, что для этих людей у нас в стране ничего нет — то есть, вообще ничего. Капельной помощи было явно не достаточно, и пришлось создавать систему.

– Что вы имеете в виду под словом «система»?
– Мы работаем сейчас на государственном уровне. Пытаемся реформировать образование и инклюдинг аутистов в наше общество. Недавно вот появилась первая программа магистровского уровня «Поведенческий анализ» в Московском государственном психолого-педагогическом университете, который является нашим стратегическим партнером. У нас заработала программа в Воронежской области, где спонсорами выступило областное правительство. Мы провели там первое полевое исследование по вопросам аутизма, идет обучение и персонала, и чиновников. К нашей работе присоединился известный модельер Александр Терехов, и его марка «Александр Терехов» 18 июня выпускает эксклюзивную серию футболок с фотографиями знаменитостей в детстве. А пожертвования от продаж пойдут непосредственно в наш фонд. У нас по-прежнему будет финансирваться спецкласс в школе на «Кашенкином лугу», и сам класс будет расширяться и примет к себе уже большее количество детей.

– Это как-то связано с деятельностью фонда «Галчонок»?
– Нет-нет. «Галчонок» работает с интеграцией детей-аутистов в обычные общеобразовательные школы. Вернее, у них пока одна такая школа. Мы когда-то поддержали этот класс, но у нас уже появилось еще два класса, и сейчас появится третий, куда пойдут дети, закончившие эй-би-эй класс на «Кашенкином лугу». А вообще, на государственном уровне сейчас на рассмотрении находится тридцать пять проектов.

– Добились ли вы того, чтобы аутистам в конце концов перестали ставить диагноз «шизофрения»?
– Что значит: «добились»? Не можем же мы вообще отменить шизофрению! Но по отношению к аутистам борьба идет, мы хотим, чтобы их считали людьми.

– У вас хватает время на то, чтобы думать о новом кино?
– Пока еще рано говорить об этом, но я пишу сценарий.

– Ваш муж участвует как-то в деятельности вашего фонда?
– Я не отвечаю больше ни на какие вопросы, связанные с моим мужем. Это уже выше моих сил. У меня сложилось впечатление, что журналистов только это и интересует. Даже, если речь идет о фонде «Выход».

– У вас часто бывают претензии к журналистам?
– Я хочу видеть перед собой профессиональных людей, с которыми можно говорить на профессиональные темы. Чтобы они не писали всякую ерунду, типа «Дуня Смирнова поругалась с Любой Аркус». Понимаете?

– Но журналистам тоже хочется иметь дело не с пиар-менеджером, а с персоной, чтобы услышать информацию из первых уст.
– Если говорить о деятельности фонда — то мне, наоборот, посоветовали иметь хорошую пиар-команду, которая занималась бы контактами с прессой. Но тут возникает другой вопрос: как сделать, чтобы пиарщик детально разбирался в тематике твоего фонда? Как построить цепочку фонд-эксперт-пиарщик-журналист-издание?

– Но это не заменит ваших слов и мыслей на какие-то темы, так ведь?
– Беда в том, что пока мои мысли и идеи дойдут до публики — их уже можно и не узнать. Вы же помните эту ужасную историю весной, когда московский школьник застрелил учителя? Мы с ужасом тогда с Любой думали, но кто же первый из журналистов скажет это запретное слово! И на второй день оно прозвучало – «аутизм»... Хотя у того подростка в помине не было этого диагноза. Но люди как устроены? «Слышал звон — да не знаю, где он!» Что сказано из «волшебного ящика» — то закон.  Потом, конечно, вышло опровержение, но это уже не играло никакой роли...

– И были последствия?
– Безусловно! Мы бились-бились над программой для аутистов, подготовили кучу документов, а нам говорят: «Нет, что вы! Они же агрессивные...». И бесполезно доказывать, что вся агрессия аутиста может быть направлена только на самого себя. Он может биться головой об стену, но чтобы тронуть кого-то — это невозможно! Это очень серьезно: любой камень, брошенный со стороны прессы, может уничтожить месяцы работы подчистую!

– В вашем фонде работают юристы. Разве они не могут дать разъяснения?
– Но это же беда, что помимо своей обычной деятельности, то есть, благотворительной –  общество начинает требовать от фонда, чтобы он, например, поработал в качестве следственных органов, чтобы он осуществлял правовую экспертизу и так далее. Так мы вообще закроемся!

– Недавно закрылась программа «Школа злословия», которую вы довольно долго вели с Татьяной Толстой. Вы сожалеете об этом?
– Послушайте, программа просуществовала двенадцать лет! Как сказал когда-то Виктор Степанович Черномырдин: «Все, что имеет начало — имеет и конец. А у колбасы — целых два конца!». Это мое любимое высказывание.

– Авдотья Андреевна, вы — ироничный человек с завидным чувством юмора. И вы взялись за совсем не смешную, невеселую тему — аутизм. В этой работе чувство юмора вообще задействовано?
– На самом деле, как ни странно, и это вам подтвердит Люба Аркус — аутисты очень смешно шутят. У взрослых аутистов бывают порой совершенно гениальные фразы, которые попадают в самую сердцевину. И конечно, должна сказать, что без чувства юмора никто бы из нас точно не выдержал...

 

Беседу вела Марина ЛЕВИНА



Яндекс.Метрика