Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 32 (133), 2014 г.



Александр КАРПЕНКО
ПОЭТ ЖЕРАР ДЕ НЕРВАЛЬ

Когда я читаю Жерара де Нерваля, меня не покидает ощущение, что Нерваль — самый дерзновенный из французских писателей. Не случайно его посмертно включили в число так называемых "проклятых" поэтов. Это человек, открыто заявлявший в своих книгах, что он — масон. Если бы масонство было союзом писателей, в этом не было бы ничего удивительного и запрещенного. Но масонство было тайным обществом. Обществом внутри общества. Являлось ли это следствием прогрессирующей душевной болезни или нет, неизвестно, но Нерваль решил "приоткрыть" масонские ценности для всего человечества, к чему человечество, думаю, было не совсем готово.

Как и в случае с Фридрихом Ницше, организовавшего личный крестовый поход против христианства, дерзновение Жерара де Нерваля ничем хорошим для писателя не закончилось: он тоже сошел с ума. Исследователи спорят, сам ли Нерваль покончил с собой, или же ему в этом помогли, но, я думаю, это не столь важно. Человек не в состоянии один выдержать натиск потусторонних сил, которые он сам всколыхнул. И в этом возмущении мистических сил убийство и самоубийство — сходятся. Если бы Нерваля не грохнули, он повесился бы сам. Если бы он сам не повесился, убили бы другие. И в том, и в другом случае исход — предсказуемо одинаков.

Развенчание мудрости библейского царя Соломона, отважно предпринятое Нервалем в его "Истории о царице Утра и Сулаймане, повелителе духов", до сих пор производит на меня впечатление неразорвавшейся бомбы. Прежде всего, своей беспримерной атакой на увенчанного всеми мыслимыми и немыслимыми лаврами царя Соломона. Это примерно то же, если бы кто-то сумел обстоятельно доказать, что один из самых мудрых людей в истории человечества Сократ на самом деле не умен, а вся его хваленая мудрость — выдумка позднейших толкователей и учеников философа. Соломон Нерваля не мудр, как непосвященный, но вполне умен для царя черни. Все познается в сравнении. Жерар де Нерваль развивает свой сюжет таким образом, что его Соломон проигрывает Адонираму и Балкиде и как поэт, и как мыслитель, и даже как мужчина. Полное и безоговорочное фиаско!

Конечно, все это подано как "легенда", которую пересказывают автору мусульмане. Надо полагать, еврейская мудрость Библии настолько мозолила глаза иноверцам, что они, ничтоже сумняшеся, километрами строк создавали всевозможные апокрифы. И здесь франкмасонские взгляды Нерваля нашли благодатную почву для сотворчества. Дело не только в том, что Нерваль — мастер слова. Он, безусловно, верит в то, что говорит. Он уверен, что мудрость Соломона — не мудрость знатока, а, скорее, хитрость простолюдина. Здесь, я думаю, уместно говорить об идеализме Нерваля. Он полагает, что квинтэссенция знания, доступная немногим, должна быть открыта всему человечеству. Чтобы люди ориентировались на самые лучшие образцы, самых достойных людей. В широком смысле, Нерваль говорит о том, что существует мудрость, намного превосходящая библейскую. Масоны минувших веков стремились к приумножению тайных знаний и глубокому проникновению в человеческую природу. Если вы хотите знать мое личное мнение о степени посвященности Нерваля, я думаю, что в "масоны" писателя на самом деле "посвятила" его душевная болезнь. Это кажется необъяснимым парадоксом. Тем не менее, Нерваль сам пишет в "Аврелии", что именно болезнь открыла ему новые глаза, удесятерила его ум. Какова природа такой странной душевной болезни, я не знаю. Очевидно, что у разных людей одни и те же болезни протекают по-разному. И еще: последние годы жизни Нерваля по плодовитости наследия можно сравнить разве что с последними годами Ницще — после создания "Заратустры". Возможно, эти душевнобольные писатели сначала "прозревали", потом становились на некоторое время трудоголиками, торопясь все записать, а затем уже их ум окончательно помрачался. Или — после сильного приступа вдруг наступало просветление. Кто догадается, что там у нас творится в голове?

Когда я перечитываю "Историю царицы утра", я думаю о том, что эта книга была вовремя написана и издана. Потому что сегодня, несмотря на широко тиражируемую в обществе "свободу слова", это уже почти крамола. Сегодня содержание книги вполне могли бы счесть "антисемитским" и неуважительным к истории еврейского народа. Поэтому, повторюсь, хорошо, что книга уже написана, а ее автор — давно признанный классик французской литературы. Конечно же, Нерваль нападает на Соломона не специально. Просто последнему, с этой точки зрения, "не повезло". Он оказался "не в то время и не в том месте". Он оказался современником самого первого в мире масона. Адонирам (Хирам), как "лидер" и "основатель" всех масонов, просто обязан был превзойти Соломона. Так рождался миф, и Жерар де Нерваль только художественно его оформил. При этом творчество автора "Экклезиаста" высмеивается Нервалем как недостаточно глубокое. Но в конечном итоге Адонирам погибает, а в истории остается его славный соперник. Правда, напоследок Адонирам успевает оставить после себя наследника в чреве своей возлюбленной Балкиды. От него, согласно легенде, и пошло славное масонское племя. Воистину "соломоново" решение писателя Нерваля! А вот прославленный Храм Соломона, творение рук Адонирама, будет вскоре до основания разрушен вавилонянами.

Масоны Нерваля — это не заговорщики и не закоперщики. Это династии мудрецов, передающие свои герметические знания из поколения в поколение. Адонирам — масон по праву рождения. В сущности, сверхчеловек Ницше и дети индиго, о которых так много говорят в наше время, во многом схожи с Адонирамом и Балкидой Жерара де Нерваля. Если честно, я не обнаружил в мистических произведениях Нерваля чего-то уж совсем "запретного", такого, о чем не было написано до него или после. Мистические откровения Нерваля сейчас можно часто встретить в романах фэнтези. И никто не замечает в подобных сочинениях ничего "масонского". А вот как художественные произведения, стихи и повести Жерара де Нерваля интересны и сейчас.

Вот что пишут о Нервале другие исследователи его творчества.

"Жерар де Нерваль сам рассказал историю своей жизни — видения своей юности в "Сильвии", годы странствий в "Октавии" и "Путешествие на Восток", свою постепенную гибель в "Аврелии". По страницам написанных им книг и строкам его стихотворений можно восстановить с ужасающей и единственной в своем роде яркостью одну из самых необыкновенных и трагических историй человеческой души. Он всегда был "не столько человеком, сколько человеческой душой", как сказал про него его друг Генрих Гейне. Сама ценность его души является лучшей ценностью его произведений".



Яндекс.Метрика