Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 03 (155), 2015 г.



НИКОЛАЙ ГРИЦАНЧУК: "СВЯЗИ ЯВЛЕНИЙ…"

Николай Грицанчук — яркий московский человек. Он замечательный поэт, художник, философ, организатор культурных мероприятий, автор многочисленных выставок и публикаций. Сегодня он отвечает на вопросы Евгения Степанова.

— Николай, в нашей культуре долго не было явлений, сравнимых по масштабу, например, с открытиями русского исторического авангарда. Вы стремитесь восполнить пробел, пытаетесь сделать шаг вперед. Какова цель?
— Спасибо, Евгений. Но сначала небольшое вступление. Представьте себе поздний вечер. В комнате горит свет. Вы смотрите в окно. На стекле полупрозрачное отражение вашего лица. Глубже, за стеклом неясные очертания деревьев, светлая полоса дорожки, просвет калитки. Вы одновременно видите и свое отражение на стекле, и то, что реально находится за ним. Отражение и реальность переплетаются, взаимопроникают. При этом глаз сосредотачивается то на отражении на стекле, то, проваливаясь, на пейзаже за окном. И точка опоры возможна и в реальности, и в отраженной реальности, и в творчески воссозданной реальности — тексте, который вы читаете. Данное описание, вместе с тем — и образная аналогия моего ответа на ваш вопрос, которую можно и развернуть.
Известно, что человек познает мир посредством имен и знаков. Но совокупность имен еще не мир, мир — взаимосвязанные имена. Мы рассматриваем неслучайные пространственные взаимозависимые, разнородные, разноуровневые структуры в "трехмерном" объеме культуры. Существующие или интуитивно реконструированные связи комбинируются, проявляются в различных формах прошлого и настоящего. Несуществующие связи мы моделируем, отображаем графически, извлекаем возможные смыслы и качества или удостоверяем их отсутствие. Это суть эпитемного подхода. Эпитемные связи часто проявляют себя в качестве составляющих методологии одной из наук, привлекаемой для решения проблем другой, достаточно отдаленной.
Поскольку мы говорим о творчестве, наши подход и модель могут быть только субъективными. В области искусства эпитемные связи неисчерпаемы в силу того, что считывание любого контекста, смысла, решения в большой степени зависит от культурной оснащенности, чувственности воспринимающего зрителя-читателя.
Вот вкратце перевод описания позднего вечера на язык теории, а также описание того, что названо зпитемизмом. Пока трудно сказать, насколько своевременен и продуктивен наш подход. Обнадеживает то, что в моей творческой практике он результативно работает продолжительное время. В любом случае он, как минимум, — авторская стратегия, а максимум — время покажет.
Цели, в общем-то, нет, независимо от результата буду продолжать делать то, что делал не один год. В моем случае осмысление происходящего в жизни и искусстве происходило и происходит постепенно, эволюционно, без скачков. Просто на определенном этапе мои поиски, имею в виду теорию, стали публичными. Я никому ничего не навязываю, никого ни в чем не убеждаю, — я просто живу.
— А возможен пример из вашей практики — эпитемизм в работе?
— Сейчас занят многолетним проектом, очень важным для меня, под рабочим названием "Дом вообще" (ХРАМ. Заимств. из ст.-сл. яз. См. хоромы. Общеслав. *chormъ > храмъ с появлением неполногласия. Исходно — "дом вообще", затем — "церковь". Этимологический словарь. — 2004).
Сразу скажу: проект художественный, а значит, творческий, субъективный и непростой. В нем в тесной связке работают словесность и визуальные искусства. В чем его суть? Очевидно, и всеми признается, что три мировых монотеистических религии изначально имели и имеют до сих пор множество общих точек соприкосновений. Кто-то говорит о них как о сохранившихся ненужных рудиментах роста, другие видят в них подтверждение истинности собственной веры. Но главное, что снимает, казалось бы, непреодолимые препоны между ними — представление о единобожии. Если вдуматься в это представление, то ясно, что существование трех противопоставленных монотеистических религий, основанных на единобожии, противоречат самому представлению о единобожии. Но исторически, по разным причинам, сложилось по-другому. Так случилось. И это данность, с которой нужно считаться и которую нужно уважать.
Но не зря в трех различных вероучениях существуют общие для трех религий понятия, идеи, ценности. Напомню о нескольких значимых фактах. Например, Ветхий Завет, — общий священный текст иудаизма и христианства. Камень под сводом мусульманского святилища Купол Скалы — одновременно и место, с которого вознесся пророк Мухаммед, и камень, в иудейской традиции, с которого началось сотворение мира, а также место для христиан, на котором происходило несостоявшееся жертвоприношение Иакова. Или, например, почитание мусульманами пророка Исы и его матери Мариам, они же в Новом Завете — Христос и богоматерь Мария. Примеров множество. И, наверное, неспроста в одном и том же городе — Иерусалиме, практически на одном и том же месте — Храмовой горе, сотни лет бок о бок существуют святыни трех религий.
Художнику невольно приходиться задумываться о неслучайной природе общности трех религий, а также в чем ее причины, и что из нее следует. Так появилась идея проекта "Дом вообще". О материальном строительстве культового здания речь не идет, у нас другая задача: возвести усилиями каждого из участников проекта символический храм — храм общения, дом общий для верующих трех религий, содержательно вобравший лучшее, что может дать каждая из вер. Мы попытаемся средствами искусства охватить и отобразить и общую картину, так как мы ее представляем, и ее составляющие. В визуально-словесной форме все возможно и реально. Особое внимание уделим тем моментам, которые поддерживают и соответствуют главным духовным ориентирам всех трех вероисповеданий — вере, любви, терпимости, состраданию. Разработана архитектурная идея проекта, авторские техники, подобраны материалы, технологии. Думаю, получится соблюсти обязательные ограничения по визуальному ряду. В итоге, надеемся, появятся тексты, картины, книги и выставки, которые сблизят вероисповедания, а главное верующих, без ущерба для каждой из религий. Сблизят не только христиан, мусульман и иудеев, но и других верующих. И работа начата. Надеемся, когда-нибудь дело дойдет и до реального, в камне, воплощения нашего проекта "Дом вообще" — места общения для всех верующих, как следствия расцвета христианства, ислама, иудаизма, других религий. Отбирать ничего не нужно: уже сейчас мировые религии имеют общие ценности, ориентиры, жизненно важные для будущего человечества.
— Очевидна ваша тяга к обобщениям. А как работает ваш авторский подход в связке с современной философией?
— На мой взгляд, в современной философии, в той ее части, которая мне интересна, как ни странно и удивительно это звучит, происходят перемены к лучшему, и эти изменения главным образом связаны с ее преображением, отчасти в прикладную науку — прикладную философию. Ее носители часто не профессиональные философы, а ученые из различных областей естественнонаучного знания, успешно сочетающие наработки умозрительного опыта с методологией собственных наук в решении насущных проблем физики, космологии, генетики, нейрофизиологии, биологии, геронтологии и т.  д., что, в свою очередь, способствует более полному и более масштабному поиску ответов на сложные философские вопросы.
Любой системный подход, научный или какой-либо иной, неизбежно влияет на его носителя, на его предпочтения, устремления, цели. Касательно меня, считаю, что человек доступный его органам чувств мир воспринимает таким, каким мир является на самом деле. Здесь требуются небольшие уточнения. С одной стороны, вне нашего восприятия и осознания окружающего мира, ни цвета, ни звука не существует, с другой — без способности воспринимать определенные диапазоны волн в качестве звука и цвета живые формы в земных условиях просто бы не выжили, и тем более не эволюционировали. Мир, до его восприятия нашими органами чувств и осознания, мир, без наших органов чувств и сознания, не тот, что нам видится и представляется, — он иной. Но для нас все еще важен не наружный, вне нас, вне нашей досягаемости беззвучный и бесцветный мир, а тот, где мы успешно выживаем и развиваемся — мир цветной и многоголосый. Мы воспринимаем и осознаем неотъемлемую часть единого мира (Вселенной), доступную нашим органам чувств. В случае с исчезновением человека часть мира, выделенная, проявленная нами, растворится в изначальном мире, который вновь обретет первоначальный статус мира без наблюдателя. К смерти, исчезновению, отсутствию любого наблюдателя целостный, изначальный мир безразличен, поскольку существовал до него и будет существовать после него (Рис 1 а, б, в).
Рис 1. а — изначальный мир до появления наблюдателя (человека); б — Вселенная, мир человека (наблюдателя) как неотъемлемая часть изначального мира; в — изначальный мир, возможно измененный наблюдателем (человеком), без наблюдателя (человека).
Общеизвестна формула: "познание мира ограничено возможностями нашего мозга". Из нее следует, что мир в целом состоит: 1. из мира, познаваемого в силу возможностей нашего мозга, 2. из мира, недоступного нашему познанию без дополнительных приспособлений и о существовании которого мы знаем, 3.из мира, о существовании которого мы даже не догадываемся, но, предположительно, существующего. "На самом деле", предполагаю, мир неделим. Человек — результат развития единого мира и его неотъемлемая часть, а значит, в нем заключена возможность его познания в полной мере, если не сейчас, то в будущем. Человек сформировался в определенных условиях и среде, накапливая полезные свойства и функции для ее освоения и отрицая ненужные. В ходе дальнейшего развития с последовательной сменой сред и форм существования количество отторжений будет уменьшаться, а познавательные способности и соответствие функций человека целостному миру — возрастать. Отличие человека разумного от иных форм живого состоит в степени, глубине абстрагирования сущностей ментального мира от реалий нашего внешнего мира, и как следствие, в способности создавать то, что не существовало до человека, путем переноса ментальных моделей, стратегий из сознания (мозга) во внешний мир (за пределы тела).
Утверждения, к которым мы пришли, выводы, прозвучавшие в ответах, — все это фундаментальные основы эпитемного подхода. Как это часто бывает, мы всего лишь выделили, обобщили, дали имена, рассмотрели связи явлений уже существовавших в культуре ранее, вызвав их к жизни, работе, развитию.

Беседу вел Евгений СТЕПАНОВ



Яндекс.Метрика