Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 12 (164), 2015 г.



Людмила Осокина
Баня с чесноком
(Юмористический рассказ)


Я люблю ходить в баню. Такое удовольствие, как парка в парилке, никакой ванной не заменишь. Так что иногда я хожу и это удовольствие для себя получаю.
В банях сейчас многие, не только я, хотят получить удовольствие по полной, поэтому много чего и придумывают в парилках. Вот не так давно я сходила в баню и заметила, что просто так, без ничего, сейчас пар почти не делают. Как-то неинтересно. Обычно поддают с мятной настойкой либо с какой-либо настойкой хвойной. Но иногда бывает и нечто, не совсем привычное, а то и вовсе — необычное. Вот и в этот раз с мятной настойкой сделали пар только раз. Ну а потом… а потом понеслось. Бабы сначала придумали пар с пивом, затем с горчицей (чтоб их, это то еще удовольствие!), а дальше…
После горчичной парки некоторые бабы захотели более основательного пропаривания — пара с чесноком. Сами они почему-то такой пар готовить не умели и решили пригласить для этого дела… мужика. Я думала сначала, что это шутка такая, но потом поняла, что не шутят. Голоса о приглашении мужика для поддавания чесноком раздавались все настойчивее, и, наконец, было принято как бы совместное решение: его таки пригласить и собрать деньги за его работу. Ну, деньги небольшие, рублей 200 где-то, а может, чуть больше. Короче, со всех решили собрать по 20 рублей и позвать мужика. Я тоже кинула свои копейки, не могла же я отрываться от коллектива, да и хотелось посмотреть, что это такое будет.
Итак, деньги были собраны, куда-то отнесены, и мужик тут же явил себя. Для меня он появился как-то неожиданно. Я зашла в мыльное отделение и в задумчивости стояла недалеко от входа в парилку, размышляя, когда этот мифический чесночный поддавала появится и сделает нам очередной пар. Наверное, это случится нескоро, ведь пока за ним сгоняют (где он там есть, может, в мужском отделении, может, еще где?), а на это нужно какое-то время, и когда ж теперь можно будет попариться — неизвестно.
И вдруг я увидела мужика, выходящего из нашей парилки. Как же он прошел мимо меня, ведь и я этого даже не заметила? Однако! Видимо я приняла его за бабу. На голове у него была надета войлочная шляпа, а низ замотан маленьким полотенчиком. Поэтому он мало чем отличался от баб, одетых примерно также или… не одетых вовсе. Ведь не ожидаешь же в женской бане встретить мужика, поэтому он на первых порах автоматически принимался за бабу. Не все бабы оказались готовы к такому неожиданному пришествию. Я‑то ходила завернутая в простыню, а многие как были голыми, так и остались, не успев ничего такого сообразить. А некоторые просто и не подозревали о таком чрезвычайном происшествии и с упоением продолжали либо намываться под душем, либо намазывать себя принесенными из дома снадобьями. Мужик же, ничуть не смущаясь, начал командовать стоящими около него бабами, которые, в общем-то, его и заказали. Одна из них, огромная женщина с подведенными голубой краской глазами, которую она так и не пожелала смыть, даже идя в парилку, была абсолютно голая и оказалась с ним лицом к лицу. Но какого-то раскаяния от своего нескромного появления перед мужиком она была лишена. Мужик же, особо, правда, не пугаясь, порекомендовал только прикрыть ей свою «кудряшку» хотя бы таким полотенчиком, как у него. Полотенчик у него был весьма скромным, но все нужное прикрывал. Однако эта вредная тетка проигнорировала его предложение и продолжила ходить перед мужиком в чем мать родила, всем своим видом показывая, что мужик был здесь, в общем-то, просто никто и нечего тут было его стесняться. Пусть сам свои финты прикрывает, мы, бабы, тут у себя дома!
Мужик начал носить в парилку там всякие шайки-лейки, готовя пар.
Я присела на свое место на мыльной скамье, закрывшись простыней и давясь от смеха. Ситуация с мужиком в женской бане казалась мне анекдотичной. Как-то раз, помнится, вызывали зачем-то сантехника, но тогда была какая-то поломка, что-то серьезное, это понятное дело. Но чтобы вот так, для этого. Такого я еще не видела.
Тем временем мужик, выйдя из парилки, приказал нам пересчитать всех, находящихся в отделении баб. Это опять меня развеселило. А это еще зачем? Для того чтобы… Но кто знает зачем… Может, нужно зачем-то ему. Делать нечего, стали считать. Четверо баб на этот момент оказалось в мыльном отделении. Еще девять насчитали в раздевалке. Потом стали плюсовать от двух до трех баб, которые могли разбрестись по каким-то другим местам. Вроде как на такое количество он должен был готовить пар. (На каждую бабу по пал… по шайке, что ли?) Веселье мое усилилось, когда речь зашла о какой-то скамейке, стоящей в парилке, которую он должен был то ли убрать оттуда, чтобы места побольше было, то ли, наоборот, поставить посреди парилки для чего-то. Я сразу представила, для чего…
Мужик сказал, что, когда парилка будет готова, он позовет всех париться ударом в гонг. В раздевальном отделении после ремонта повесили колокол с цепочкой, я долго думала, для чего это приспособление нужно, но вот таким образом я поняла, для чего оно предназначаось. Наконец, парилка была готова, и все бабы были приглашены ударом в гонг для парки. Мужик сначала собрал нас всех у двери, а затем пригласил нас всех войти в его парево.
Мы взошли наверх. Надо было расположиться. Знающие бабы сказали, чтобы мы все ложились рядками по ту сторону и по эту, а посередине бы оставили проход.
Здесь будет ходить мужик!
Я, правда, не поняла, зачем он тут еще был нужен, он вроде как свое, чесночное дело, уже сделал, но спросить не решилась, а просто легла в одну шеренгу со всеми. Между делом я посчитала количество лежащих на полу баб, их оказалось 13! Однако! Чертова дюжина! Я вспомнила народную примету, по которой в воскресенье в баню ходить было нельзя. Всякое может случиться. Но вот оно, пожалуй, и случилось. Это было похоже на какую-то бесовщину, все, что происходило…
Мы немножко полежали, вдыхая дивный чесночный аромат и постанывая от восторга. Некоторым к чесноку захотелось еще и сала, а в единичных случаях и водочки. Я правда, была не в особом восторге от этого аромата, мне честно говоря, он был не очень, я бы предпочла апельсиновый. Я представляла, как сейчас пропитаются чесночным духом мои волосы, да и все тело и какое потом будет от меня благоухание! Н‑да!
Когда мы вдоволь всей этой фигней надышались и были уже в состоянии измененного сознания, в парилку вошел, как и было обещано, чесночный поддавала. В этот раз он был вооружен огромной деревянной лопатой, которой в принципе разгребают на улице снег. Но бабы до этого делали в парилке этой лопатой «ветер в пустыне». Ну а мужик пришел, видать, нас всех еть, ведь не зря же ему оставили для этого дорожку. А лопата нужна была, наверное, для того, чтобы получше подмахивали, ну, если кто будет лениться.
Но я, конечно же, ошиблась в своих предположениях. Мужик пришел делать этой лопатой «бурю в пустыне». Да. (А я‑то думала!) А он всего лишь хотел помочь нам получше пропариться в его чесночном благоухании.
Для усиления эффекта он подбросил немного водички в печь, а затем взошел с этой лопатой на престол, то есть к нам, к бабам.
И важно прошелся по оставленной для него дорожке.
Сначала он ударил этой лопатой по чесночному мешочку, висевшему на стене. Потом по другому мешочку, подвешенному на перилах. Из них пошел терпкий чесночный дух. Я только что заметила эти мешочки, они были наполнены натуральным чесноком. Вот в чем был секрет благоухания, а не в какой-то там примитивной чесночной настойке!
Потом мужик стал ходить по дорожке и нагонять своей лопатой на каждую бабу горячий воздух. Бабы покорно подвергались этой адской процедуре. Досталось и мне! Уф-ф!
После всего сделанного он наконец-то величественно удалился.
Я так толком и не поняла, зачем он все это затевал, если ничего такого не случилось. Неужто он соблазнился на те 200 рублей, которые мы тут для него собрали? Но это совсем уж ерунда, копейки фиговы! Скорее всего это был такой маркетинговый ход для рекламы его мужских достоинств, чтобы разгоряченные банной паркой бабы посмотрели, насколько он прекрасен собой, и соблазнились бы в итоге на что-то большее.
Скорее всего кто-то из баб соблазнился и что-то там где-то в итоге случилось.
Только я здесь была уже ни при чем.



Яндекс.Метрика