Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 16 (168), 2015 г.



Евгений Степанов
«So ist das Leben»



М.: «Вест-Консалтинг», 2015

«Так получилось, что я жил во многих городах и странах. Вне родимой Москвы я провел более 10 лет. Поэтому приходилось говорить и писать на разных языках, что, собственно, и отражено в этой небольшой стихотворной книжечке». (Из вступительного слова автора.)
Признаваясь в том, что он не заправский полиглот, но всегда старался выражать свои мысли на языке страны, в которой жил, Евгений Степанов считает, что это свойственно поэту и что таким образом появляются иные коммуникации — заумь, анаграмма и другая комбинаторика. Меня удивляют не только лингвистические способности Степанова, но и его стремление к интеграции, слиянию с той языковой средой, в которой он появляется даже ненадолго. Он тут же настраивается на язык страны, в которую приехал, старается подхватить слово в транспорте, на улице, расспрашивает местных, что означает то или иное выражение, как, например, в Чехии или Болгарии. Эти немногочисленные лексические знания тут же переплавляются у него в стихи. Иногда это звучит наивно и смешно. Но как ни странно, и в этой простоте нельзя не заметить его таланта. В связи с этим я вспомнила «Книжку про зверей» нашей дочери Насти, которую она написала в семь лет на русском, будучи ребенком двух языковых сред — немецкой и русской. Такие опусы, как например, «в нашем дворе жили разные белочки — хорошенькие и жирные» вызывали улыбку, но в них заключалась своя символика и правда, которая проглядывается в детских рисунках с мамой, папой, ребенком и солнышком над головами.
Что же касается конкретно этой книжечки, то в ней собраны стихи Степанова на тех языках, которые он знает неплохо, которые он изучал не на улице, как обычно, а занимался ими в многочисленных институтах, которые окончил: французский, немецкий, английский. В нашем мире, который стал многополярным, где наблюдается культурное слияние (в отличие от политического), не закосневшие в своем сознании люди приобретают несколько Родин, их видение мира расширяется, подобно тому, как жизнь в пятимерном пространстве (то есть уже не на земле даже) существенно отличается от жизни в одномерном, как и один или множество пунктов зрения, с которых люди рассматривают мир. (Одномерное пространство, кстати, некоторыми схоластами считается адом.)
Как сказал герой фильма Данелии «Осенний марафон» — языки способствуют объединению людей, а не их разобщению. Поэтому стихотворение этой книги «Иностранные языки» вызывает грустную, на этот раз, улыбку:

Я говорю по-английски плохо
Но меня все понимают

Я говорю по-французски плохо
Но меня все понимают

Я говорю по-немецки плохо
Но меня все понимают

Я говорю по-украински плохо
Но меня все понимают

Я говорю по-болгарски плохо
Но меня все понимают

Я вроде бы неплохо говорю по-русски
И даже преподаю стилистику в одном престижном вузе

Но меня понимают всего несколько человек

11.05.2014
Бургас

Та мощнейшая энергия, о которой упоминает Константин Кедров, говоря о стихах Степанова, исходит и от этих страниц — все-таки половина книги написана по-русски, на родном языке поэта. Степанов утверждает, что Россия для него — это прежде всего — русский язык.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД



Яндекс.Метрика