Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 29 (181), 2015 г.



Лариса НОСОВА
ЛУННОЕ НАРЕЧИЕ
 
Суть жизни

В чем жизни суть? В любви и сохранении души.
Об этом знают синеглазый ветер, малыши.
А как же привлекательные, пусть и не для всех,
Мерцающие миллиарды, слава и успех?

Стремиться к лучшему, хотеть полетов, рваться вверх
Неплохо, перспективно, но ведь человек — не стерх.
На нем нет перьев, он умеет думать, говорить,
Соизмерять с библейской благодатью рока нить.

Себя бы сохранить, и путь для этого простой:
На перекрестках бытия остановись, постой,
Определи, где свет, добру в душе не прекословь,
С собой отсюда люди забирают лишь любовь.



*   *   *

Сияет лермонтовская звезда
Над головами россиян, счастливых,
Несчастных, равнодушных. Славный дар —
В туманных трелях птиц, лучах, приливах,
Морской луне, загадках ночи. Мед
Талантливых поэзии и прозы
Способен вынуть зиму, мрачность, лед
Из душ, вложить в сибирские морозы
Тепло, внести в сознание, что спит,
Уверенность в грядущем. — Спи, мой милый!
Пишу! Конечно же, люблю! Сюит
Достойных вечной гордости фамилий
Немало прозвучало на земле.
Поэмы Лермонтова "Мцыри", "Демон",
Другие фрукты дерева, в стволе
Которого немало было тем о
Страданиях и поисках себя,
Сюжетов приключенческих, великих,
Обыденных, а также горький яд
Эмоций, сладость ярких чувств, — как лики
Среди произведений многих, дел
Почтеннейших из смертных и полетов
Духовных сутей одаренных тел,
Что ищут радость книжных переплетов.



Несмелая любовь

Любовь почти всегда сначала безответна,
От нескольких секунд до многих дней из веток
Неравнодушных, робко расцветающих,
Несмело о взаимности мечтающих.

С очаровательным сиянием без маски,
Объятиями и пленительностью ласки
Придет весна прекрасными одеждами,
Минуты перестанут быть надеждами.



Будущее

Ласково небо синеет над елями,
Кремль и Покровский собор, как орлы,
Кружат над бездною, днями, неделями,
Тысячелетиями удалы.

Много в прошедшем бывало несветлого,
Даже эпоха, когда цвел дурман
Яростных дум в холодах очерствелого
Сердца народного: злости туман.

Некогда заокеанскими стрелами
Русь миротворную тщились донять,
Ныне целуются все под омелами,
Выбор планеты: душевность и "ять".

Юные мальчики, милые девочки
В спорах крылатых о танцах, любви,
Дивных парфюмах журнальной статеечки;
Взгляды, как из облаков алфавит.



Лунное наречие

На селезня и уточку озерных посмотрите,
Что нежничают на французском, русском и иврите,
А также лунном, полном тайн, наречии влюбленных
Друг в друга, в жизнь, в узоры листьев кленов обновленных.
Бельканто Анатолия Шамардина и звуки
Красновских строк, сегодняшнего с вечным перестуки
Под струны утомленной солнцем дружеской гитары,
Влекут, как тайны, чувствуются, как любви нектары.



Рождественские блестки

Начало новых накоплений
Приятных слов, прекрасных дел,
"Спасибо" ярких проявлений,
Любви и дружбы милых стрел.

Возделать дивный виноградник
Нам предлагает неба ширь,
В великий всепланетный праздник
Любой способен видеть жизнь

Со смыслом более надземным,
Чем круговерть проблем, искусств
И вер в успех почти тотемных,
Из темных внедушевных чувств.

Небесные аквамарины,
Лады соборов, Дед Мороз,
Гирлянды, елки, мандарины
Свидетельствуют: мир подрос.

Он стал полетным, свежим, хвойным,
В нем несомненен горний суд,
Надежда есть: поменьше войны
Влюбленных взглядов унесут.



Метеорный поток Персеиды

Взгляни на Персеиды, шлейф сверкающих частиц,
Кометой Свифта-Таттла выпущенных звездных птиц.
Они прочерчивают линии на небесах
И яркими заколками играют в волосах

Красавицы-планеты, что не хочет ночью спать,
Желает взлетов в танце и смотреть на благодать.
Всего лишь, вспышки, искорки, но что за красота!
Неведомое входит в августовские врата.



Озеро лотосов

Хабаровское озеро, где тайны лотосов,
Прозрачней родников, синее неба, ярче воли,
А в лотосах — им миллионы лет — звучат триоли
Надмирности, сверхразума, мембраны вакуоли,
Семян, в анабиозе живших в ледниковой эре,
Художника с любимой, что смеялись на пленэре,
И снисходительности в межреальностном барьере,
Где нет материального, цветы из модусов.



Белокаменные памятники Владимира и Суздаля

Изысканность пропорций памятников говорит
Устами равных со стихиями чудес из плит
Об уникальных камертонах гениев Руси
И драгоценной чаше, где медовый эликсир

Могучей и непобедимой, будто свет, страны,
Всегда готовой помогать, с душой из белизны
Парящих над тюльпанными лугами облаков
И кротких, милых, благосклонных к добрым ангелков.

В резьбе по камню — тайны звезд, растений и зверей,
Что призывают нас остановиться у дверей
Бегов по лабиринтам горизонтов суеты,
Подумать с горечью, что мы — костра Вселенной дым:
Согласно атеистам, душ в нас не было и нет.
А если есть? Тогда солировать среди планет
Способен каждый человек, оазис красоты
В торнадо изначально ясной, как любовь, мечты.



Яндекс.Метрика