Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 36 (188), 2015 г.



Олег МИХАЛЬСКИЙ
МАНХЭТТЕН-БЛЮЗ

роют землю
роботы
зырят в небо
роботы
город строят
роботы
гроб

гро-
мыхает дальний гром
хладны волны плещет дон
жирный блин блестит
над градом
человечье пляшет стадо
с желтым демоном сроднясь
ночью князи
утром в грязь

чур
на борзом скакуне
степь дробится
при луне
с тяжелой улыбкой
темнеет лицо

бьют неистово шаманы
за оврагом чешут раны
в чернобешенные бубны
взгоготали
обезьяны

словно демоны
над горем
чертят коршуны
над полем

мельник мельник
выйди в круг
на пирах и тризнах
люб

твоя жинка-молодуха
с чертом прыгала
под рюхой
ластит ведьма пирожок
на метле летит в торжок

гаркнет людям скоро
зарудеет ворон
под горой где ворог
удальцы засвищут
жар-цветок поищут
завоняет псиной
девки маслят спины
во зеленом во бору
трем дубовую кору
индевеет волопас
над кострищем в небо лаз
всадник-свет егорий на шафранны
зори дует с косогорий

в зеркалах чудесный грот
звезды-черви лезут в рот
из сосков млеко струится ль
запаленной кобылицей
на луну светлана мчится
голубой цветок услышит
тело гибкое
колышет
по серебряным полям
ночи тесто жаром пышет
розы черные в дарьял

на белесые поляны
бледный свет
сочится раной
демон страшный и сова
к ложу прыгнули светланы
в голубых ея очах страх
то ли кони
то ли волки
вкруг нея и тишина
омертвелых звезд осколки
не жива и не мертва
грезит девушка
светла

бьет копытом
конь ретив
всадник скалится
глумлив
на веселом на пиру
сладко было топору
осребрят дожди
нам роги
с фонарей москвы высоких
гроздья тел качаются
красный сон кончается
во кремле венчаются
змей с чернавкой кружат
плещут в голубое свастика с звездою

задохнулась ада
захлебнулась ада
милый друг не надо
огневое тело
мрамором взбелело
что нежней чем пух

звездный чует шепот
в сердце девьем
ропот
обжигает слух
черный мает дух
вдруг
слоновий хобот
вдруг совиный хохот

русь кабацкая
доля бля.кая
про цыганскую луну
про персидскую княжну
спой поэт
карябь
душИ
жабу черную души

орлиный взор
добычи ищет
холодный
ветр
в скалах свищет
голодный зверь
поживы рыщет
окрестных гор
звенит моча
гортанной влагой гогоча
под синим куполом арба
словарь арабский раскрыва

взор коричневый леила
темных гор вздохнув ловила
как змея свилась дорога
глядь
и всадник у порога
приходили б к ней олени
розу пить прохладной тени
осребренны кипарисы
нашептали злые мысли
у веселого ручья безголова спишь ничья

леила
ах
спаси аллах
упала в ноги гостю
вскраснели
груди гроздья

словно бабочка взлетела
чорно-пьяная
волна
шея девичья хладела
в змеях тонет голова

бледный
рыцарь
бледный конь
свет дрожит белесый
персть ширяет посолонь
зубы что колеса

бледно воинство встает
щелкает бичами
не пугай меня
урод
страшными речами

красный мак цветет
над градом
барабаны лупят
градом
звери рыскают в ночи
молний шаркают лучи
в лабиринтах матрицы
вьются каракатицы
спят в морочной сети
мертвые как дети

мчатся черти по долинам
кислотой града палимы
зеленеют злобны рожи
здесь сдирают
смертных
кожу
возлетают серафимы во
хрустальные колодцы
в очи стылые любимых
голубые бьются льдины
в жар-малиновое солнце

в царстве русском
девки босы
на заре бегут
к матросам
по шелковым пляшут травам
прячут щупальцы лукавы
из змеиной платья
кожи
землянику губ прохожим
в голубые вьются ночи
заморочат обморочат

ночь зеленая спустилась
сердце к сердцу закатилось
нежным
чудищем двуносым
олунели в светлых плесах

алконафты водку глушат
загноились русских души
бросив смертным
невода
лижут шеи
провода
алконоста песни слушай

зашипит алисефея
породит
дорога змея
заберет
дорога волю
приведет
дорога горе

грудью первенцев кормила
телом спелым молодым
палачей и снег любила
чтоб над степью дым
чернь тобой куражится

постница и бражница
сердце обморочится
из копытца грязного
красная и влажная
выпить страсть как хочется

одна
звезда
звезда летает
зрачок сиреневый глотает
зверь бардовый рявкнул
прыток
сладострастный алчет пыток

на огонек
в степи буранной
летит железный демон пьяный
громыхает
звездный бубен
завывает снежный клубень
перит даль безумным оком
голубым по венам током
змей шипит по половицам
смерть хохочет проводница
бездна черная вскружится
уххххххххххх
сотни тел голов и рук
обнимает
белый звук

сердца первый утешитель
одинокий желтый зритель
кто герой
а кто апаш
кольт решает и калаш
в труппе трупы все актеры
все убийцы бл.ди воры
умирай
воскреснешь снова
белый свет черна основа
кто на сцене жизни пляшет
ангел смерти тихо скажет
сердца первый утешитель
одинокий желтый зритель

конь стальной
дымится
может застрелиться
иль рука боится
занавес закрыть

ночь черна
безглазы звезды
черный снег
на город
грозный

кто там свищет
кто
поет
сквозь метель прорвется
кость долбит мозги сосет
черный ворон бьется

уравняет всех
чернозубый смех

грешница
пред богом
венчана москвой
с бражником и вором
по дорогам темным
пьяным косогорам
матриц коридорам
изнывать
тоской

но сладок
язык
как зимняя роза
лицо твое грозно
что вечность нам
миг

царскосельская зима
грешнице приснится
кто там что там
тишина
черный снег клубится

на шелкОвый провод
ляжет биоробот
мамочку мою
прохрипит хрю хрю
матрицу люблю
и взовьется хобот

ведьма хохотала
до рассвета алого
ярым молоком
напитала б каждого

что было то было
звенят тополя
ты тоже любила
играла в нельзя

над марусей
жар-цветок
распускается
едет к машеньке дружок
улыбается

наглотался
лунной влаги
на лесной уснул коряге
схоронил меня туман
огневые мнятся знаки
пятилапые собаки
травяной плывет диван
в город
адский амстердам
сивобрадые монахи
голубые пишут раки

синий снег
скользит над градом
тьма мне шепчет
так и надо
поцелует ночь в глазницы
надо мной земля и птицы
золотые пьются розы
чую запахи безносый

холодное белое тело
матросы куда-то несли
петрополя солнце истлело
с невы не зовут корабли

развеселая
старуха
грудь сосать свою дает
мозг медвяным током бьет
на москву летит солоха

зачернили черти бубны
в глиногубые
уста
бабы прыгают с моста
чудь и меря воют трубны

чур
на борзом скакуне
ночь дробится
при луне
с тяжелой улыбкой
желтеет лицо

синюшные пьяные рожи
мне в окнах мерещатся
ждут
в звериные ластятся кожи
красавицы тихо плывут

спаси господь
поют во храме
прохладный пол
расквашен лбами
открывают красный гроб

уххххххххххх

апельсиновое утро
серебрены
струпья
дождит с хрипотцой

роют землю
роботы
зырят в небо
роботы
город строят
роботы
гроб

сосу вино
в манхэттенской глуши

кинопленкой
жизнь
шуршит

уххххххххххх



Яндекс.Метрика