Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 37 (189), 2015 г.



Инесса ИЛЬИНА
Путешествие в Афины

 

УТРО В АФИНАХ

Утро в Афинах по-детски наивно:
На площади Синтагма тихо, пустынно,
Торговцы готовят товары на Плаке,
Лениво потягиваются собаки,
По-летнему, весело и пестро,
Туристы спускаются в метро…

Афинское метро удивляет отсутствием турникетов. Покупаешь билет, компостируешь его у одной из колонн регистрации и проходишь на станцию. Можно взять билет на сутки — и катайся хоть весь день на любом городском транспорте. Ни турникетов, ни тетенек, которые отслеживают, все ли компостируют свой билет и сколько человек по нему проходят. При желании можно ехать и без билета, никто тебя не остановит. Но это уже дело совести. Штрафы за безбилетный проезд, конечно, существуют. И немалые. Но, создается впечатление, что об этом написано только в правилах пользования. Станции метро большие, просторные, с удобными лавками для ожидания поездов. Есть лифты для инвалидов, пассажиров с детьми и тех, кто не хочет идти пешком по переходам и эскалаторам. Но самое необыкновенное в афинском метро — музеи. Бесплатные музеи на станциях! Предметы старины, обнаруженные во время строительства, выставлены в витринах. Это удивляет и завораживает: вдруг оказываешься в Древней Греции. Так, например, на станции «Акрополи» стену украшает копия знаменитого Парфенонского фриза, а на другой стене реконструирован стратегический профиль — вертикальный разрез почвы, нетронутый временем. А на другой станции эта почва находится под стеклянным полом, прямо у вас под ногами.
Гуляя по Афинам, нельзя не заметить особого отношения людей к животным. Создается впечатление, что почти у каждого в сумке собачий корм, не говоря уж о воде. Летом в Афинах жарко, и я много раз видела, как прохожие останавливались возле изнывающих от жары животных, доставали из портфелей бутылки с водой и поили их, наливая воду в неизвестно откуда взявшиеся пластмассовые чаши. Надо сказать, что все свободные (не хочется говорить, бродячие) собаки имеют ошейники, а на ошейниках брелочки, по-моему, означающие, что они под защитой города. Несколько раз наблюдала картину: на подстилке лежит пес. По всему видно — свободный. Неподалеку сидит грек, тоже, видно, без определенных занятий. Он подходит к псу, что-то ему говорит, кладет перед ним пакет с собачьим кормом и уходит на свое место. Через некоторое время, он опять подходит к псу, что-то ему говорит. Пес — ноль внимания. Тогда грек вытаскивает из-под пса подстилку и уходит. Пес еще какое-то время остается лежать, провожая уходящего взглядом, затем лениво встает, потягивается и идет за своим товарищем.
Однажды мне повезло наблюдать интересный сюжет. Ранним утром, в центре Афин, в парке у площади Синтагма, я ожидала экскурсионный автобус. Афины просыпались. Редкие прохожие, не спеша, шли по улицам. Лица их были безмятежны и приветливы. Словно не было кризиса. Неподалеку от меня хозяин торгового лотка готовился к началу рабочего дня. Не спеша, рассыпал он по сосудам попкорн, орешки, семечки. Я заметила пристроившихся рядом двух котов — черного и рыжего. Хозяин лотка тоже их заметил, подошел к ним, стал с ними разговаривать, а коты ему отвечали, громко мяукая. Затем он взял откуда-то мешок с кормом и поставил его перед котами. В это время стайка птиц опустилась на тротуар. Добрый лоточник зачерпнул совком попкорн и насыпал несколько больших порций птицам. Через пару минут на тротуаре не осталось ни попкорна, ни птиц. Пробегавшая мимо большая черная собака остановилась попить воды из ведра, специально поставленного для этой цели.
Очарованная этой картиной, я сидела на лавочке и улыбалась. Добрый лоточник заулыбался мне в ответ и сказал что-то по-гречески. И мне показалось на мгновение, что и для меня у него сейчас найдется пакет с кормом. От этой мысли стало еще веселее на душе. Ах, Греция! Будь благословенна, не теряй доброты и самобытности, невзирая на повороты истории. Колыбель человечества, недаром влечешь к себе странников со всего света прикоснуться к прародине всего сущего. И всколыхнется глубинная память, веками заложенная в каждом из нас. Неслучайно, изучая в детстве историю древних веков, ностальгически замирает сердце, читая твои легенды и мифы.

Подобно младенцу, в запретную дверь заглянувшему,
В надежде прочесть заколдованные письмена,
Застывшие в камне, послания века минувшего,
Богов Олимпийских прославленные имена.

Сакральные Знаки Судьбы не прочесть человечеству.
Опять Прометею мятежному цепи куют.
И голос Пророка не слышен в родимом отечестве —
Чужие менялы фальшивые ноты поют.

«Все проходит» — написано на перстне царя Соломона. И, как бывало не раз, придет Герой и спасет свой народ от очередной напасти. И вечно будет стоять незыблемый Акрополь и хранимый Афиной город.



АФИНСКИЙ АКРОПОЛЬ


Печаль развоплощенных душ
Разлита в отблесках рассвета.
И бремя тайного обета
Витает меж тенистых кущ.

Акрополь птицею парит,
Накрыв крылами вечный город,
И блещет красками гранит,
Неуязвимый в жар и в холод.

На колоннадах прах веков,
А под ногами пыль столетий,
Но нет прекраснее оков
В сплетеньи каменных соцветий.

Пройти по Вечному Пути
Мимо немых Кариотид,
До каменного поворота,
Сквозь Пропилеевы Ворота,

Где ряд классических колонн
Предвосхищает Парфенон —
Дом Вечности без увяданья,
Рук человеческих созданье.

Несокрушим Духовный Храм,
Родник священный у дороги,
Хранят его Герои, Боги
И Люди, равные Богам.



ПОДРАЖАНИЕ ГРЕКАМ

Премудро Сароническое море
Нашептывало вечные скрижали.
И тело, от сознанья отделившись,
В блаженстве задремало на песке.

На колоннадах в Греческой Агоре
Сидели чайки, солнце величали,
И, крыльями сверкая, распушившись,
Напоминали парус вдалеке.

Сознанье, временно освободясь от тела,
В тени Морфея к небу полетело,
Надеясь, за короткий промежуток
Меж сном и явью, Истину открыть.

«О, Гелиос, сплети златую вязь!» —
Душа взывала к солнцу, не боясь,
«Ревнивы боги, не приемлют шуток,
Но я готова землю позабыть…»

Но в тот же час назойливая муха
Жужжала у заснувшего над ухом.
Проснулся спящий, муху проклиная,
И вмиг обратно душу притянул.

Меж тем Светило, путь пройдя дневной,
За Сунион спускалось, на покой,
Храм Посейдона ярко освещая.
И взглядом человек к нему прильнул.

Последний столб на ипподроме дня,
Торжественно молчание храня,
Уж колесница солнце обогнула,
Цветной короной небо озарив.

И, потрясенный и душой, и телом,
Воспел он Жизнь в одном порыве смелом,
Стихами благородного Катулла
Стремление к познанью воплотив.



КАК ХОРОШО!

Как хорошо, рукой глаза прикрыв,
Смотреть на Саронический залив.
Коль ясный день, увидеть можно горы…

Подслушивать чужие разговоры
На языке напевном и чужом
И думать: «Боже мой, как хорошо!»

В стране чужой вдруг отдохнуть душой.
Беззвестный путник принят на постой.
Так прошлогодний лист, порой, по свету носит,

И ни о чем никто его не спросит
На языке напевном и чужом.
Прошепчет ветерок: «Как хорошо…»

Прибрежный аромат вдыхать без меры,
Приветствовать всех встречных: «Калимера!»
И принимать с улыбкою в ответ:

«О, ясос, ясос, и тебе привет!»
На языке напевном и чужом.
Спасибо, Боже мой, как хорошо!



Яндекс.Метрика