Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 53 (205), 2015 г.



Платон Георгиевич Кореневский (1940 — 2003), поэт, переводчик с испанского и немецкого языков, его перу принадлежат несколько удивительно точных и звучных переводов из Райнера Марии Рильке ("Одиночестоо" и "Осенний день"). Когда время, еще не столь удаленное от нас, текло, озадачивало и пугало, какие-то его (времени) искры, осколки и обрывки доходили до нас в виде современной литературы, Платон писал, как всегда,  без оглядки на публикацию. Я люблю его стихи и несу на себе вину за их запоздалый и не всеми замечаемый выход в свет. Здесь представлена выборка его стихов за один – 2000-й год.

Вячеслав КУПРИЯНОВ



ПЛАТОН КОРЕНЕВСКИЙ
СТИХИ 2000 года
 
*   *   *

Мы живем в глубокой древности
для потомков отдаленных,
в мраке злобы, алчбы, ревности
и проектов воспаленных.

О себе мы сами создали
анекдоты и легенды,
по серге всем сестрам роздали
и собрали дивиденды.

Как мы, времени заложники,
предстаем в чреде столетий?
Мы, вандалы и безбожники
в балахоне междометий.

15 августа 2000 г.



ДОЖДЬ МЕЖДОМЕТИЙ

Закрутился дождь похмельный,
полня крыши через край,
крут и лих, как князь удельный,
ах, эх, ух и ай-яй-яй!

От шлепков дрожат все лужи,
завертелся самурай,
натянул канаты туже,
ах, эх, ух и ай-яй-яй!

Просвистит и удалится
удалец разбойных стай,
станет вновь листва лучиться,
о, ля, ля и ай-яй-яй!

15 августа 2000 г.



ВРЕМЕНА ГОДА

Лето пролетит, как пролетарий
с красным флагом в жилистых руках,
пропоет оно отрывки арий,
и от зноя пожелтеет флаг.

Осень ранняя с ее дарами –
с бабьим летом и сухой листвой,
осень поздняя за ней с дождями
и с седеющей внезапно головой.

А зима протянется так долго,
темная, в перчатках и пуху,
на пригорках затоскуют волки,
и метель земле сошьет доху.

А потом опять весна ворвется
со слезами радостей земных,
солнце неизменное вернется,
повторится равномерный стих.

Нет нигде ни Стиксов, ни Харонов,
увяданье, возрожденье вновь,
торжество естественных законов,
грустная и вечная любовь...

17 августа 2000 г.



*   *   *

Природы неожиданные жесты,
весенний сумрак, грозы средь зимы,
ее непредсказуемые тесты
при взрывах солнца и в разгаре тьмы.

Но мне милее вечный распорядок,
спокойное течение светил,
желтение заполненных тетрадок,
паркета нестираемый настил.

10 сентября 2000 г.



*   *   *

Осенний день как примиренье с жизнью,
с ее началом и с ее концом,
спокойствие в триумфе и на тризне,
страдание с улыбчивым лицом.

Осенний день танцующий в балете,
листвы так живописна светотень,
вот первый и последний день на свете,
единственный средь равноправных день.

15 сентября 2000 г.



ЗОВ

В одной из многочисленных пещер
в отрогах недоступных Гималаев,
есть множество неслыханных вещей,
о коих даже мудрецы не знают.

Там подлинные списки,
первооснов восточного завета –
Экклезиаст и Книга Перемен
и Книга Мертвых из Тибета.

Там в Шамбалу разбуженная дверь,
иных миров дрожащие мерцанья.
Пусть это мне приснилось, но поверь, –
Бессилен дух пустого отрицанья.

А мир необычаен и суров
и полон нам неведомого смысла.
Смотри на звезды и услышишь зов.
Иди на зов. Вот радуга зависла…

20 сентября 2000 г.



ОТРАЖЕНИЕ

Луна так светит днем, а ночью солнце,
о, перевернутый проклятый мир,
мираж, где минареты смотрят вниз
и где в подвал направлены оконца.

Безумству храбрых песню посвятили
в любительском ансамбле палачи,
и, пятясь, возвращаются лучи
в оставленный над мелями светильник.

Устойчивость – условие для жизни,
читать мне по-арабски не дано,
пусть вы назад мотаете кино,
но я живу попрежнему в отчизне.

10 октября 2000 г.



*   *   *

Зачем этот год високосный,
зачем он так косно висит?
Несчастья – как дым папиросный,
и смерть словно дождь моросит.

А есть ли года без обрыва,
без темных пугающих ям?
Пожухнет и мор, как крапива,
дав яркости свежим цветам.

26 октября 2000 г.



ТЩЕТА

Вот и жизнь пройдет, как прошли Азорские острова.
В. Маяковский

На ковер меня вызвал главный редактор,
человек осторожный, хотя не совсем злодей,
он ругал меня за геологическую карту
доисторического состояния дальневосточных морей.

Эта никому не нужная в сущности схема
содержала серьезный политический изъян,
только мне было в этот момент не до смеха –
оказалось, что я в издательстве едва ль не главный смутьян.

Умер редактор, но природа доверчивая жива.
Дети ставят в ручейке журчащем запруду,
пробивается через щели в бугристом асфальте трава…
Ах, Евгений Артурович,
Скажите, пожалуйста, оттуда
Как выглядят на том свете Курильские острова?

31 октября 2000 г.



ТРУДЫ И ДНИ

Какие здесь элегии и гимны
под вечно романтической луной,
какие ночные гимны легитимны,
и стиль обозначается какой?

О, первые старанья Гесиода,
особенно про сад и огород!
божественна торжественная ода,
значителен старинный оборот.

Не вовсе тщетны подвиги столетий,
хотя уходит многое в песок,
но жизнь сосредоточена в поэте,
и кабинет ученого высок.

Встаю я утром по-крестьянски рано,
еще ловя ночные тени фей…
Пусть кормят бардов "Кармина бурана",
меня пленили Плиний и Орфей.

10 ноября 2000 г.



ВОСЕМНАДЦАТЫЙ ВЕК

Шарлотта Корде прекратила страданья Марата,
ванна вдруг вороненой наполнилась кровью,
эхо данной эпохи, ее аромата
в данном ракурсе не помогает здоровью.

То ли пышные фижмы и дух просвещенья,
кавалеров галантность, дворцов колоннады,
но прошедшее время не просит прощенья
за причуды свои и свои эскапады.

Вот и мы, уходя, оставляем осколки
наших мук, сумасбродств, достижений,
и хранить будут мирно музейные полки
разрозненные блики любых наваждений.

14 ноября 2000 г.



БЕССИЛИЕ

Несправедливость в мире беспредельна –
противоборство духов и людей,
созвездий бесконечное пряденье,
бессчетная сменяемость идей.

А выход где? Быть может, жить удельно,
построить башню, выставить забор?
Или воскликнуть только – все скудельно!
И нет нигде незыблемых опор.

Но также нет безмолвного терпенья,
и ноет грудь при приближеньи зла...
Бессильный, я пишу стихотворенье,
не разрубая крепкого узла.

25 ноября 2000 г.



 ПРИКОСНОВЕНИЕ

Ты живешь в соседнем переулке,
но с тобой не встречусь на прогулке.

Ты живешь в ближайшем городочке,
но с тобой не встречусь в этой точке.

Если будешь на звезде далекой,
там с тобою встречусь, с одинокой…

27 ноября 2000 г.



БУМАГА

Я пишу на белой бумаге,
на пыльной бумаге, на ветхой бумаге,
я пишу на желтой бумаге, на серой бумаге,
на квелой бумаге слова.

Я пишу на всякой бумаге
о том, что бывало и есть,
вдруг кто-то решится, исполнен отваги,
мою писанину прочесть.

Пишу на сухой, на невзрачной бумаге,
на скучной бумаге пишу,
на свете есть разные песни и саги,
зачем над бумагой дышу?

Пусть в мире есть разные песни и саги,
пусть утро ненастно, болит голова,
и ветер мешает, и треплются флаги,
а я подбираю слова.

4 декабря 2000 г.



В ТУНДРЕ

Песню бесконечную в бесконечной тундре
Чукча весь укутанный поет,
в сумраке полярном, в синей снежной пудре
песня крошит, топит вечный лед.

Слушают Медведицы завыванья чукчи,
у собак стремительных словно тела нет,
и мечту о пище и о доле лучшей
повторяет песня миллионы лет.

4 декабря 2000 г.



В ТАКИХ МЕСТАХ

Там слушают лишь звон "зеленых",
каких народ досель не знал,
приют униженных и оскорбленных,
людей измученных привал.

Там Старовойтову замочат,
легко затравят Собчака,
там даже кошка жить не хочет,
бродя под окнами Чека.

Там Михалков – вот чудо-юдо! –
три раза перепишет гимн,
и бревен там нависла груда
угрозой помыслам благим.

В таких местах и я родился,
мечтал и мерз, и зелье пил,
властям совсем не пригодился
и все утратил, что купил.

9 декабря 2000 г.



БЫЛЬЕ

Это было, было,
поросло быльем...
Оскудела сила,
высох водоем.

Что за жуть такая –
буйное былье
грустных мыслей стая,
старое белье?

Бабочка летает,
самолет летит...
Все в пространстве тает,
и в ушах свистит.

21 декабря 2000 г.



КРЕСЛО

Я хочу сидеть в столетнем кресле,
чтобы слушать, думать, жить,
сочинять простые песни,
тихо с вечностью дружить.

Появилось это кресло
в день, когда рожден отец.
Как же смотрится чудесно
гнутость ручек и колец:

кресло круглое из Вены,
золотой, уютный рай,
прочь, стихии, перемены,
вон, воинственный раздрай.

Посижу опять в старинном кресле,
помечтаю до зари…
Предыстория, воскресни:
А история… умри.

27 декабря 2000 г.



Яндекс.Метрика