Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 51 (203), 2015 г.



Владимир НОВИКОВ
В ПЕРВОЗДАННОЙ СТРАДЕ

 

Виллем Баренц

Это читано где-то.
И представлю порой:
Виллем Баренц, край света
И чертог ледяной.

Тех матросов радение –
Все мечты о весне.
А корабль в отдалении
Навсегда в западне.

Как в попытке отчаянной
Удалось превозмочь
Им, надеждою спаянным,
Ту полярную ночь.

Их плавник выручает:
Дом из бревен растет,
И никто не скучает,
Время взяв в оборот.

И в песцы приодеться
Было очень подстать.
Чтоб хоть как-то согреться,
Грели камни кровать.

От тоски рецидивов
Выручали подчас,
Из Голландии пиво
И бисквитов запас.

А еще – те сияния –
Колдовские из мглы –
Будто духов камлания
Средь цветной кутерьмы...

Холода и медведи
В первозданной стране
И полоской из меди
Вдруг рассвет на скале.

Но погода все дула
Штормовые ветра
И лишь только в июне
Вновь отмашку дала.

И уже без Виллема
Путь назад продолжать:
Где-то там его тело –
Среди многих утрат.

И не раз от отчаянья
На торосы свой скарб
Волокли неприкаянно –
Словно в штурм на эскарп.

А фортуна капризна:
То затишье, то шторм,
Хоть маячит отчизна
За туманом и льдом.

Две скорлупки ореха –
Эти лодки во льдах
Мореплаванья веха
И отметка в веках...

Только ль дело в торговле –
Не поверю никак!
Рокот моря и воля,
Гул вселенский и мрак.



*  *  *

По гарям и вырубкам пламя
С годами таинственней все,
Когда иван-чай, зацветая,
Пожаром объемлет былье.

А ночью созвездья нависнут,
Над жгучей росою в траве,
И прежде запретные мысли
Роятся в твоей голове:

Что лета уже середина
И прошлого не изменить,
Как будто стоишь ты с повинной,
И рвется тончайшая нить...



*  *  *

Пейзаж здесь под стать гобелену,
У сосен последний редут.
Две комнаты в рубленых стенах,
И ходики с шумом идут.

К услугам девайсы в наличье,
Где время беззвучно течет,
А мне вот, часы симпатичней,
Смешной и наивный их ход.

Прислушайся к их тарахтенью –
Каких только штучек там нет!
Детальки шумят от волненья,
Вдруг вспомнив про выслугу лет.

Там звоны и стоны, моленья,
В жестяном ковчеге бедлам.
И разноголосое пенье
Несется по Леты волнам...

Ну что же, и нам «не избегнуть»,
Не зная о том наперед.
Но жизнь дорога и у бездны,
Ах, дольше служил бы завод!



*  *  *

Еще  совсем темным-темно,
И вся трава к рассвету
В холодном инее давно.
И будто жизни нету.

Но вот из рощи долетел
К нам голос несравненный, –
То певчий дрозд опять запел
Ожившею вселенной.

И стало ясно, что восход
Неотвратим как прежде.
И повседневный жизни ход
Он переплел с надеждой.



*  *  *

Снег и щепок желтизна,
Всюду талая вода,
Бревен сруба новизна,
Что не часто в те года.

Окон нет – одни проемы,
В них синее небеса.
И в пределах окоема,
Нас, мальчишек, голоса.

И во что-то мы играем,
Кажется, в войну опять,
И портфели за сараем –
Ах, весна, ну что с нас взять!

Ветерок и рябь на лужах,
Танец бликов на стене...
Мир, которому я нужен,
И который нужен мне.



*  *  *

Молчи, скрывайся и таись,
Как хорошо тебе живется,
Как воздух чист, и желтый лист
По небу осени несется.

Не то с гремучих автотрасс
Пытливый глаз тебя приметит,
И роботом ты станешь враз,
Узлом заделанным в конвейер.

Рабом избытка потребленья
Носится будешь по сабвеям.



*  *  *

Ветра свист и рябь на лужах,
Куст орешника нагой;
День прохладный вновь заужен,
Но сценарий здесь другой.

И нельзя, как дважды в реку,
В ту же осень вновь войти –
Не богам, а человеку,
Чьи сосчитаны пути.



*  *  *

Поэт читал про боль и горе,
О стороне, что нет милей,
Где вешний ветер на просторе.
И о сыновьем долге к ней.

А зал внимал настороженно,
Или восторженно внимал,
И в единении соборном
Язык родной везде витал.

И, поднимаясь, вал оваций,
Что к звездам так легко взмывал,
Надежней всех фортификаций
Отчизну нашу охранял.



Яндекс.Метрика