Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 04 (209), 2016 г.



Иосиф БОБРОВИЦКИЙ
ЧУВСТВО БЛАГОДАРНОСТИ

 
 
Сон-трава

 Прошло полвека с той забытой даты.
 Следы войны по-прежнему видны:
 На месте, где тогда стояли хаты, —
 Поросшие полынью валуны.

 Весна земные пробудила соки:
 Кусты одела клейкая листва,
 Между сухими листьями осоки
 Едва-едва проклюнулась трава,

 В леске берез зеленые подвески,
 Под сенью сосен посредине рва
 Сквозь хвою к свету тянутся пролески —
 Их чаще называют сон-трава.

 Застыли сосны в строгом карауле.
 Вершины их  —  круженье головы.
 Над теми, что навечно здесь уснули,
 Лишь скромные букеты сон-травы.



* * *

Я не пишу стихов за письменным столом.
Движение стиха рождается в движеньи.
Оно стихийно, словно изверженье:
Там правильный овал спрямляется углом.

Порою стих проклюнется с конца
И обернется поворотом темы,
Но не сыскать ни схемы, ни системы,
Чтобы изнанку разглядеть с лица.

Ты проверяешь строчки на излом
В своем движеньи от конца к началу,
В котором так внезапно прозвучало:
Я не пишу стихов за письменным столом.



Домик в деревне

Хорошо иметь домик в деревне
(Пусть лишен он рекламного глянца),
Если ты не настолько древний,
Что способен в земле ковыряться.

Здесь такой аппетитный воздух,
Так прозрачна вода в озерах,
А при ярких осенних звездах
Различим каждый вздох и шорох.

Здесь в деревне подобно Антею
От земли ты черпаешь силы.
Здесь за хвост ты ухватишь идею,
Что подскажут грабли и вилы.

Здесь и песни звучат напевней
И стократ благозвучней лира…
Хорошо иметь домик в деревне,
Если в городе есть квартира.



Что там за поворотом?

С юных лет я  мечтал побродить по стране:
По горам, по пещерам и гротам.
И летал я во сне на крылатом коне.
Что там за поворотом?

Тропка жизни вела через старую гать
По замшелым и топким болотам.
Но всему вопреки не терпелось узнать:
Что там за поворотом?

Вот дорога дает вдруг крутой поворот,
Как в футболе удар по воротам,
Но азарт любопытства толкает вперед —
Что там за поворотом?

Но у всякой дороги бывает конец
И святым, и простым обормотам.
Но в конце я спрошу, словно тот сорванец:
«Что там за поворотом?»



Когда мне в метро уступают место...

Когда мне в метро уступают место,
Меня охватывает двойное чувство:
Чувство благодарности, ведь в метро тесно,
И ноги болят омерзительно гнусно;
И чувство обиды иль даже протеста –
Ужель я настолько выгляжу грустно,
Что люди мне уступают место.



Не осуждай, мой друг, судьбу...

 Не осуждай, мой друг, судьбу за то,
 Что подло оттянула точку встречи.
 Судьба коварна, но она зато
 В себя вмещает тьму противоречий.

 Будь благодарен уж за то судьбе,
 Что помогла той встрече состояться:
 Ведь две прямые сами по себе
 Имеют право не пересекаться.



Февральская лазурь

 Зима не скупится на краски.
 Снега не пустой контраст  —
 Они преисполнены ласки
 И прячут мазки под наст.

 Поэтому краски нежнее
 Ложатся на снежный холст…
 Иду не спеша по лыжне я  —
 Леса распушили хвост.

 Синеют прозрачные тени
 Берез. Бирюза. Снегири.
 Оттенки весенней сирени
 И отсвет вечерней зари.

 Снега даже пахнут сиренью
 В февральский лазоревый день,
 Когда голубой полутенью
 Цветет на сугробах сирень.



Июльский день дышал устало

Июльский день дышал устало.
Сползало солнце за леса.
С реки прохлада наступала  —
Ложилась первая роса.

День угасал… Куда-то плыли
В лучах заката облака.
По-над дорогой запах пыли,
Травы, парного молока.

Над лесом распустился венчик
Вечерней ласковой звезды.
Как трактор, стрекотал кузнечик
У придорожной борозды.



Воздух был настоен...

Воздух был настоен
на сосновой хвое
И насквозь пронизан
запахом озона.
Солнце пропитало
лес сухой с лихвою.
Зной висел на соснах
колокольным звоном.

Жаркое дыханье
пробежит верхами,
И опять все тонет
в бесконечной лени.
Нас дурманил воздух,
словно ладан в храме,
Так что мы невольно
пали на колени.

И тотчас исчезли
запахи и звуки,
Словно опустилась
сладкая завеса.
И искали что-то,
и сплетались руки.
Так тропинку ищут
в дикой чаще леса.

Вдруг сухие губы
охватила влага,
И сердца забились
в бешеном хорее.
Дрожь тела пронзила,
как стальная шпага.
Одного хотелось –
умереть скорее.

Нас свинцом истома
к иглам пригвоздила
И залила ртутью
сомкнутые веки.
Я успел подумать:
«Никакая сила
Нас разнять не сможет
ни за что вовеки».



Бетельгейзе

Сквозь березы смотрит Бетельгейзе.
Азимут чуть-чуть ее левей.
Позади серебряные рельсы.
Впереди сплетение ветвей.

Позади платформа Столбовая,
Весь залитый люксами перрон.
Впереди, куда-то зазывая,
Смотрит изумрудный Орион.

Синими прозрачными лесами
К ручейку Злодейке ляжет путь.
Девушка с зелеными глазами
Там напрасно силится уснуть.

На колени голову склонила
От костра и песен в стороне.
Странная неведомая сила
Приближает взор ее ко мне.

На успех напрасно не надейся —
Верить в неизбежное нельзя.
Сквозь березы смотрит Бетельгейзе,
Как ее зеленые глаза.



Яндекс.Метрика