Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 07 (212), 2016 г.



Григорий ОКЛЕНДСКИЙ
СТИХИ 2015 ГОДА

 

Вот и стали мы на год мудрей...

Вот и стали мы на год мудрей
Вдалеке от родимых корней.
И на новой земле прижились,
И уверенно тянемся ввысь...
Тянем шеи до хруста в спине
И летаем… летаем во сне.
За туманный летим горизонт,
Где нас нет... но ведь кто-то живет!
Налегке возвратимся домой,
Где искрится костер молодой.
Где любимый немеркнущий взгляд
Освещает дорогу назад...
И умывшись скупою слезой,
Обернемся другою судьбой...

И опять эти годы прожить...
Но вот как? У кого бы спросить?!



Белое облако

Зеландия кудрявым белым облаком
Привольно возлежала на волнах.
И дух морской, семью ветрами сдобренный,
Резвился на песчаных берегах.

Здесь вечный спрос, но мало предложений.
Здесь островной прибрежный антураж.
И море оглушает на мгновенье,
Пока себя ты морю не отдашь...
И ты плывешь, дорог не разбирая —
По капельке выдавливая страх.
И прошлое тебя не догоняет,
И будущее видится впотьмах.

И ты плывешь наперекор стихии,
Пересекая времени фарватер...
И миражом, над горизонтом синим,
Спасательный маячит катер...



Накануне...

Небо застыло свинцовой стеной.
Люд повернулся друг к другу спиной.
Воздух, пропитанный страхом,
Взрывоопасен. Подпасок
Что-то мычит про смятенье умов.
Умные тени не верят в богов.
Ищет спасения кормчий,
Порохом пичкая бочки.
И придавила тоска города.
Жизнь-то копейка... Кому дорог’а?!
В души вселилась слепая гроза.
Душная как образа...



Солдатам удачи...

Какая ноша — жить и ждать войны!
Считая дни, как смертник ждет  расстрела.
Быть сдавленным громадой тишины.
Распятым быть — меж долгом, жизнью, верой...
Тебя переоденут, как в кино.
Дадут гранатомет в худые руки.
Чтоб сеять смерть, где по весне зерно
Могло бы землю в ранний час пригубить...
Ты позабудешь имя и родных.
Ты безымянный сын. Солдат удачи.
В кино в тебя палят из холостых,
А на войне вмиг сделают незрячим.
И не прозреть, теряя жизни нить.
И не сыграть повторно дубль киношный.
И тело, не успевшее остыть,
Услышит крик израненного солнца.
Десница указала на тебя.
За чью свободу в бой идешь неправый?
В безумии сгорают сыновья
На жертвеннике подлости и славы.



Овдовевшая весна

Вот закончился день. И закончилась жизнь...
Разорвался сосуд кровеносный.
Что поэта подвинуло крылья сложить?
Божий зов? Божий дар медоносный?!

Вот закончилась жизнь... Как закончился день.
Фонари на мосту догорают...
Овдовевшей весны одинокая тень
Почернела... От края до края.



Гулливеры и лилипуты

Какой беды мы взваливаем груз
На плечи наши хрупкие — веками?
Бросая в пламень дня крапленый туз
Дрожащими от холода руками?!

А в воздухе — не запахи весны,
Пробившейся сквозь ледяную стужу...
Дымится в предвкушении войны
Походной кухни безыскусный ужин.

А ветры дуют, проколов нутро
Последнего душевного приюта.
А надо жить... Иль слиться заодно
С бессмертною когортой лилипутов.

Да, надо жить! Печальный небосвод
Сегодня преклонил свои знамена,
Но завтра, Гулливерами ведомый...
А завтра — будет?! Кто там разберет...



Раздвоение личности

Раздвоение личности — это когда
Ты живешь,  как у б-га за пазухой,
А в далеком краю погибает трава —
Почернела от гари и засухи.
Капли крови людской выпадают росой...
Кровь людская, увы, не водица.
Умирает трава на корню, молодой —
Кровью стылою ей не напиться.

Раздвоение личности — это когда
Разделен ты угрюмой границей.
А по сердцу  слепая прошла борозда
И застыла в стеклянных глазницах.
Так и мы разделились на после и до,
Всё пытаемся склеить осколки...
Хрупкий  мир  раскололся, скатился на дно,
И в цене волкодавы да волки.



Восковые птицы

Наклоняя к теплой земле лицо,
покрываюсь коростой чужого горя.
Он любимым, любящим был отцом,
А сегодня — травинка в безлюдном  поле.

Здесь таких травинок — бескрайний луг.
Шелестят и шепчутся как живые.
Восковые птицы — за кругом круг —
Облетают поле как часовые.

Кто погиб, тому не  прийти живым,
Не сойти на землю в объятья наши...
Над оврагом сладкий курится дым,
Заслоняя грудью живых и павших



Яндекс.Метрика