Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 08 (213), 2016 г.



Людмила КОЛОДЯЖНАЯ
Я СКЛОНЯЮ ЧЕЛО НА РОДНЫЕ ЛАДОНИ

 

ЗОЛОТАЯ СТРОЧКА

Осень. И листву колышет
утром ветерочек.
Ветка в воздухе напишет
золотую строчку.

Эту строчку пропевает,
пролетая, птица,
строчку я перечитаю,
занесу в страницу.

Ветер пусть над ней витает,
шелестит листвою,
и страница зарастает
веткой золотою.

Пусть строка плывет в просторы,
в дали неизвестные,
и к тебе пройдет сквозь шторы
веточкою- вестью.



Падал каждый лист, как слово

Падал каждый лист, как Слово,
золотом расцвеченный.
И береза снова, снова
обнажала плечики.

Купол неба плыл, как в храме,
шли – Москвой, ее окраиной,
пустырями и дворами,
по листве израненной.

Вспоминали строки разные,
о любви – не говорили...
Ты сказал: Сегодня праздник
Рождества Девы Марии.

Колокольный звон, как слово,
звал под своды вечные,
и горел шатер кленовый,
золотом расцвеченный.

Шли Москвой, ее окраиной,
падал лист кленовый,
временем израненный,
как узор, как слово...



КТО ИЩЕТ, ТОТ ОДИНОК...

Ты улетаешь за горизонт
неутоленным взглядом,
словно слышишь далекий зов,
не слыша того, кто рядом.

В глазах твоих облака плывут
белыми парусами,
они как будто меня зовут
в дали – за небесами.

Я различу в той дали исток,
что новой строкой прольется...
Я помню – кто ищет, тот одинок –
так Лермонтовым поется.

И за далекий твой горизонт
я улетаю взглядом,
но я не слышу твой тихий зов,
хотя ты сегодня рядом.

В моих глазах облака плывут,
и сами пишутся строки,
и паруса меня в дали зовут,
туда, где все – одиноки...



НЕПОГОДА ЦАРСТВУЕТ В ТЕТРАДИ

Карандаш отточен слишком остро,
мне не жалко тонкий грифель тратить,
волны строк сегодня с перехлестом,
непогода царствует в тетради...

Царствует в тетради непогода
Предсказать – что будет невозможно.
Ведь искусство – это как природа
«изреченное вдруг станет ложью...»
Так сказал когда-то гений Тютчев,
вековые я учу уроки,
осень, над тетрадью бродят тучи
и бегут по небу волны-строки.

Словно стала парусом страница
и белеет одиноко и мятежно,
горизонта алая граница
все зовет туда, в простор безбрежный.

Непогода царствует в тетради,
Карандаш отточен слишком остро,
И не жалко – грифель мне истратить,
волны строк догнать, поставить точку.



ГДЕ ВРЕМЕНИ ПЕСОК...

По времени-реке
спешит судьбы челнок.
У Ангела в руке
дрожит Звезды цветок,

роняя лепестки,
волны смиряя гладь...
Лучи так далеки,
нельзя по ним гадать...

Иконы блеск в углу,
в Святых глазах ответ –
что побеждает мглу
Небес далеких свет.

Умолкшая струна
оставила печаль,
смиренная волна
оставила причал,

где времени песок
шуршит... И в далеке
дрожит Звезды цветок
у Ангела в руке.



А КОГДА ЗАКАТ СТАЛ РОЗОВ

А когда закат стал розов,
за окошком, у березы
развились седые косы...
И заплакала береза,
до земли склоняя ветви...
Капли, дождевые слезы,
пролетая, вытер ветер...

Я небесными чернилами –
на проснувшейся странице –
тебе Слово начертила,
чтобы ты пропел, как птица –
Слово, пролетая мимо,
как послания основу,
что я снова жду любимого...
А когда рассвет стал розов,
за окошком, у березы
опушились снегом ветви...
Взвились Северные ветры,
зимних дней настала проза.



ДЕКАБРЬ. ЗИМА...

Декабрь. Зима. И снег искрится,
строка мерцает – сказана давно...
Дымится «пунш с душистою корицей»,
пьем воздуха прозрачное вино.

Еловый лес. Белеется опушка,
и каждая снежинка,  как звезда.
Натоплена старинная избушка,
где забывается прошедших лет беда.

И есть простор – для мысли, для полета,
икона строго смотрит  из угла.
Зажжем лампаду – радостна забота,
чтоб свет ее не побеждала мгла.

И кажется, одни мы на Земле, на Шаре,
и в тишине ночной нам не нужны слова,
в небесной высоте далекий луч нашарим,
все ближе этот Свет, Свет Рождества.

И Глас Небес уже звучит, как пенье,
и этот звук – уловит чуткий слух...
Но крылья ангелов не оставляют тени,
и зимних покрывал так легок снежный пух.

Но голос Ангела мы победить не можем,
последнюю строку тебе я подарю –
что яблоня зимой укутана в рогожу –
и рядом, здесь, в саду, и может быть, в Раю.



Я СКЛОНЯЮ ЧЕЛО НА РОДНЫЕ ЛАДОНИ

Я склоняю чело
на родные ладони...
Отчего, отчего –
мы – о нас – мысли гоним?

Они бьются в окно,
как заблудшие птицы,
они стали давно
отраженьем в странице.

Отчего – каждый час
друг без друга мы тратим?
Я читаю о нас
на просторах тетради.

Скоро станет светло,
и строку допишу я,
чуть склоняя чело,
и тебя отыщу я.

Ты  замкнешь прежний круг,
и, закрыв тихо двери,
рук коснешься – и вдруг
тебе снова поверю...



Сегодня звездную строку я из снежинки извлеку

Сегодня звездную строку
я из снежинки извлеку, –
в ладонь случайно прилетевшей.

В тетради побегут лучи,
поют небесные ключи,
как голос, где-то вдруг пропевший.

А юный месяц вновь и вновь
мелькнет, изогнутый как бровь,
что вскинута над звездным оком...

Как за мечтой – вослед плывешь,
и взгляд, который не вернешь,
затерян в небесах далеко.
Но приближается  рассвет
и от ночных спасает бед,
и меркнут звезды во вселенной...

Строка тетрадь пересечет,
вослед – другая – ей плывет,
чтоб стать, как первая, нетленной.

Под утро тает без следа
снежинки нежная звезда,
согретая теплом в ладони,

и мысль, сводящая с ума –
что ждет нас долгая зима,
тетрадь – строкой последней тронет.



Яндекс.Метрика