Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 08 (213), 2016 г.



Олег ФИЛИПЕНКО
СТИХОТВОРЕНИЯ 1989-1991 ГОДОВ

 

* * *

Моя терновая стезя
Чурается пустой забавы, —
Я слишком знаю, что нельзя
Не презирать молвы и славы.

Я чту, что сердце говорит...
И пусть в нем будет мало света,
И пусть оскоминой болит
Язык усталого поэта, —

Я знаю — наступает час —
И за грехи людские где-то
Вдруг раздается Божий Глас
Из уст случайного поэта!

21 января 1990 г.



ОТКРОВЕНИЕ МОЕГО ГАМЛЕТА

Я, Гамлет, пишущий стихи
Чернилами своих страданий,
Вам этих строк-воспоминаний
Дарю тревожные штрихи...
Рожденный на брегах Салгира,
Я счастлив был до той поры,
Пока татарские дворы
Не нарушали в сердце мира.
То детство было. Каждый час
Стремился я отдать забаве,
Мечтал о подвигах, о славе,
Но рано праздник мой угас!
Я стал как будто замечать
Кругом унылую печать
Ничтожных мыслей и желаний,
Тщеславья мелких притязаний
И силы — грубой правоты,
И, не назвав еще словами
Теперь презренные черты,
Смутился страхом и слезами...
Так первым разногласьем с миром
Отягощен был (и не знал,
Что то Божественная Лира
Стыдливый робкий идеал
Уже вселила в мое сердце),
И я захлопнул к людям дверцы
Своей возвышенной души,
И тайно плакал я в тиши
Над бесполезным идеалом!..
Как я терзал себя кинжалом
Сомнений в зыбкой правоте!
И, не найдя ни в ком опоры,
Я изменял своей мечте
И в совести немые взоры
С ожесточением плевал...
Но мир милее мне не стал!
Как рано стал я ненавидеть
Людей презренные труды,
Их разговоры, их суды...
Как оскорбить и как обидеть
Мечтал весь мир ничтожный я,
Но малодушие привычно
Хватало за руку меня,
И лицемерил я публично...
Таков я был. Так в слабом духе
Потребность в книгах родилась,
И вот в величественном звуке
Душа моя отозвалась,
А ум окрепнул осознаньем,
И стал с гордыней я взирать
(Обиды новая печать
За идеалов поруганье),
И стал с гордыней я взирать,
И с злым презреньем хохотать
Над мировою суетою...
Но, слава Богу, что собою
Доволен все же я не стал,
И сердца прежний идеал
Вновь поманил меня рукою!
И вот с ожесточеньем воли
Через сомненья, вялость, лень,
Отчаянье и злую пень
Ищу Божественной Юдоли,
Где Простота и Мудрость — свита;
Где Истиной на мир пролито
Так много скорби и любви...
То мой удел... Внимайте ж вы
Моих страданий звукам верным,
Оставьте быт, что чувства глушит,
И состраданием примерным
Познайте собственные души!

24 сентября 1989 г.



* * *

Когда брожу отшельником угрюмым,
Пеняя на уныние свое,
Кошмарные, навязчивые думы
Над тем, что называют "бытие";
Меня волнуют до изнеможенья.
Все кажется: недавно я готов
Был восклицать призывно:  "О, терпенье!
Там — Идеал"; — и — как среди штормов —
Душой своей среди волнений страсти
Я управлял и счастлив был напасти.
Но шторм утих; я, бедный капитан,
В смущенье зрю, как из сердечных ран
Струится дух нежданных откровений...
И видится, что волею томлений
Я в заблужденье был так много лет...
Ужель все так? и мне открыт секрет
МЕХАНИКИ душевных устремлений,
Где цель бессмысленна, а тайны Божьей нет?

6 ноября 1990 г.



ВЕСНОЙ

Весна минувшая была
Лишь откровением постыдным.
О, как мне стало очевидным
Томленье хаоса и зла,
Когда, в плену изнеможенья,
Я в ужас цепкий приходил
Перед бесцельностью томленья
Всех этих вешних, мутных сил...

31 октября 1990 г.



МОНОЛОГ МОЕГО ДОН ЖУАНА

Вернуть былые заблужденья
Желать смешно, но почему
Противны сердцу моему
Его ж унылые сужденья?!
Бездействие души постыло
Самой душе! И воли сила
Влечет к поступкам с напряженьем:
"Коль счастья нет, то все уж было,
Смирись и обратись к добру;
Презрей желаний устремленья,
К чему обиды униженья
Терпеть высокому уму?..";
Иль что-нибудь в таком же роде...
А сам сужу лишь о погоде,
Шучу, кучу, и сердцу скучно,
И с идеалом неразлучна
Моя душа... И мыслю я,
Что всех томит одно и то же,
Что без любви постичь не может
И гений смысла бытия;
Что испытать и соизмерить
С мечтой — обязанность творца;
Что нет несчастнее лица,
Который отказался верить
В значенье и величье жизни;
Что в злой и мрачной укоризне
Пустынника — глухая зависть
И честолюбие страдальца,
И как, к примеру, не исправить
Проклятьем сломанного пальца,
Так он не может сострадать
Тому, что призван презирать...
Так я спешу уверить душу
Предназначеньем, как на сушу
Поникший парусник спешит,
Былою бурею разбит...
Но дни текут, — я побеждаю
Уныние... И вот опять
Спешу я сердце волновать
И новой страстию пылаю!..

Декабрь 1989 г.



ОТРОЧЕСТВО

Смущая робкий дух сомненья
Мечтаньем в сладостном бреду,
Я роc, витая с упоеньем
В коммунистическом саду.

И избегая мир отступный,
Что не вмещал мой идеал,
Хранил в душе алтарь преступный
И слезной верой окроплял.

Так в упоенье простодушном,
Тая высокие мечты,
Я уживался в мире душном,
Среди духовной пустоты.

27 сентября 1990 г.



КАНИКУЛЫ
 
1

В душе живые впечатленья
От видов родины моей
Угасли скоро... Пару дней
Ходил я в трепетном волненье
По душным улицам, где я
Уж не бывал опять полгода.
Воспоминаньями живя,
Столь подряхлевшая природа
Моей души слегка грустила:
Ей прошлое казалось мило...
Но не люблю грустить о том,
Что минуло: невольна жалость
К себе слабит меня и малость
Досадно на себя потом
И пусто как-то... Да к тому же
Так часто слышишь от людей
Их ропот глупый и досужий
И жалость к участи своей,
Что удержаться от презренья
На сокровенны сожаленья
Свои не в силах я... Но это
Не сердцевинный срез предмета,
О коем высказать хотел
Я мысль свою. — Кто верит в Бога,
Тому судьбы своей дорога
Есть путь к блаженству, и предел
Не существует... Иль, к примеру,
Рассудком презирая веру,
Иные завершают путь,
Влачась до гроба как-нибудь
С тем равнодушием и скукой,
Что верный след того, что мукой
Была им жизнь... А, впрочем, вижу,
Мне этой темы не поднять:
Лишь только истину обижу.

Итак, два дня ходил гулять
Довольно бодро я, но вскоре
Асфальт, машины, детвора,
Безделье, скука и жара
Мне дали знать, что уж пора
Уехать к бабушке, где море
Волнами брег пустынный бьет,
Где позабыв мертвящий год,
Упьюсь живительной свободой
Средь величавой красоты,
Нескованный столичной модой
Жить напряженьем суеты.


И вот на море я... Но прежде
Хочу довериться надежде,
Найти свой глас в созвучье дней,
Давно минувших... Ну! живей
Играй мое воображенье,
Чтоб, оживляя впечатленья,
Парить, как прежде... Здравствуй, море!
Как сладко дышит на просторе
Младая грудь! Как жаждет жить!
Как рвется духом проскользить
По беспредельной зыбкой глади!
Так младость, не познав страстей,
Рукой невинной мнет тетради
Для поэтических затей,
Томится, не находит слова,
А мысль без корня, невесома
Парит высоко... Но, бывало,
Межводное* меня спасало,
Даря живительный приют
От яростных сердечных смут,
Внушая мысль, что сердца страсть
Есть все же низменная часть
От целого; что дух мой вечен;
Что срок земного быстротечен;
Что, не жалея ни о чем,
Легко земли оставить дом...



3

То было прежде... Ныне, ныне
Не то со мной: с душой холодной,
От чувства высшего свободной,
Бродил (как будто был в пустыне)
Уже на третий день я... Скука
Меня заставила искать,
Чем можно время коротать,
И я нашел: стрелять из лука,
Как бессердечный Купидон,
В сердца красоток. Обаянье
Служило луком, было слово
Стрелою и — огонь! — готово
Знакомство: ум чужой пленен,
И завоевано вниманье...

Но это ль то, что нужно мне?..
Нет, нет! Скорей бежать, покинуть
Места, где страсти на коне,
А конь давно успел остынуть,
Коль конь — душа... (Пример хорош:
Он наизнанку бы, казалось,
Суть вывернул, но мне досталось
Такое знанье: правду ложь
Выводит к истине — и это,
Быть может, страшно для поэта.)

И вновь я дома... Слава богу!
Каникулы идут к концу:
Билет на поезд и в дорогу...
По загорелому лицу
Сбегает легкая улыбка,
Светло и просто в голове:
Пусть в прошлом многое — ошибка,
Но все исправится в Москве!

Конец августа 1990 г.
Симферополь

* Название села в Северо-Западной части Крыма.



СОВЕТ

 Если жизнь тебя обманет...
        Александр Пушкин

Когда ты холоден душой
(А это, друг мой, неизбежность)
Спасает от тоски глухой
К воспоминаниям небрежность.

Умей тоскою пренебречь.
И в легкомыслие, беспечность
Умей рассудок так облечь,
Чтоб в настоящем плЫла вечность.

Скажи себе: "Я не хочу
От жизни ни добра, ни худа.
Я Року дани не плачу,
Раз позабыл иду откуда.

Я в настоящем растворен..."
(А настоящее прекрасно —
Раз ты душой не вовлечен
В воспоминания опасны.)

Здесь ощутишь, что снова чист.
Что жизнь загадка, как и прежде, —
Как с иероглифами лист,
Что дан беспечному невежде";

14 февраля 1991 г.



ПЬЕТА

Как говорил один философ:
Мне истина дороже родины.
Один — томится от вопросов,
Другой — по ягодам смородины.

А я томлюсь мечтою прежнею:
Найти себе такого счастия,
Где, может, сердцу безнадежнее,
Но где ко всем живет участие.

Тот, что томится от вопросов,
Ответ коварнейший получит,
И, рефлексируя, философ
Себя сомненьями размучит.

И, цепенея от догадок,
Сбежит на лоно он природы,
И будет сердцу грустно сладок
Вид на поля и огороды.

Затем — как на природе водится —
Он усыпит свои сомнения,
И смысл жизненный откроется
Лишь в непрерывности движения.

И находясь душою в статике,
В той мертвой точке откровения,
Он вдруг постигнет, что в прагматике
Живет такое же томление.

Что это самое томление,
Пусть согласованней, возвышенней,
Живет в поэтах, чьи стремления
Лишь простодушней и услышанней.

Что в жизни этой, может, главное
Не то, что благотворно слуху, —
Не помощь бесконечно дальнему,
А помощь собственному духу.

И вот уже с высокой кафедры,
Пред всею братьей желторотою,
Предаст возвышенной анафеме
Все то, над чем всю жизнь работал он.

И скажет в заключенье слово он:
"Ищите счастья очень личного.
На нем все лучшее основано.
Нет к знанию пути отличного,
А там — кому что уготовано".

А братья с мелкодумной миною
Даст волю грязному сомнению,
И станет шуткою игривою
Все, что считал он откровением.

И оклеветанный, непонятый,
Уйдет без дружбы и участия.
И будет, словно Богом нанятый,
Искать задуманного счастия...

30 января 1991 г.



Яндекс.Метрика