Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 20 (225), 2016 г.



Альберт БАБАЕВ
СЛУЧАЙ НА ОХОТЕ
(Быль)

У меня есть друг Владимир, скажу вам, большой любитель до охоты. Сейчас он проживает с семьей заграницей, а тогда он часто ходил на кабанов в компании местных охотников-любителей и не безрезультатно.
"Пойдем со мной на заседу, – часто предлагал мне он. – Посидим в засаде на кабана. Это так здорово!"
Однако я всегда отказывался от такого предложения, поскольку еще не ведал всей тонкости охоты. Но однажды ему все-таки удалось уговорить меня сходить с ним в лес. К охоте он готовился основательно. На этот раз он тоже не оплошал: набрал продуктов питания, сложил в рюкзак свитера, куртки, резиновые сапоги и пачку соли.
– А это зачем тебе? – удивился я.
– Так для заседы же, – ответил он.
– Объясни мне, наконец, что за заседа и с чем это едят? – не выдержал я.
– О-о-о! – загадочно протянул приятель. – Не спеши. В лесу  все и узнаешь.
– А мне ружье? Не стрелять же нам из одной двустволки одновременно?
У него в лесу на всякий случай было припрятано одноствольное незарегистрированное охотничье ружье, о существовании которого я и не догадывался.
– Вот приедем в лес, будет тебе белка, как говорится, будет и свисток.
Ближе к вечеру мы погрузили вещи и продукты питания в машину и отправились в путь. Благо ехать было не очень-то далеко, и часа через полтора приехали в нужное нам село. Машину оставили у его знакомых, взвалили за спину ружье и рюкзак и подались в лес.
В лесу царила атмосфера удушливая, густая, насыщенная запахами мха и гниющих листьев. Вокруг летал рой назойливой мошкары. Лучи заходящего солнца, пробиваясь сквозь листву, скользили по стволам деревьев и ложились на мшистую землю.
Миновав опушку, мы оказались на грунтовой дороге, которая отлого спускалась вниз по бугру и уходила в поле, сливаясь с горизонтом. Высоко в небе был виден только ленивый полет птиц, да дрожание воздуха, какое бывает в жаркие летние дни.
Едва солнце закатилось за горизонт и землю окутала мгла, как природа вздохнула широкой грудью, поднялась веселая трескотня, какой не бывает днем: порывистое посвистыванье, стрекотание, гиканье – и все это смешивалось в непрерывный, монотонный гул. Под эту однообразную благозвучную последовательность звуков, хорошо было вспоминать и даже грустить.
Уже стемнело. На землю опустился вечерний сумрак. Лес выглядел угрюмо и сумрачно. Кругом было тихо и таинственно. Такая обстановка наводила меня на всякие размышления.
– Скоро прибудем на место, – сказал Владимир, уловив мои не очень-то радужные мысли.
И действительно, минут через двадцать хождения по бурелому и колючим кустарникам мы остановились возле какого-то лесного завала. Владимир достал из рюкзака припасенную нами пачку соли и небольшими порциями стал раскладывать ее под бревна. Затем вытащил пакет с пищевыми отходами и раскидал по площадке.
Я в недоумении смотрел на действия приятеля. Предвидя мой вопрос по этому поводу, он сказал:
– Видишь ли, это место и есть засада. Отходами мы кабанов прикармливаем. А соль любят все звери, особенно лоси. Поэтому охотники всегда носят ее с собой.
Затем он вытащил из тайника одностволку, зарядил ее и передал мне. Оттуда же он извлек и кусок брезента.
Покончив с делами, Владимир подтащил рюкзак к огромной ели и расстелил на земле брезент. Затем надел свитер, куртку и велел сделать то же самое и мне. К тому времени в лесу стояла уже глухая ночь.
Разложив небольшой костер, мы решили подкрепиться перед предстоящей охотой.
Плотно поужинав, а нашему хорошему аппетиту способствовало выпитое спиртное из Володиной фляжки, припрятанной им про запас вместе с ружьем и брезентом, мы слегка расслабились.
– Давай малость отдохнем, посмотрим на звездное небо, послушаем лесную музыку, – предложил мне приятель и завалился на спину со словами: "Сейчас нам все равно ловить нечего. Звери придут часа через два, не раньше".
Сказал и повернулся на бок. Я, разумеется, старался не мешать ему, не лез к нему с вопросами, только лишь последовал его примеру, тоже лег на спину и стал вглядываться в ночное небо.
Яркая луна величаво смотрела на меня золотым оком, посылая на землю свой мягкий и нежный свет. Она то пряталась в облаках, то вновь выглядывала из-за них, будто играла с ними в прятки. А шатер небесный ярко светил надо мной и мигал мне тысячами глаз. Легкий же ветерок шуршал над верхушками деревьев, и ночные обитатели леса дополняли эту гармонию звуков, усыпляюще действуя на меня.
Проснулся я, дрожа от холода. Из-за крон деревьев уже выглядывал не мягкий свет луны, а играли яркие лучи солнца.
Спросонок я не мог понять, где я и что со мной происходит. А когда проснулся окончательно, то смеялся без удержу. От возникшего шума проснулся и Владимир. Тараща глаза, он не мог сообразить, что же происходит вокруг, но потом виновато улыбнулся и сказал:
– Прости, дружище! Какую охоту мы с тобой проспали, а?!
– Это уж точно, – согласился с ним я. И, пытаясь найти ему утешение, добавил: – Зато выспались в лесу, на чистом воздухе. Скажи кому – не поверит.
– Все потому, что мы лишку хватили, – искал себе оправдание Владимир.
Вскоре стали мы собираться в обратную дорогу. Проходя по поселку, я пошутил:
– Может, пару сельских гусей подстрелим? Негоже возвращаться домой с пустыми руками. Не поверят!
– Моя благоверная поверит. А для тебя я гарант.
И мы оба прыснули со смеху…
Собрались мы как-то у него дома за праздничным столом лет эдак десять тому назад. На стене у него, на самом видном месте, висела репродукция картины Василия Перова "Охотники на привале". Глядя на пожилого охотника, изображенного на картине и  рассказывающего небылицы молодому товарищу, я с некоторым безразличием заметил:
– Похоже, мастак он рассказывать байки. Охотники и рыбаки, пожалуй, все такие.
– Ан, нет! – не согласился со мной приятель. – Пожалуй, брехуны, да не все!
Тут супруга Владимира, что-то вспомнив, попросила его:
– А ты расскажи всем о своем забавном случае на охоте…
Сначала Владимир долго упирался, не желая говорить об этом, но потом, под давлением присутствующих, согласился.
– Может, кто-нибудь и примет мое повествование за байку, однако это чистая правда, – начал приятель свой рассказ. – Дело было в Сибири лет пять тому назад. Я только женился и вместе с семьей жил в небольшом сибирском поселке. А места у нас – непроходимая тайга. Тогда я был молод и большой, скажу вам, любитель поохотиться. Я часто, в свободное от работы и домашних забот время, ходил на охоту на кабанов, зайцев, куропаток, бывало, и на лисиц.
Тут рассказчик замолчал, призадумался. Видимо, воспоминание прошлых лет давалось ему с трудом, а, возможно, и вовсе не желал вспоминать об этом, но, глядя на нас, заинтригованных его рассказом, улыбнулся, сделал глоток вина и продолжил:
– В тот день жена приготовила мне завтрак из жареных грибов и мясных консервов. Позавтракав, я закинул ружье за спину, прикрепил флягу с водой и патронташ к поясу и отправился в лес. Сначала я шел по знакомым мне местам в приподнятом настроении. Шел, углубляясь все дальше в лес. Погода была пасмурная, ветреная. Ветер приводил в движение листву на кронах деревьев и кустарниках, от чего в лесу было шумно. Продолжая пребывать в прекрасном расположении духа, я вдруг почувствовал тошноту, потом ее сменила боль в животе, и меня неудержимо потянуло, прошу извинить за подробности, к отправлению естественной надобности. Расстройство желудка – тут ничего не попишешь. Я быстро скинул с себя снаряжение, затем штаны и со скоростью звука забегал в поиске места, чтобы оправиться. Залез на какое-то бревно – тут уже не до жиру – и… Мне показалось, что из меня вытекло все вместе с моими внутренностями. Наконец наступило облегчение, и я попытался размять, затекшие было ноги. Я уже готов был подняться с корточек, как что-то больно вцепилось в меня. От неожиданности и боли я чуть было не свалился с бревна. Продолжая сидеть в том же положении, я увидел между ног что-то темное, лохматое, что окончательно ввергло меня в шок. Похожее на лохматую доисторическую гусеницу, оно терлось о мое тело, впивалось в него когтями и тем самым причиняю мне нестерпимую боль. Я инстинктивно обернулся и посмотрел назад. То, что довелось мне увидеть, окончательно сбило меня  с толку. Совсем маленький медвежонок куражился надо мной. Играя моими гениталиями, он то хватал их когтями, то впивался в них зубами, урча при этом от удовольствия.
   – Ах, негодник! – завопил я, корчась от боли. – Сейчас получишь у меня!
Я тут же решил соскочить с бревна и задать трепку этому инквизитору, но вовремя спохватился. Метрах в десяти от себя я увидел огромную медведицу. Она стояла, прислонившись к сосне, и терлась спиной о дерево. По всему ее виду было видно, что она настроена миролюбиво. Медведица зорко следила за шалостями своего чада, стараясь не мешать ему. А тот шаловливо прыгал за моей спиной, как мяч, кувыркался и каждый раз хватался за мои висюльки, что доставляло ему несказанную радость, а мне невыносимые муки.
Мои мучения длились минут десять-пятнадцать и казались мне целой вечностью. Даже в застенках гестапо фашистской Германии не применяли таких изощренных пыток. Мои ноги окончательно затекли. Вместе с ними онемело и все тело. От испытываемого дискомфорта кружилась голова. Я искал спасительный выход из создавшегося положения и готов был рвануть с места. Но куда там!.. Со спущенными штанами далеко не убежишь. Да и сама мамаша-медведица сочла бы мой поступок совершенно некорректным по отношению к ее малышу, лишив его редкой, на ее взгляд, забавы – игры с моими причиндалами. Мне оставалось только лишь уповать на помощь Всевышнего.
– О, Боже! Помоги мне избавиться от этого лохматого монстра и его мамаши! – просил я у Господа.
– Ну и как? Услышал тебя Господь? – с некоторой иронией поинтересовались мы.
– Услышал и помог, – был ответ.
Владимир замолчал, задумался. Похоже, искал нужных слов для корректного изложения своих мыслей, и продолжил:
От постоянного страха живот мой снова взбунтовался и вместе с медвежонком продолжил меня мучить. К тому времени газообразование в нем приняло угрожающий характер. И когда медвежонок в очередной раз дернул меня за гениталии, я, против  воли, выдал ему громоподобное газовое выделение со специфическим запахом, далеким от аромата французских духов "Фиджи" или "Шалимаре".
На какое-то время наступила полная тишина. Я набрался смелости и оглянулся назад. К великой радости за моей спиной никого уже не оказалось – ни медвежонка и ни его мамаши. Я пригляделся к местности и увидел, как в лесной заросли скрылись два крупа: медведицы и ее озорного сынка.
Владимир вновь умолк, добродушно глянул на нас и в заключение сказал:
– Каково, а? Возможно, мой рассказ покажется вам байкой, однако случай этот имел место в моей жизни. И, на мой взгляд, по своей уникальности, он имеет право на существование в самой Книге рекордов Гиннеса. Ведь не с каждым такое случается?!
Не согласиться с Владимиром было трудно. И все мы дружно рассмеялись.

Геленджик,
сентябрь 2014 г.



Яндекс.Метрика