Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 25 (230), 2016 г.



Элла Крылова
"Качели Хроноса"

СПб.: "Геликон-Плюс", 2016

Сто тридцать стихотворений, написанных с середины декабря 2015 до середины февраля 2016, вошли в книгу Эллы Крыловой "Качели Хроноса". Более двух стихотворений в день — много или мало? У каждого — свой ответ на этот вопрос, и едва ли можно (да и нужно ли?) приводить все ответы к общему знаменателю. Поэзия не нуждается в статистике, а статистика бесконечно далека от поэзии. Гораздо важнее ситуация, время, в которое написаны эти стихи. А время это — смутное, хотя никакой смуты в России нет и едва ли таковая предвидится. Климатически — середина зимы, экономически — мрак неизвестности, политически (будем откровенны), — холодная война с так называемым Западом. Музы никогда не молчали, будь то в ГУЛАГЕ или в нацистских концлагерях, во время кровопролитнейших войн или господства инквизиции, на зыбких и пьянящих волнах революций или, напротив, в стабильном и нормальном состоянии общества (ежели кому-то из поэтов повезло в нем каким-то чудом оказаться!). Поэта могут не издавать, но не писать он не может. Но вот весьма интересно, о чем пишут поэты. Есть мнение, которое которое давным-давно сформулировал Н. А. Некрасов: "Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан". Эта формула получала полную поддержку в СССР. Еще бы! Но почему-то существенно бОльшая часть поэтов никогда не спешила создавать стихи "по мандату долга" (В. В. Маяковский). А писали не о сиюминутном, злободневном и  политически выверенном, а о любви, о природе, о том, что на суховатом языке философов называется радостью бытия. Жизнь показала, что правыми оказались именно они, хотя во времена, скажем, Маяковского, воодушевления и наивной веры в счастливое будущее было гораздо больше, нежели сейчас. И тогдашний народ, в отличие от нынешнего, уважал знания и в массе своей стремился получить образование, несмотря на множество преград, стоявших на этом пути. Сейчас ситуация совсем другая. Открываешь страницу Интернета и видишь: главное — обсуждение хаотически прыгающих цен на нефть, будто все в один миг и в едином порыве стали нефтяными королями!  Дальше — больше: политика, военные конфликты, грядущая пенсионная реформа, предстоящие разнообразные выборы... Было бы странно, если б поэты активно откликались на подобные темы.
И, тем не менее, стихи пишут. И отнюдь не о ценах на  нефть или курсе доллара. Интернет неопровержимо свидетельствует: стихопоток неиссякаем! И мне приятно констатировать, что книга Эллы Крыловой затрагивает именно нежнейшие струны человеческой души, такие как любовь, скорбь, восхищение природой. И это все несмотря на то, что поэтесса видит:

Любовь не в почете. Златому тельцу
здесь все поклоняются рьяно.
Мир отдан на откуп бойцу и купцу.
Рискованна жизнь, окаянна...

(В последней строке заметна ненавязчивая отсылка к "Окаянным дням" И. Бунина.)
Книга, несомненно, отражает сложное душевное состояние автора. Оно связано с личным горем. Элла Крылова до сих пор не может прийти в себя от сильного потрясения, перенесенного в 2014-2015 годах: ушли из жизни ее мама – писатель и художник Екатерина Крылова, — брат Джеральд (в 38 лет!) и любимая кошка Александра. Иной читатель может удивиться последней фразе. Но удивится, скорее всего, тот, у кого либо никогда не было домашних животных, либо отношение к кошке или собаке  было как к вещи. В этом нет ничего удивительного. Ведь в традициях непросвещенной этики отношение к животным примитивно: они — твари, лишенные души. А ведь бездушными бывают и люди... Будда же всех живых существ считал наделенными сознанием и ратовал за их спасение.
Много стихотворений посвящены Александре, любимой кошке поэтессы. Стихи  — домашним животным? Что ж, это не ново! Достаточно вспомнить Есенина "Дай, Джим, на счастье лапу мне..." или "Песнь о собаке". Да только ли эти стихи?! Есенин признавался, что любит собак больше, нежели людей. Ему "вторил" (за несколько десятков лет до рождения С. Есенина) Г. Гейне: "Чем больше я познаю людей, тем больше начинаю любить собак". Наверное, тема любви к животным так же стара, как тема любви к людям. Но в поэзии особенно важно не то, о чем написаны стихи, а то, как они написаны:

Весь мир вмещался в маленьком котенке –
Вселенная с зеленым взглядом звезд.
Котенок умер. И в душе — потемки.
И нету сил подняться в полный рост.
Сутулюсь над постылою страницей,
выходит так тоскливо, что хоть плачь.
А где-то в небесах резвятся птицы,
а где-то лошади несутся вскачь...

Какой разительный контраст между настроением лирической героини и реальной, многоликой жизнью заложен во втором катрене! А вот — коротенький стишок "Фото. Александре":

Ваше прекрасное, нежное личико –
передо мной.
Ваше высочество, ваше мурлычество –
передо мной.
Брежу и грежу я, страстно мечтаю я
лишь о тебе.
Как без тебя, моя дочка святая,
пусто в судьбе!

Находясь в состоянии глубокой скорби, поэтесса, как это часто бывает у большинства людей, обращается к Богу. Бог для Эллы, особенно с учетом ее нынешнего душевного состояния, — надежда и вера в обретение покоя, в грядущем блаженстве для нее и тех, кто находится (или до недавнего времени находился) рядом с нею:

Христос, мы помним о тебе!
Ты — маяком в слепой судьбе
страданий и потерь.
Свеча, как лилия, нежна.
И вечность очень нам нужна,
ты — в эту вечность дверь.

Христос, ты обещал спасенье!
Я о спасении молю,
спасении и воскресенье
в твоем заоблачном раю.

Среди стихов, тематически не связанных с личным горем, встречаются и произведения критического содержания. Здесь читателя также ожидают интересные находки.

Например, в стихотворении "За декорацией", которое показывает Санкт-Петербург "с черного входа", на читателя обрушивается поток беспощадной критики. Здесь и "галерея нищих на Невском проспекте", и "бездомная девочка лет двенадцати в пальто не по росту", и "побирушки-уроды у храма Николы Морского", и "котенок, лежащий на тротуаре в луже мочи и крови". Все это завершается выводом, обращенным к городу: "Лжива твоя красота!"  Тут я позволю себе не согласиться с автором: почему же лжива? Ни Растрелли, ни Росси, ни Воронихин, не лгали нам, благодарным потомкам. Созданная их талантами красота — истинная, а лгут нам — эти, нынешние...
В стихотворении "Побирушка", где речь идет о нищей старушке, возникает вопрос: "...а стоит ли тянуть такую жизнь?"  Прямого ответа на вопрос нет, но он подразумевается. Его дал еще Н. А. Некрасов в "Железной дороге": "А кабы к утру помереть, так лучше было бы еще".
Давно известно, что радости часто забываются, а печали надолго остаются в памяти. На этом основании существует мнение, что именно печали являются тем "горючим материалом", который поддерживает вдохновение. Трудно судить об универсальности этого суждения, но к Элле Крыловой оно не относится: уходит печаль, а на ее место приходят стихи, исполненные верой в жизнь. Как, например, эти:

Жечь свечи и писать стихи
о чем-нибудь, о пустяках,
и созерцать дерев верхи,
и забывать, что все — лишь прах.
Отождествившися с душой,
на легких крыльях рифм парить,
в земной ночи, такой большой,
по-русски с небом говорить...

Так что Элла Крылова очень точно озаглавила свою новую книгу. Ее нынешнюю жизнь, действительно, можно представить как качели Хроноса:

То вверх, то вниз, то вверх, то вниз.
То жизнь, то смерть, то снова жизнь.
Январь, июль, опять январь.
И то, что нынче, то, что встарь,
в одну сливаются бутыль.
На море шторм, на море штиль.
Высокий штиль, блатной жаргон.
И кровь Христа подаст гарсон
вам в обрамленье баккара.
"Увы!" — "Ура!" — "Увы!" — "Ура!"
И Хронос греческий глядит,
как будто бутовский бандит.

Конечно, хорошо бы подольше задержаться в высшей точке и побыстрее проскочить нижнюю. По законам физики так и происходит, но состояние души, увы, не подчиняется физическим законам. Тем не менее, ряд стихов свидетельствует: поэтесса осознает себя как часть окружающего мира, — такого, каков он есть:

Я не одна. Со мной моя планета
рубашке-нимбе голубого света,
и под ногами — твердая земля.
Я не одна. Со мной огромный космос
и в нем рожденный вечносущий Логос,
об этом забывать никак нельзя.
Я не одна.

И хочется пожелать Элле Крыловой, чтобы это ощущение единства с миром было надежным подспорьем в преодолении всех горестных событий, которые, хотим мы того, или нет, посещают нас в земной жизни.

Михаил РЕЗНИЦКИЙ



Яндекс.Метрика