Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 26 (231), 2016 г.



Александр БАЛТИН



Александр Балтин родился в 1967 году в Москве. Впервые опубликовался как поэт в 1996 году в журнале "Литературное обозрение", как прозаик — в 2007 году в журнале "Florida" (США).
Член Союза писателей Москвы, автор 84 книг (включая Собрание сочинений в 5‑ти томах) и свыше 2000 публикаций в более чем 100 изданиях России, Украины, Беларуси, Казахстана, Молдовы, Италии, Польши, Болгарии, Словакии, Чехии, Германии, Израиля, Эстонии, Ирана, Канады, США.
Дважды лауреат международного поэтического конкурса "Пушкинская лира" (США). Лауреат золотой медали творческого клуба "EvilArt". Отмечен наградою Санкт-Петербургского общества Мартина Лютера. Награжден юбилейной медалью портала "Парнас". Номинант премии "Паруса мечты" (Хорватия). Государственный стипендиат Союза писателей Москвы. Почетный сотрудник Финансовой Академии при Правительстве РФ. Стихи переведены на итальянский и польский языки.
В 2013 году вышла книга "Вокруг Александра Балтина", посвященная творчеству писателя.



СТИХИ КИБИРОВА КАК ПОНИЖЕНИЕ ПЛАНКИ

Не то плохо, что Кибиров известен (какая сейчас слава у поэта? Даже у сверх-мастера тусовки и та условна) — ужасно то, что снижена планка поэтического восприятия, и человек, сочиняющий всякие — "…в ожидании конца опца-дрипца-лап-ца-ца…" — выдвинут в — ни много ни мало — выразители своего времени.
А ведь в советское время в каждой стенгазете сидел такой Кибиров, и поискуснее сочиняли, и идеалы некоторые имели — лучше иметь хоть какие, чем ржать над самим понятием.
Тащущий всевозможные мелочи в свои вирши, набивающий их второстепенным хламом, мелкими, кое-как зарифмованными историйками из собственной жизни он превращает поэзию в болтовню в курилке — какой она быть не должна и не может.
Впрочем, сегодня у нас может быть все.
Может шустрый парнишка, облазивший в свое время все подпольные кружки, ловко делать имя на выкриках: "Меня не печатали в Союзе! Дайте мне сейчас высказаться!"
А ведь правильно, что не печатали.
Человеку, несущему словесную муру, и не стоит давать высказываться.
И плодятся, множатся кибировские вирши — то о сортирах (аж терцинами писаные), то о стирке пеленок…
Нет, в поэзии нет, конечно, запретных тем — почти нет — вопрос: как это сделано.
А сделано чрезвычайно неряшливо, с комическим самолюбованием — так, человек, стоя перед зеркалом и расчесывая усы, не видит, что рубашка у него выбилась и брючный ремень расстегнут.
Поэзия занимает ничтожно малое место в сознании соотечественников — отчасти и сама виновата, отчасти те ярые пропагандисты всевозможной кибировщины.Но делегировав персонажа, подобного Кибирову, в чуть ли не классика современной поэзии, мы получим количество читателей оной, не далеко удалившееся от нуля.



Яндекс.Метрика