Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 27 (232), 2016 г.



ЖИТЬ ИЛИ ОПРАВДЫВАТЬСЯ?

Родовые их города словно набивали на одну колодку: Краснотурьинск и Красновишерск. Это сейчас красный – красивый, баской. А когда-то обозначал исключительно верховенство красной идеи. Верховенство, быть может, и не высосанное из пальца, но затопившее все луговые поймы и со временем превратившееся в болото, которое всеми своими берегами, как могли, скрашивали реки, входящие во вторую часть географических названий, – Турья и Вишера. Прежде же Краснотурьинск именовался Турьинскими рудниками, а один из микрорайонов Красновишерска до сих пор кличут Лагерем.
Это уральские севера, где и явились миру два будущих поэта-дикоросса. Один – потомок ссыльных поволжских немцев Александр Рудт. Другой – сын репрессированного, а после реабилитированного крымского партизана Великой Отечественной Юрий Асланьян.
Что такое послевоенные малые города Урала? Я сам вырос в таком же. Помню, едва научившись читать, брал в руки телефонную книгу и подобно Христофору Колумбу, жадному до неизведанных континентов, открывал экзотические земли внесенных туда фамилий: Веселок, Волкодав, Вайсбаум, Шпигель…
"Чугреи" – так звали их в нашенских пределах. Те пределы – смешение кровей и кликух. Посему отпрыски репрессированных и депортированных могли мирно сосуществовать с блатарями в третьем колене. Пусть не в обнимку, но и не брезгуя, ибо всех объединяло короткое зияющее словцо: "зона".
Так лирическому герою стихов Рудта совсем "не западло" сидеть за одним столом с рецидивистом Витей-Скарей или гонять дворовый мяч с Борькой, у коего "кресты на плечах", и, в конце концов, даже не удивиться обретенной житейской формуле: "…что толку нет ни в чести, ни в добре.."
Так Саша Ха, чей стихотворный портрет нарисован Асланьяном ("Из какого ты Средневековья, мы не поняли, как ни старались"), имеющий боевую медаль одноногий "атаман из камского круга", по версии следствия, потом задушит кого-то телефонным шнуром, а кого-то – "зарежет шашкой, как бандитским пером". Можно ли такого – в стихи?
За ответом обратитесь к автору "Униженных и оскорбленных" и "Преступления и наказания". Тем более, что сам Асланьян награжден не медалью, а орденом Достоевского. Вообще, этот мотив, тяготивший русских классиков от Фёдора Михайловича до Варлама Тихоновича, приняло на себя и потянуло на гору, как Сизифов камень, послевоенное поколение малых городов русской провинции, в особенности традиционно ссыльно-каторжных мест – Урала и Сибири: "Часто кажется, что не жили мы, / а оправдывались в суде" (Асланьян), "это времечко такое, это. Господи, не мы.." (Рудт). И далее – в концовке стихотворения про умершего бомжика, когда не хватает членораздельного, а посему остается разве что единственное – все объясняющие междометия:  "гм..   чу..   ша…"
Обратили внимание?.. У Рудта – своеобразная пунктуация. Не только многоточие, а часто встречающееся двуточие, словно двоеточие, упавшее навзничь. Кроме того, вопросительный знак может отстоять от финала строчки на один пробел. А после – еще две точки..
В свое время московский поэт Алексей Прийма, вероятно, предчувствуя грядущее мимикрическое нашествие – писание стихов без знаков препинания, предлагал ввести (и сам умело пользовался собственным нововведением) вопросительную и восклицательную запятую. В этом смысле краснотурьинец Рудт всем личным стихотворным опытом доказывает, что пунктуация в русском языке не атавизм, а своего рода буровые установки еще не задействованных глубин. И "препинательные" недоговоренности иногда более красноречивы, нежели иные нагромождения умелых словесных конструкций да еще лишенные внятных интонационных знаков. К тому же пунктуация Рудта не требует специального прочтения. На мой взгляд, она сама по себе – способ передачи эмоции в поисках "мистической доминанты мира" (заветное словосочетание Асланьяна).
Точно так же и Асланьян – в узенькой и кажущейся косноязычной строфике "Как меня звали" или в стихотворении, посвященном конвойной роте им. Сергея Довлатова, – неуследимым и, на первый взгляд, хаотичным способом рифмовки достигает эмоционального воздействия на читателя. А если еще читатель осведомлен, что речь о буднях во внутренних войсках, в коих пришлось служить автору, воздействие может быть максимальным:

Армен, лови патрон…
Кармен, в посудомойку!

Так уж вышло, что двум русским поэтам – Асланьяну и Рудту – наш социум время от времени, как выкатываемые из подземелий бочки с перебродившим вином, предъявлял "хранимые вечно" напоминания о генетическом происхождении обоих. В строфах о матери Рудт спрашивает: "национальность – тоже грех?" И вслед: "когда бы русской родилась, судьба иначе б обошлась?.." Асланьян тоже переполнен мучительными вопросами: "Что ищу я? Разрушенный дом / партизанской семьи армянина. / Что мне Крым? Что деревня Пролом? / То ли родина, то ли чужбина". Однако показательна реакция того и другого поэта: "Россия… горько мне с тобою… а без тебя – невмоготу…" Это – вздох Рудта, побывавшего на своей исторической родине, однако сделавшего, быть может, роковой выбор: "и от предложенного места / в ковчеге, сплюнув, откажусь…"
Не возвратился в Крым со своих уральских северов и Асланьян, хотя такая редкостная возможность, как вы понимаете, представилась. При этом он, хоть и остался угловато-брутальным, но ни в коем случае не озлобившимся: "Если мечтаю о празднике в преданной гадом стране, / это не значит, что мне не хватило на свете любви".
Не сговариваясь, оба побывали "в боксе смертников, как в гробу". Асланьян – с тяжелой формой менингита, Рудт – когда упал, сломав позвоночник, с трехметровой высоты на бетонный пол среди грузоподъемных механизмов Тюментрансгаза. Впрочем, не были бы они дикороссами, если бы не тянула их за собой та самая "мистическая доминанта мира", соседствующая с поэзией преодоления, ставшей своего рода грузоподъемным механизмом и для того, и для другого:

 — Дай-ка дудочку, пацан..
 научусь играть..

Вот они и учатся. Учатся жить заново, а не оправдываться. Может, научат и кого-то из нас?..

Юрий БЕЛИКОВ



Яндекс.Метрика