Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 34 (239), 2016 г.



Нина КРАСНОВА
ПОЭТ ВОЗНЕСЕНСКИЙ В ЕДИНСТВЕННОМ ЭКЗЕМПЛЯРЕ
(Заметки о поэзии Андрея Вознесенского на примере книги "Casino “Россия”" и т. д.)

Играет в поэме и сам герой поэмы. Втянулся в игру, когда разыскивал по разным казино свою подругу.
Он проигрывает (в прямом и переносном смысле) "дядюшкин рояль", проигрывает "Лунную сонату"… Берет кредит… Отыгрывает "дядюшкин рояль". Пытается отыграть "Лунную сонату" — опять проигрывает "дядюшкин рояль". (Глаголы проиграть и отыграть здесь несут в себе двойную смысловую нагрузку и подтекст: музицировать, играть, проигрывать, отыгрывать на пианино сонату и проигрывать все это, лишаться всего этого в азарте игры в казино.)
"И н в а л и д  Н и к о л а й  п р о и г р а л  к о л я с к у" — самое дорогое, что у него было, без чего он не может обойтись в жизни. Как пьяница спускает с себя и пропивает последнюю рубаху, так этот инвалид проиграл свою коляску. До чего его довела страсть к игре, до чего его довел азарт игры. Мне во фразе "Инвалид Николай проиграл коляску" — эхом — слышится фраза: а император Николай проиграл (и продал за долги) Аляску. Андрей Вознесенский, наверное, произнес ее про себя, а я услышала ее. (А Хрущёв подарил Крым Украине.) А мы все проиграли Россию? — какие-то куски России, что-то самое ценное в ней. Или еще нет? Или мы еще отыграемся?

Русские-люди непредсказуемые.
Они поэты и киллера.
Непроницаема, как Казуки,
непредсказуемая игра.

"Русь, куда несешься ты?! — дай ответ!" — восклицает Андрей Вознесенский.
(По примеру Гоголя, вслед за Гоголем.) И сам же дает ответ: "Мы летим по кругу — исхода нет". Мы летим по кругу истории и по кругу "игрального стола", как при Гоголе, Пушкине, Достоевском и как "при Екатерине"":

Ах, столы игральные
при Екатерине…

Чернышевский когда-то задал России и россиянам вечный вопрос: "Что делать?" Что делать? Андрей Вознесенский дает ответ и на этот вечный вопрос:

Россия, ставь на Пушкина!
Россия — казино!

3.XI.1997



Стиль поэмы "Казино “Россия”"

Поэма "Казино “Россия”" написана в игровом андреевознесенковском стиле (как и все его книги). Она вся состоит из 36 частей, из вступления, из прошлого России и из эпилога, как из кубиков разного размера, разной величины. Она построена из кубиков, как высотный дом (наш Дом — Россия) и как небоскреб. И дом этот смотрится не как большой серый монолит, а как затейливое, очень необычное по своей архитектуре здание в стиле нового модерна конца XX века. Причем — в виде большого кругомёта, в виде башни-ротонды, где конец связан с началом. Конец возвращает нас к началу.
"Казино “Россия”" — поэма, сложная по своей архитектуре, по своей архитектонике, с комбинацией стихов и прозы и с сочетанием видеомов и кругомётов, которые выполняют роль движущихся световых реклам, вывесок, бегущих строк, объявлений на фасаде дома и отдельно каждого этажа. Этот дом интересно разглядывать, им приятно любоваться, его хочется изучать… Андрей Вознесенский — поэт-архитектор, поэт-зодчий, Мастер, который знает тайны архитектуры и архитектоники стиха, поэмы, книги, принцип "золотого сечения" и "парящих точек".
Пролог и эпилог поэмы — это как воротики в поэму и из поэмы, над ними цифра 0 или буква О. Она — как фонарь над дверьми, или как бублик с дыркой, или как круглые ручки двери, или как звонок, или как свет в конце туннеля, или как глаз циклопа, или как Око Господа Бога, или круг ада, или как игральный стол (вид сверху), или как игральная фишка, или как знак-символ, как междометие "О!", которым выражается и удивление "О!", и восхищение "О!", и горестное восклицание "О!"
В начале поэмы — иллюстрация к поэме — видеом с кругомётом, похожий на Чертово колесо.
Памятник Пушкину — на переднем плане. А сзади слова "казино" и "Россия", причем буква О сияет сзади головы Пушкина, как нимб (чудо — эта находка поэта-художника!). А все это заключено в кругомёт, похожий и на рулетку, и на Чертово колесо, на колесо обозрения, с которого очень много чего можно обозреть. И оно все светится, как реклама, играет разными словами, сочетаниями слов и открывающимися, содержащимися в них смыслами, подтекстами. Этот видеом — как своеобразный видеоклип, где мелькает жизнь современной России: Пушкин, кино, иномарка, казино, иноРоссия (неологизм по аналогии с иномаркой), Россия сия я, яп (японский городовой, вой, ой, сиди, иди в жопу (обрывки родной русской речи, великого русского языка на площади столицы) и т. д. На колу мочало — начинай все сначала.
А в конце — видеом-кругомёт со словами-анаграммами: ВЕСНА, НАВЕС, СЕВАН, ВЕСНА. Этот кругомёт похож на славянское лубочное солнышко! СПАСЕНА! Героиня поэмы спасена — от депрессии, от главного проигрыша, от окончательного падения, от самоубийства… и Россия-самоубийца — спасена! Оптимистический конец. Надежда на светлое будущее России (но не на коммунизм).
Поэма насыщена (набита) изумительными образами, символами, мыслями, юмором, блеском острот, игрой ума, игрой чувств… глубоким содержанием, поэзией…
Я не делаю подробного анализа этой поэмы (как и всей книги), потому что лучше читать ее саму, чем читать о ней. Причем ее хорошо читать и всю подряд, страницу за страницей, главу за главой, и с любой страницы, не соблюдая очередности страниц. Перепрыгивая с места на место и по нескольку раз возвращаясь к одним и тем же страницам и к одним и тем же строчкам и местам, меняя их своими местами и составляя из них свои комбинации, тогда еще больше смысла открываешь в этой поэме. И еще больше красоты в ней видишь. Она вся — как видеоклип… Как и другие поэмы и книги Вознесенского, которые тоже похожи на видеоклипы, литературные клипы.

4.XI.1997



Иллюстрации

Иллюстрациями к поэме Андрея Вознесенского "Casino “Россия”" служат видеомы Андрея Вознесенского из его же стихов, с кругомётами, в виде раскрученной рулетки, в виде мишени, в виде венка, в виде нимба, в виде каски, в виде бутылки rose, в виде камуфляжа-смокинга, в виде лизаной жопы, в виде сапога, в виде утюга, в виде сердца, в виде шахматного коня и хода конем в виде креста, в виде рояля, в виде сталкивающихся галактик, в виде рукава, в виде розы, в виде радуги, в виде плотного мрака, в виде озера, в виде всяких схем, в виде солнца или ожерелья с подвесками…
Я обожаю видеомы Андрея Вознесенского! Обожаю его кругомёты! Обожаю его "рисунки" из стихов, рисунки-метафоры, фигурные стихи. В них есть что-то от детских рисунков, от детского взгляда на мир… Что-то от стилей примитив и наив, но примитива и наива высшей организации! Сложный стиль со стилем примитив… Как у Матисса или Шагала…
Джон Рассел говорил, что видеомы Андрея Возне-сенского — это визуальная поэзия, новый вид искусства. Но не только Джон Рассел говорил это.
А вообще, поэзия Андрея Вознесенского — это синтез разных видов поэзии, разных видов искусства.

4.XI.1997



Шахматы с матом

Кто-то играет в рулетку, кто-то в карты, а кто-то в шахматы. В прозопоэме Андрея Вознесенского "Темная фигура" герои играют в шахматы. Загорелая девушка — "темная фигура" — играет со своим опытным игроком, "гроссмейстером" игры ума Андреем Вознесенским. Он обучает ее черно-белой игре, как черно-белой магии. И не где-нибудь, а в Шахматове, в названии которого есть шахматы, шах и мат.

Мы с тобою играли в Шахматове,
где давно никакой усадьбы.

Шахматная доска — модель мира и каждой отдельно взятой страны, с королевами, офицерами, слонами и пешками, с белыми и темными фигурами… Там выигрывают и проигрывают то одни, то другие:
1). ХАМЫ НАЧИНАЮТ И ВЫИГРЫВАЮТ.
2). СУМАСШЕДШИЕ НАЧИНАЮТ И ВЫИГРЫВАЮТ.
3). БОГОМАТЕРЬ НАЧИНАЕТ И ВЫИГРЫВАЕТ.
4). АХМАТОВА, ПРОИГРЫВАЯ, ВЫИГРЫВАЕТ (фамилию которой поэт видит в слове Шахматово и в шахматах).
5). ЧЕРЕПАХА (с шахматной спиной) выигрывает бег истории.
6). "Русский мат — X — угрожает Европе".
В этой прозопоэме, как и во всех творениях Андрея Вознесенского, много игры ума и просто самого ума как такового, и много юмора, и абсурда, и  алогизмов, и художественных открытий, и розыгрышей, и образов, и метафор, и символов… много веселых наблюдений и выводов.
Пешка может выиграть, а Королева — проиграть. Например, во время революции. "Что такое вилка?!" — Вилка — это Королева на штыке революции. Королеву на эшафот! Каждая (кухарка) может управлять государством". Шахматная доска — модель поведения разных фигур в разных условиях и обстоятельствах.


"Россия — родина шахмат", — утверждает поэт. Абсурд? Опять абсурд? Даже любой неэрудит знает, родина шахмат — не Россия, а какая-то другая страна, если не Китай. А Андрей Вознесенский утверждает, что Россия. Почему? Оказывается, вот почему. А потому, что Россия — родина лаптей. Абсурд? Но только на взгляд непоэта. Россия — родина лаптей. А лапти — обужка в клеточку — это портативные клетчатые доски для игры. Надел их на ноги. Пошел, поиграл, постоял подумал, опять пошел. Бортики лаптей защищают ноги от ветра.
Поэт — во всем поэт! Андрей Вознесенский во всем Андрей Вознесенский! Даже в своем взгляде на лапти и в своем отношении к ним. Большой оригинал!

Правда, клетки у лаптей одноцветные, — говорит Андрей Вознесенский (тут с ним никто спорить не будет, ни один эрудит). А белые или черные они от времени. Но это лишь усложняет игру ума. Магнитные лапти (как магнитные шахматы) притягивают нас к земле.
Опти-лапти!
Что такое лапти? Каждый знает, что это допотопная русская крестьянская обувка. Оказывается — нет. Не так просты наши лапти! — говорит Андрей Вознесенский.
Балетки балерин и балеронов когда-то назывались — "la petit" (а "la petite" звучит на русское ухо, как "лапти", это я объясняю тем, кто не знает французского языка) — танец маленьких лаптей. Постановка Ролана Пти. Опти-лапти. (О, petite, la petite!) В берестяных лаптях, как в люльке, вызревает ум.
Не лапотные (мы), а шахматные. Мат — триумф нашей национальной школы.
Своим рассуждением о лаптях Андрей Вознесенский поставил шах и мат всем русским "патриотам", которым почему-то кажется, что он любит Россию и лапти меньше, чем они. И дал им в этом сто очков вперед. Потому что они только кричат об этом, а он — нет, он просто работает на благо России, и все, ему некогда кричать о том, что он любит Россию и лапти.

ТЫ ВСЕГДА НАЧИНАЕШЬ И ВЫИГРЫВАЕШЬ.
Особенно когда проигрываешь.

Не знаю, научил ли он свою партнершу играть в шахматы? Судя по всему – не совсем. Но зато чему-то другому научил, более важному.

Он много чему может научить. И вообще у него есть, чему поучиться, — и в шахматах, и в поэзии, т. д. и т. п., и не только партнерше по игре, но и всем, в том числе и читателям, и "дорогим литсобратьям". Недаром же он —   "академик всех академий" — и Американской, и Французской, и Английской, только что — почему-то — не нашей Русской. Да ясно, почему. Потому что нет пророка в своем Отечестве. Как сказал когда-то Андрей Вознесенский:

Есть пороки в моем Отечестве,
зато и пророки есть.

Но он сам — тот пророк, про которых говорят: нет пророка в своем Отечестве! Что не мешает ему быть им.
Его соперники (выдвигающие сами себя на соискание звания первых поэтов России) считают, что он проигрывает им во всем. Потому что он не такой, как они, потому что он не умеет и не хочет играть с ними в их игры и по их правилам, и всегда "ломает им игру", если пользоваться его же терминологией. Но в каждом проигрыше есть выигрыш. А "проигрыш" Андрея Вознесенского — это и есть его выигрыш! Он, проигрывая им всем в том, что он не такой, как они,  в ы и г р ы в а е т!  А он и не хочет быть такими, как они и как все. И у него по существу нет соперников в поэзии ("были ли у меня соперники?"). Потому что таких поэтов, как его противники, легион, а он такой — один на всю страну и на весь мир, он вне конкуренции.

Соперник, утри сопельник.

Став игровым автоматом, "на свой выигрыш от проигрыша машина хочет Клавдию Шиффер".

7.XI.1997



Печать автора

Когда я училась в Литературном институте, в семинаре Евгения  Ароновича Долматовского, Долматовский говорил нам, своим "семинаристам" (я запомнила главные его заповеди, и вот одна из них):
— На стихах каждого поэта должна стоять его печать индивидуальности, печать автора, такая яркая авторская печать. Чтобы читатель мог узнать стихи поэта, даже если на них нет его фамилии. Такая печать, чтобы читатель мог узнать стихи поэта, даже если книжка его стихов окажется без обложки и без титульного листа.
Именно такая печать стоит на стихах и вообще на всех "вещах" Андрея Вознесенского! Их не спутаешь ни с чьими другими!
Певец и композитор Анатолий Шамардин, солист оркестра Леонида Утёсова 70-х годов, рассказывал мне случай из своей жизни, связанный с Андреем Вознесенским и с его авторской печатью.
Много лет назад, поздно вечером, летом, Анатолий шел (не шел, а ехал на своей машине) по Переделкину, в гости к своему другу поэту Виктору Бокову, на "огонек". И вдруг увидел в придорожной канаве что-то белое, выделяющееся на фоне темноты, излучающее тот тайный свет (поэзии, конечно), который и привлек внимание артиста. А мало ли чего валяется в канавах, мало ли каких предметов белого цвета! Драная белая тряпка, выброшенная школьная тетрадка или какая-нибудь мятая белая газета… Не будешь же обращать внимание на все, что валяется у тебя на пути, да еще и подбирать все это. …Анатолий почему-то решил посмотреть, что валяется в канаве, и увидел, что это белый бумажный сверток, и подобрал его. Это оказалась верстка книги стихов… Без обложки, без титула… Анатолий полистал ее и (хотя и не был большим знатоком поэзии Вознесенского) понял, что это книга Вознесенского. Понял по авторской печати, которая стояла на каждой странице книги, на каждом листе, на каждой строке, на каждом слове поэта. Незримая авторская, а значит — и Божья печать. Верстка действительно принадлежала Андрею Вознесенскому. Как она попала в канаву? Может быть, поэт выгружал вещи из такси и положил ее на капот, а потом в спешке забыл ее там, машина тронулась, сдвинулась с места, а верстка соскользнула с капота в канаву?
Естественно, Анатолий Шамардин разыскал Андрея Вознесенского и вернул ему потерю.
Много ли у нас таких поэтов — с такой яркой авторской печатью, не вызывающей никаких сомнений… Раз-два — и обчелся.

8.XI.1997



Печать времени    

Тот же Евгений Долматовский говорил, что на стихах каждого поэта должна стоять печать времени, печать времени автора. Чтобы читатель по стихам (даже и без всякой даты под ними) видел, когда, в какую эпоху они написаны…
Такая печать стоит на всех стихах Андрея Вознесенского. По ним видно, что они написаны не в XIX веке и не в  XVIII и не в каком-то другом, а в XX-м.

На последнем вечере Андрея Вознесенского в зале Чайковского (22 октября 1997 года) Святослав Бэлза (ставший одним из персонажей поэмы "Казино “Россия”", вписанный золотыми светящимися буквами почерком Андрея Вознесенского в строку: "Снимаю банк. Бледнеет Бэлза. Играю против казино…") сказал:
— Андрей Вознесенский — самый яркий выразитель нашего времени.
И это действительно так.
Андрей Вознесенский — самый яркий выразитель нашего времени, самый современный поэт — в течение вот уже почти сорока лет. И в 60-е годы он был таким самым современным, и сейчас.
Хотя противники, оппоненты Андрея Вознесенского и говорят, что время шестидесятников прошло, и время Андрея Вознесенского прошло. И что не он, а они — самые яркие выразители своего времени, а не он. И все-таки — он, а не они.
Никто из его ярых противников и оппонентов при всем своем желании не смог занять его место, не смог переплюнуть его в этом. Как и во всем другом.
Никто ярче и лучше и своеобразнее и поэтичнее его не выразил наш "век чернушный", "век Сталина и Алена" (Гинзберга — американского поэта), наш "порнокопытный век".
На всех его стихах стоит печать автора и печать своего времени. Она в лексике, в языке его стихов, который вбирает в себя новые словечки и обороты, которых раньше не было, которые родились в наше время, вместе с самими понятиями, зафиксированными в языке: "попса", "пепси", "телекс", "шоумен", "люди роликов", "люди зоны", "коррупция", "мерседесы", "мерс", "жигуль", "телка" (молодая девушка), "компьютер", "мышь" (компьютерная), "мани-мани" (деньги), "шопинг" (торговля), "казино", "блин" (синоним "бл...", эффемизм этого ненормативного слова) и т. д., или там — "гашиш", "анаша", "мексиканский мухомор"… Кстати сказать, Андрей Вонесенский, наверное, самый первый из всех наших известных поэтов употребил в своих стихах "наркотики" — например, героин в стихах о Мерилин Монро. Вот из каких новых слов складываются у него стихи:

Коррупция, блин, депрессия.
Муж зашит. Ничего на ужин.

В этих стихах видна одна из картинок нашего времени. Типичная для нашего времени.

Андрей Вознесенский — орган поэзии, чутко улавливающий изменения в современном языке, в слове, чутче самой чуткой мембраны, и фиксирующий, передающий в своих стихах эти изменения, которые говорят и об изменениях в самой жизни России.

8.XI.1997



Контрасты, смещение понятий

По изменениям нашего языка видны и изменения нашей жизни. С новыми словами к нам приходят и новые понятия, новые черты времени. Сервис… секс… аперитив, rose… Рушди, Ален…

1. Даже в самой состыковке разных слов, разных и чуждых друг другу понятий видны приметы нашего времени. Например, в магнитных рифмах Вознесенского, где между собой перекликаются, например, слова "шопинг" (торговля) и "Шопенгауэр" (высокая философия, высокий дух и низменные меркантильные интересы, рыночные отношения).

2. Или в этом кругомёте: АЗ ИНОК — КАЗИНОКАЗАНОКАЗИНО… КАЗИНО…
Инок (внутри человека-наглеца), играющий в казино. Ультрасовременное слово "казино" и архаичное "аз инок", тоже ставшее ультрасовременным в наше время, когда открываются и новые церкви, и казино… Противоречия, контрасты нашего времени.
Этот кругомёт похож на движущуюся световую рекламу на "крыше дома моего", на бегущую строку.

3. И в самих рифмах Вознесенского видна печать нашего времени:
отряхивается—трахается, престиж—простишь, Минина—на минимум, шарма—шрама…
Таких рифм не мог употребить ни Пушкин, ни Маяковский, ни Блок… Потому что не было многих слов, которые участвуют в этих рифмах. Было слово "шарман", но "шарма" не было.

4. Каждая деталь в стихотворении Андрея Вознесенского имеет марку своего времени, как фирменный знак, как нашлепку на джинсах, свою фирменную наклейку, свой лейбл: маде ин Россия, маде ин XX век:

На урке зайцевский армяк…

Не заячий армяк, не из шкурок зайца (как в "Капитанской дочке" — шуба с плеча Пугачёва), а зайцевский армяк… армяк, сшитый модельером Зайцевым, по методе Зайцева, армяк от Зайцева. Замена традиционного "заячьего" армяка на "зайцевский", то есть традиционное определение на нетрадиционное, вызывает шутейный эффект, но и не только шутейный.

5. Как и вот такой алогизм:

Со свечой заказывает киллер
службу по Димитрию.

Тут в связи с Димитрием сразу вспоминается царь Борис… в связи с новым "царем" Борисом, затем нового времени.  Деталь со свечой обретает объем и емкость, и многоплановость, и многомерность, и глубину, и потрясающую силу воздействия на читателя. Перспектива в глубину русской истории и из глубины истории в современность…
6. Вот еще один образ, скоморошный, саркастичный:

Соревнуются шуты примерять колпак Кремля…

Тут сразу видна атмосфера предвыборной кампании и Древней, и Старой Руси, и новой, кампания выборов в президенты. Рядом с образом нового времени возникает образ прежних старых времен. Между ними проходит историческая параллель.

7. Есенин — пара-Лель…
Так о Есенине мог сказать только человек конца XX века, а не начала. И только Андрей Вознесенский! Этот образ, состоящий из двух слов, через дефис можно раскручивать во все стороны. Из него, как из маленького квадратного ящичка Дэвида Копперфилда, можно достать один за другим длинную, бесконечную цепь образов, ассоциаций, один удивительнее другого… и конца им нет…

8.XI.1997



Реклама как художественный прием

Использует Андрей Вознесенский в своих стихах и видеомах и такие художественные приемы, какими пользуется наше телевидение. Например, прием рекламы. Прием иронический, шутейный, как пародия на рекламу:

"Камел" вреден по Минздраву — перейдем на анашу.

Или:

Принимаем росные ванны!
Никакого ОРЗ (остро-респираторных
                                               заболеваний).

Или в видеоме с Моной Лизой, которой поэт заменил ее усмешку со сжатыми губами (улыбку "портняжки с иголкой в зубах") на широкую, белозубую улыбку дивы Голливуда:

Ешь, Мона Лиза,
дирол с ксилитом,
и улыбаться сможешь ОТКРЫТО!

Или:

Хоть дуринда Барбара Стрейзанд,
но она — блендамет прогресса!

Или:

Используйте мужа вместо вибраторов,
но полюбите — хотя бы минутку –
без стимуляторов, без стимуляторов…

Точно так же мелькают у него в стихах и плакаты-лозунги. Они тоже выполняют не свою прямую, а ироническую роль:

Голосуйте за 100-процентный призрак!

(За призрак коммунизма, который бродит по Европе и по России, и за призрак капитализма, и за какой-то новый призрак. — Н. К.)

Создается Министерство обнародованных тайн.
Раскроем тайны Космоса…
А ты собрал Компромат?

Точно так же использует он и объявления (приметы времени):

Фабрикуем подлинники. Цена договорная.

8.XI.1997



Видеоклип как художественный прием

В своих стихах Андрей Вознесенский использует новые для нашей поэзии художественные приемы, в том числе и видеоклипы.

Вместо литлипы –
видеоклипы.

У него в стихах мелькают иностранные фотомодели Клаудия Шиффер и Наоми Кэмпбелл, и политикесса Хакамада — "интеллигентесса", и эпатажные западные поэты — Ален Гинзберг и Рушди, и музыкальные иностранные веяния — рэп и рейв, и группа "Коррозия металла", и обрывки советских песен "Широка страна моя родная", и тут же телефонограмма от Ширака, и тут же песня в исполнеии Маши Распутиной "Необъятная моя Россия", и обрывок оперной арии "…будешь ты царицей мира", и "новые русские", бизнесмены, и "старые русские", которые взорвали РСФСР, и "вечные русские" (зрители Зала Чайковского), тут и "братоубийственный Кавказ", и Чечня со своей "горячечной речью", и инвалид войны, "обрубок 22-х лет на самокате… словно карточный валет"… и картины жизни России с катаклизмами, с политиками и политиканами, с "азартными делами", и обрывки молитв, и обрывки газетных штампов, и строчки стихов Есенина, переиначенные на новый лад, — "Дорогая моя, хорошая…", и строчки стихов Пушкина, вплетенные в сознание и в мышление человека нашего времени вместе с рэпами и рейвами:

Паришь дистанционно Ты,
как недоступное виденье,
как гений чистой красоты…

(Эти обрывки песен и стихов разных поэтов, вмонтированные поэтом в свою поэзию, называются центонами: центонная поэзия — это тоже знамение нашего времени.)
Тут же у Вознесенского и куски афиш, и разные сюрреалистичные видения — женщина в платье с "Триумфальной белой аркой"-декольте и с глазами натурщиц Пикассо:

Ты мне встретишься у кассы
нестандартно хороша,
на лице, как у Пикассо,
не вмещаются глаза…

Прием видеоклипов как нельзя лучше передает напряженный стрессовый ритм нашей жизни, ее какофоничность и нестабильность, и обрывочность наших знаний, и разорванность сознания человека с его "нарушенной душой", дисгармоничность его внутреннего мира, где все свалено в кучу малу, и хорошее, и плохое.

(Продолжение в след. номере)



Яндекс.Метрика