Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 44 (249), 2016 г.



БУНИНСКИЙ GENIUS LOCI

Размышления о путешествии по бунинским местам Юго-Запада России в рамках эко-просветительского фестиваля «Бунинские Озёрки 2016»

Идея восприятия материальной среды через творческую личность не нова. Ярким образцом такового является, например, чудесная книга П. Вайля «Гений места». Следуя за писателем, хочется углубиться в подобные размышления относительно любого нового путешествия… И я очень легко поддаюсь такому соблазну, принимая в качестве эпиграфа к своему путевому очерку слова П. Вайля: «Связь человека с местом его обитания — загадочна, но очевидна». Загадочность, таинственность и вся последующая метафизика моих путевых впечатлений по бунинским местам юго-запада России выражается в том, что вполне конкретные места и пространства перестают быть только географическим объектом, только точкой на карте, а обретают новый смысл благодаря обретенным знаниям о жизни и творчестве писателя.
Вполне понятно и логично, что писатель черпает вдохновение в родных местах, и его творческая индивидуальность формируется под влиянием родного окружения. Но ведь и творческое пространство, созданное писателем, каким-то образом начинает влиять на это изначальное материальное пространство, вернее, на наше восприятие этого материального пространства. Слово писателя, будучи прочитанным, из двумерного пространства книжного листа перемещается в многомерное пространство нашего сознания и затем — в трехмерное материальное пространство путешествия по местам пребывания писателя. Причем удаленность во времени момента этого пребывания на остроту восприятия пространства никакого влияния не оказывает. Нам даже начинает казаться, что писатель присутствует где-то рядом, путешествует как бы параллельно с нами.
Необъятные просторы Юго-запада России богаты бунинскими местами. Одно из таких мест — хутор Бутырки. Правда, сейчас на месте хутора абсолютно ничего нет, только травяные заросли по полям и оврагам, редкие деревца да кустарники, вдалеке, по краю поля и вдоль кромки горизонта — лес.

Лес, точно терем расписной,
Лиловый, золотой, багряный,
Веселой, пестрою стеной
Стоит над светлою поляной.
(из стихотворения «Листопад»,
И. А. Бунин, 1900)

Едва различимы неровности рельефа поверхности земли, на которой во времена детства Бунина и дом стоял, и хозяйственные постройки в окружении сада. Известно, что семья Буниных жила в Бутырках в 1874 — 1883 годах. Иван Алексеевич в «Автобиографической заметке» так вспоминал это время: «Страсть к клубу, к вину и картам заставила отца через три с половиной года возвратиться в Елецкий уезд, где он поселился на своем хуторе Бутырки. Тут, в глубочайшей полевой тишине, летом среди хлебов, подступавших к самым нашим порогам, а зимой среди сугробов, и прошло все мое детство…»
2 октября 2016 г. мы стоим на месте бунинских Бутырок в окружении шелестящего на легком ветру осеннего разнотравья. Что же нас привело в это место? Мотивация у каждого участника путешествия своя. Представитель Бунинского общества России Илья Рыльщиков осматривает место археологических раскопок, призванных подтвердить местоположение и планировку Бутырок, которое он скурпулезно устанавливает посредством топографических и краеведческих исследований. Илья показывает место расположения фундамента дома, ледника, сарая и рассказывает: «Четыре года назад, на месте Бутырок нами были найдены гренадка времен Крымской войны и киотное распятье. Эти находки были переданы в музей Бунина в г. Ефремове, где и находятся в настоящее время. Кроме того мы делали небольшой шурф шириной и длиной около метра и глубиной полметра. При проведении этой работы было обнаружено множество различных осколков керамической посуды, фрагмент рюмки, осколки стекла разной толщины, осколки кирпича, кованый гвоздь, фрагменты кровельного железа и клык животного».
На краю оврага замечаем небольшую, но очень глубокую лощину с обрывистыми скатами. Уж не тот ли это Провал, описанный Буниным в «Жизни Арсеньева»? «…А затем, постоянно смелея, мы узнали скотный двор, конюшню, каретный сарай, гумно, Провал, Выселки…». «А Провал был дальше, за ригой, за гумном, за обвалившимся овином, за просяным полем. Это была небольшая, но очень глубокая лощина, с обрывистыми скатами и знаменитым “провалом” на дне, который зарастал высочайшим бурьяном». «Только одно событие омрачило эту счастливую пору, событие страшное и огромное. Однажды вечером влетели во двор усадьбы пастушата, гнавшие с поля рабочих лошадей, и крикнули, что Сенька на всем скаку сорвался вместе с лошадью в Провал, на дно Провала, в те страшные заросли, где, как говорили, было нечто вроде илистой воронки», ― писал И. А. Бунин, а В. Н. Муромцева-Бунина («Жизнь Бунина») делится такими воспоминаниями: «В детстве он впервые ощутил смерть: деревенский мальчишка из пастушат сорвался вместе с лошадью в Провал, находившийся в поле за усадьбой, нечто вроде воронки с илистым дном, покрытой бурьяном и зарослями».
Среди наших путешественников есть представители Московского Дома ученых РАН. Елена Хабарова как ученый-эколог уделяет внимание не только природным факторам, но и внимательно рассматривает информационно-культурное влияние на экологические характеристики окружающего пространства. Ваша покорная слуга и Людмила Плиско, совмещая научную и литературную деятельность, глубоко погружены в изучение творчества И. А. Бунина и активно участвуют в работе ЛИТО Дома ученых и эколого-просветительского фестиваля. К нашей путешествующей группе также присоединилась актриса Елецкого театра «Бенефис» Людмила Луник, занятая в спектакле по произведению И. А. Бунина «Жизнь Арсеньева». Идут репетиции спектакля, скоро премьера, Людмила играет роль матери, и пребывание в местах бунинского детства очень важно для нее, так как это помогает войти в образ.
Впятером стоим мы в этом чистом поле, среди увядающего и уже подсыхающего разнотравья, вокруг нет никаких артефактов бунинского времени, лишь заросли травы, овраги, поля с перелесками до горизонта, легкое дыхание ветра да далекие птичьи голоса доносятся до нашего слуха, слегка тянет сыростью от оврага, недалеко — распаханное поле, с которого уже убрали урожай, да чернеющая грунтовая дорога со следами комбайна и нашей легковушки. Ничего примечательного вокруг нет, но каждого из нас охватывает невероятное волнение, вспоминаются строки Бунина и его жены Веры Муромцевой, связанные с описанием этих мест, хочется их озвучить и, цитируя по памяти, ходим мы по этой высокой траве и почти ощущаем тепло некогда стоявшего здесь дома, чувства его обитателей. Мы воспринимаем это пространство не просто кусочком земли, на котором ничего нет, кроме травы, а каждому ощутимо и ясно, что это — пространство И. А. Бунина, частичка его души — здесь. И наши души теперь здесь не чужие. Чувство связи и единения бунинского поэтического пространства и наших мыслей, ощущений — явственное и загадочное.
А на обратном пути в Москву, когда замелькали за окном осенние палисадники придорожных деревень, всплывают в памяти чудесные бунинские строки (И. А. Бунин «Осыпаются астры в садах»):

Осыпаются астры в садах,
Стройный клен под окошком желтеет,
И холодный туман на полях
Целый день неподвижно белеет.

Ближний лес затихает, и в нем
Показалися всюду просветы,
И красив он в уборе своем,
Золотистой листвою одетый.

Но под этой сквозною листвой
В этих чащах не слышно ни звука...
Осень веет тоской,
Осень веет разлукой!

Поброди же в последние дни
По аллее, давно молчаливой,
И с любовью и с грустью взгляни
На знакомые нивы.

В тишине деревенских ночей
И в молчанье осенней полночи
Вспомни песни, что пел соловей,
Вспомни летние ночи

И подумай, что годы идут,
Что с весной, как минует ненастье,
Нам они не вернут
Обманувшего счастья...

Бунинские места юго-запада России теперь стали частью нашей жизни, они — и в сердце, и в душе, а слово писателя стало ближе и понятней.

Елена ТКАЧЕВСКАЯ,
член СП XXI века, к. х. н., доцент
Фото автора



Яндекс.Метрика