Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 45 (250), 2016 г.



Дмитрий ТРУШКИН
БОЛЬШЕ КОНКРЕТИКИ

 



Дмитрий Трушкин — поэт, студент Литинститута (семинар поэзии С. С. Арутюнова), лидер постпанк-группы "Кремация Бонифация" (автор текстов, вокал).



*  *  *

Выспался, как пес в дырявой будке
После череды грибных дождей.
В каплях на стекле считаю сутки.
Грей меня, немое солнце, грей!

Захожу в пристанище без стука.
Кажется порой, что я — стакан:
Дно — дистиллированная скука,
Сверху — виски, вписки и айран.

Для тебя наполовину полон,
Для себя наполовину пуст.
Мой детектор муз парализован.
Муторный пикет уставших уст.

Мусорный пакет опять порвался.
Только я не мусорный пакет,
Мы лишь в том похожи, что убраться
Нам пора в туннель, где виден свет.

Так что не сочти за глупый повод,
Ухожу эффектно, но без спеси.
Голова прошла в мусоропровод,
Значит, остальное тоже влезет.




КОКОН

Стойкий запах духов.
Словно свора клопов
Обвивает твою
Шею.

За окном гаражи
Заржавели во ржи,
Цвет пожара меня
Греет.

За окном зреет фарс,
За окном стынет фарш,
Человеческих лиц
Россыпь.

И с погодой никак.
И смола натощак.
На твой запах летят
Осы.

Ты сказала: нельзя
Уходить мне в себя,
Так написано в жур-
нале,

Что мужчина вести
Десять из десяти
Должен так, как там ска-
зали.

Хорошо, не уйду,
Свой надежный редут
Променяю на вид
окон.

Хорошо, не уйду,
Мне по нраву в аду.
Все равно не сгорит
Кокон.




КЛЕВЫЕ СЕРДЦА

У нас с тобою клевые сердца.
Однажды их сожрет мусоровоз.
Наверно, будет ранняя весна
И половодье от пролитых слез.

И будут губы девушек грустны
В помаде цвета тысячи гвоздик.
Живут, сопротивляются, а мы
Себя переписали в чистовик.

Любили не решать и не спешить,
Забыв про неминуемый финал.
Но вдруг — пора точить карандаши
И аккуратно складывать в пенал.
Весна звенит бездонной пустотой,
В которой звездам больше не мерцать.
Шепни мне на прощание: зато
У нас с тобою клевые сердца.



ЦВЕТНОЙ БУЛЬВАР

Мы не жалкие букашки и не пыль из-под копыт,
Но плывут многоэтажки серой нитью через быт.
Мир в единственной расцветке нам наносит контрудар.
Говорят, на серой ветке где-то есть цветной бульвар.
Жизнь порой напоминает эскалатор, полотно —
Мы стоим на месте, зная, что спускаемся на дно.
Надо б все переиначить, надо встать бы на дыбы,
Но на дне, мой глупый мальчик, нет понятия борьбы.
Пересадок, перестроек, перемен не ждет никто.
Ощетинившись тоскою, я опять нырну в метро,
Потому что по секрету добрый бог во сне сказал,
Что на каждой серой ветке должен быть
                                                           цветной бульвар.

Мы не белые вороны и не вшивые коты,
Снится нам, как из бетона пробиваются цветы,
Как толпе тысяченогой стало вдруг не по себе,
Как щемящая тревога прекратит за мной побег.
Но пока палитра лета под ботинками гниет,
В проводах рябое небо увенчало натюрморт,
Пропуская неотложки, застывает магистраль,
А в глазах немых прохожих отражается асфальт.
Скажет "жаль", пожав плечами, добрый бог
                                                           в дурацком сне.
Видно, так и не растает мой последний первый снег.
В спальне грохот табуретки, хмуро курит санитар.
Всем привет на серой ветке, я нашел цветной бульвар.




*  *  *

Издевательски прост мой ужин.
"Мистер Гамбургер". Ночь. Россия.
Как всегда — навсегда простужен,
Как завкафедрой рефлекс|ии.
Будто не было мест свободных,
Ты присела ко мне за столик.
Я представился кем угодно.
Это принципиально что ли?
Вдруг — идея уйти куда-то,
Все равно куда, лишь б отсюда,
Появилась синхронно. Фатум?
Совпадение? Казус? Чудо?

Придушив каблуком окурок,
Ты запрыгнула на качели,
Я стоял перманентно хмурый
И раскачивал еле-еле.
И рассказывал еле-еле
Про себя: типа, гниль и тина,
Дни в утиль, караван истерик,
Карнавал неудач кретина.
И про то, что внутри — пустыня,
Разве только сомнений полон,
Бонифаций там долей львиной,
Изуродованы иконы.

Не ответишь ты мне ни слова,
Испаришься с последней фразой,
Я придумал твой облик снова —
Это высмеял душу разум.




*  *  *

Синдром приближения осени
Нас ставит к стене лицом,
Так дым искривленными кольцами
Пускаем зашитым ртом.
В последних конвульсиях августа
Чернеют, дожди впитав,
Деревья, побритые налысо.
Безмозглый синоптик прав.
Сегодня большое событие —
Семь суток со дня, когда
Она попросила забыть ее
И в этом была тверда.
Давайте отпразднуем досиня!
С утра нас разбудит гром:
Синдром приближения осени
Поставит к стене лицом.




*  *  *

Знаешь, держаться бы
В этой эстетике,
Меньше абстракции.
Больше конкретики.

Словометателей —
В цирк и на ярмарки,
К чертовой матери,
Парами за руки.

Все, что написано,
Будет проглочено
В век, когда музы
Стоят на обочине.

Стихи иллюстрированы работами художниов
М. Матюшина, А. Моргунова и П. Клее.



Яндекс.Метрика