Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 50 (255), 2016 г.



Олег ФИЛИПЕНКО
ПОВЕСТЬ О ДЕМОНЕ

 



Олег Филипенко — поэт, режиссер и сценарист, родился в Симферополе в 1965 году. Учился в Литературном институте им. А. М. Горького на курсе Н. К. Старшинова. Кроме того, закончил ГИТИС и Высшие курсы сценаристов и режиссеров в Москве. В середине девяностых годов посещал поэтическую студию К. В. Ковальджи. Печатался в "Литературной газете", "Литературной России",  "Литературной учебе" и в некоторых крымских и московских журналах. Поэма "Один день неизвестного поэта" (1999 г.) номинировалась от издательства на Антибукеровскую премию. Сейчас постоянно живет в Киеве и работает кинорежиссером. Его короткометражные и полнометражные фильмы — участники и призеры различных международных кинофестивалей, таких как "Евразия", "Киношок", "Окно в Европу", "Фестиваль Фестивалей", "Арткино" и др. В 2015 году короткометражка "Во всем виноват сценарист" участвовала во внеконкурсной программе "Short film Corner" в Каннах.

(Продолжение. Начало в № 49)



5

В Москве же в этот день погиб
один поэт. Сей мрачный тип
ценою самоистребленья
писал свои стихотворенья.
Поэт пожил бы дольше, но
сгубили муза и вино.
Он одинок был, и о смерти
не знал никто. Хотите верьте,
хотите нет, но Демон наш
решил занять его шалаш,
его хибару, его хату,
его квартиру. Долг солдату
из армии поэтов Черт
отдал что надо, первый сорт, —
похоронил его в канаве,
по-христиански; и уж вправе
почел о нем забыть герой.
К тому же давний геморрой
опять открылся. Но в аптечке
покойника нашлися свечки,
и Демон занялся собой,
доволен новою судьбой…




6

На Пушкинской есть дом старинный.
В нем окна в переулок длинный
выходят. Там есть два окна,
в которые наш Сатана
заглядывал, когда темнело
на улице, и то и дело
смущался, потому что там
жила Тамара, что уж нам
знакома как певица. Демон
прозрачным мог быть, и летел он
бесшумно, но невольный стыд
ему мешал, и на гранит
карниза часто он главою
горячей припадал, и двое,
что были в комнате, тогда
слыхали вздох и выдох: "Да"…




 7

Тамара замужем два года
уж как была. Ее свобода
сим обстоятельством никак
не ограничивалась. Так
заведено нередко ныне
в семье, где мужа от гордыни
излечивает вмиг жена:
"Не заходи, я не одна".
Но это шутка. Хотя доля
в ней истины большая. Воля
жены для многих из мужей
почти что заповедь, хоть ей
порою хочется такого…
Но мы вернемся, чтобы снова
в окошко наше подсмотреть,
за Люцифером вслед, где петь
уж начала Тамара, лежа
в кровати. Муж ее, что тоже
певцом известным был, уж спал
без задних ног. Тут прошептал
наш Демон потихоньку: "Дева,
взгляни сюда, взгляни налево,
твой друг явился, он не трус…"
И в сердце женщины искус
закрался вдруг. Она вскочила
с кровати, будто чья-то сила
ее к окну толкнула; там
окно уж было пополам
открыто, потому Тамара
наружу выглянула, жара
внезапного почти стыдясь;
но никого. Ларек, светясь,
стоял внизу, но в отдаленье.
Все тихо. Ночь. В оцепененье
Тамара наша замерла.
Ее открытого чела
и груди ветерок прохладный
касался. Вдалеке надсадный
раздался визг трамвая. Стих.
Вновь тишина. О, для двоих
такая ночь подарок Бога.
Вдруг до Тамары понемногу
стал доходить свистящий глас:
"Тамара, девочка, сейчас
ты испугаешься, наверно,
но мне молчать нельзя. Мне скверно,
мне тяжело, одна лишь ты
во мне угасшие мечты
о счастии вновь пробудила.
Давно, давно со мною было
нечто похожее, но я
тогда был молод, и змея
тщеславия мне грызла сердце.
К тому ж я все единоверцев,
поклонников мечтал найти.
И вот когда мне на пути
попалась дева молодая,
я не решился с нею рая
искать в объятиях — не знал
тогда я жизни, — все мечтал
мир восхитить собой, но только
потратил силы зря и горько
ошибся, потому что мир,
увидев, что упал кумир,
его тотчас своим презреньем
покрыл и зло, с ожесточеньем,
язвительно изгнал вовне.
Конечно, Бог один, кто мне
мог бы помочь тогда, но руку
он мне не протянул, и муку
я принял, многим заплатив
за гордый свой императив.
Теперь уж я не тот… Я много
с тех пор страдал и по дорогам
безжизненным таскался, где
я не был рыбою в воде,
затем, что видел, что бездарно
я время провожу. "Базарный
грош мне цена", — так я решил
в один прекрасный день, и сил
сопротивляться Року боле
уж не осталось. Но доволен
уж тем, что позитивный взгляд
на жизнь нащупал я. И рад,
коль ты поможешь примириться
с судьбой навеки и обжиться
здесь, на Земле, у вас, людей.
Ответь же, милая, скорей…"
Тамара слушала с тревогой
сей монолог, но понемногу
растрогалась. И вот она
спросила: "Так ли я должна
тебя понять: меня ты любишь?"
ДЕМОН
О да, люблю!..
ТАМАРА
                         Но кто ты будешь?
Как звать тебя?
ДЕМОН
                           Я Люцифер.
Я Демон.
ТАМАРА
                 Демон?!
ДЕМОН
                               Да. Поверь,
бояться нечего. Я кроток.
И человечество никто так
не понимает, как слуга
покорный твой.
ТАМАРА
                           Ты напугал
меня немножко, но все больше
хочу тебя увидеть.
ДЕМОН
                               Дольше
тянуть не будем. Муж твой спит.
Сейчас я встану на гранит
и проявлюсь…

                         И Демон рядом
с Тамарою, блистая взглядом,
как фото, проявился вдруг.
Тамару охватил испуг
вначале, но едва их взгляды
столкнулися, как, сами рады
такому повороту, вмиг,
дивясь, как теплый ток возник
влечения, друг к другу руки
простерли и, когда б не звуки,
что спящий делал в темноте,
боюсь, сплетение из тел
уже б ничто не разомкнуло.
Но нет, Тамара оттолкнула
слегка героя и на чай
его зазвала. "Прилетай
ко мне скорее завтра. Ладно?
Как видишь, мне самой досадно,
что муж мой здесь". "О, да, о, да!
Как скажешь, милая. Всегда
тебя, клянусь, я буду слушать".
"Ну все, прощай. А, может, кушать
ты хочешь?" "Нет, но тронут я
твоей заботою". "Семья
есть у тебя?" "Нет, одинокий".
"Ну все, прощай, мой черноокий".




8

Уже на следующий день
Тамару мучила мигрень
от ожидания, и плакать
она бралась два раза, локоть
на подоконник положив.
А Демона все нет. "Он жив
ли? — думает Тамара. —
А вдруг разбился? Вот где кара
мне будет Божия. Зачем
влюбилась я в него? Мой Дем…
мой Демон… Люциферчик милый…"
Но тут окно с внезапной силой
вовсю раскрылося, и в зал
влетел наш Демон. Он предстал
перед Тамарою побритым,
чуть посвежевшим и умытым,
в костюме ношеном, в цветной
рубашке свежей и с одной
босой ногой, — он по дороге
один свой туфель прямо в ноги
прохожей даме обронил, —
он высоко летел, спешил
к Тамаре… На него с укором
и с полной темной страсти взором
Тамара поглядела; он
ее обнял, и слабый стон,
почти что выдох, с уст Тамары
слетел, и далее у пары
после лобзаний начался
безудержный порыв, где вся
звериная вылазит сущность
из человека, чья наружность
порой Богоподобна, но
не многим то постичь дано.
Итак, наш Демон и певица
смогли друг другом насладиться…




9

С тех пор любовники на шаг
друг друга не пускали. Так
период начался печальный
в их отношениях: банальный
мешал расклад: не только муж
нередко был тот самый гуж,
что им мешал вздохнуть счастливо,
но городская жизнь, месиво
людское, где кишит искус.
(А каждый из влюбленных трус:
боится, что его оставит
любимая (любимый).) Правит
в наш век, увы, лишь мелкий бес,
что в сердце человека влез,
разрушил его подозреньем,
боязнью и предрассужденьем,
подбросил искушений рой.
И вот уже у нас герой
тот, кто любить не в силах. Он де
так одинок, он был на фронте
страстишек мелких, где сейчас
и пребывает, всякий раз
вздыхая о своем, о тайном,
утерянном и неслучайном.



10

Однажды Демон на концерт
пришел, что проходил в Дворце
Кремлевском, где Тамара пела.
Наш Демон ерзал то и дело
на кресле, ожидая час
Тамары выход, в сердце раз
и навсегда возненавидя
концерты, ничего не видя
в них, кроме пошлой мишуры.
"Какая пошлость! Я муры
такой не видывал давненько".
Но тут выходит__________
_______________________
_______________________
______________________
______________________
______________________
Наш Демон взялся за усы.
"В ней русский бес, — сказал бы Лорка,
поэт", — подумал Демон, зорко
и с любопытством вперив взгляд
в певицу и ее наряд.
Но вот закончила певица,
эстрады современной жрица,
и вышла, наконец, она.
Немного тайно смущена,
что Демон здесь, она заводит
свою фанеру и уходит
под ликование толпы.
Какие б ни были столпы
у Демона познаний важных,
а все же глаз немножко влажных
и умиленья Демон наш
не избежал. Но эта блажь
окончилась, и за кулисы
явился Люцифер. Нарциссы
порхали мимо, среди них
два-три попались "голубых",
ходили девы, почти голы.
Наш Демон, легкий и веселый,
вошел к Тамаре, но пассаж:
красивый юноша, как паж
из сказок, говорил: "Тамара,
тебя люблю…" Сильней удара
не ожидал наш Черт. А тот
уже к Тамаре тянет рот,
но тут певица замечает
любовника и прогоняет
назойливого сопляка.
"Вот так, Тамара, ты, пока
меня здесь нет, проводишь время…"

А дальше ссоры шумной бремя…

_______________________
_______________________

(Окончание в след. номере)



Стихи иллюстрированы работами художников: К. Маковского, М. Зичи, В. Аба-Новака.



Яндекс.Метрика