Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 51 (256), 2016 г.



Олег ФИЛИПЕНКО
ПОВЕСТЬ О ДЕМОНЕ

 



Олег Филипенко — поэт, режиссер и сценарист, родился в Симферополе в 1965 году. Учился в Литературном институте им. А. М. Горького на курсе Н. К. Старшинова. Кроме того, закончил ГИТИС и Высшие курсы сценаристов и режиссеров в Москве. В середине девяностых годов посещал поэтическую студию К. В. Ковальджи. Печатался в "Литературной газете", "Литературной России",  "Литературной учебе" и в некоторых крымских и московских журналах. Поэма "Один день неизвестного поэта" (1999 г.) номинировалась от издательства на Антибукеровскую премию. Сейчас постоянно живет в Киеве и работает кинорежиссером. Его короткометражные и полнометражные фильмы — участники и призеры различных международных кинофестивалей, таких как "Евразия", "Киношок", "Окно в Европу", "Фестиваль Фестивалей", "Арткино" и др. В 2015 году короткометражка "Во всем виноват сценарист" участвовала во внеконкурсной программе "Short film Corner" в Каннах.

(Окончание. Начало в №№ 49-50)



  11

Такие ссоры очень часто
случались. Правда, то прекрасно
в них, что велись они порой
намеренно и лишь игрой
являлись, что им позволяла
почуять сердце, когда мало
им было близости. Но все ж
все это нездор|ово. Нож
раздора, что рвет дух на части,
порою сладок нам, но страсти
такие вряд ли вознесут
нас над толпою. Лишь убьют
в конце концов зародыш чувства.
Так и случилось. Это грустно,
но это так. Два дня герой
к Тамаре нашей ни ногой
не появлялся, к телефону
не подходил, глядел на зону
Измайловского парка, пил
свою мадеру и курил
по пачке в день. Он был доволен,
что чувства нет, что он покоен,
что может наслаждаться он
едой и видом из окон,
вином, хорошей сигаретой,
красавицей полуодетой
в окне напротив, где стоит
старинный дом, как инвалид
средь новостроек; наслаждаться
он мог природой иль слоняться
по пестрым улицам, болтать
с прохожими или лежать
в своей квартирке на диване,
уставясь в телевизор; в ванне
он мог лежать, разнежась весь;
и прочее. Невольно здесь
герой стал думать, что удобней
вообще забыть Тамару. Сдобней
он может девочку найти,
когда проснется во плоти
опять желание. Тамара
слишком горда; ему не пара
во многом; у нее есть муж;
к тому же Люцифер досуж
из-за любви, в стремленьях скован,
а Черт уж мнил, что уготован
ему, быть может, на Земле
удачный жребий, коль во зле
он был знаток. "Любви не надо", —
решил наш Демон и с отрадой
на будущее поглядел…

Но отчего так Демон смел?
Здесь пояснить возьмусь. Поэту
погибшему прислали к лету
из-за границы гонорар
за книгу "Жизнь или кошмар".
Наш Демон жил по документам
умершего, и он моментом
подделал подпись под листом,
на почте выданном, потом
он получил большую сумму
и, затаив счастливу думу,
пошел домой, где посчитал
еще раз деньги и достал
бутылку новую мадеры.
Его понять возможно. Веры
в себя, увы, ему придал
презренный (так ли то?) металл.



            12

И вот на третий день Тамара
мириться едет к Черту. Кара
ее ждала: наш Люцифер,
открыв певице грустной дверь
и проводив ее в квартиру,
ей предложив немного сыру
и коньяку, так начал речь:
"Тамара, чтобы нам не лечь
скорей в постель, забыв о деле,
скажу я сразу: надоели
мне наши отношенья. Да
и, видимо, тебе. Всегда
в последний месяц укоряла
меня ты в чем-нибудь. Не знала
ты, видно, как своей рукой
уничтожаешь мой покой
счастливый, а в связи с изменой
с тем сопляком, прыщавым Геной,
я понял, наконец, что уж
тебя я не люблю. Не муж
я, потому измены
прощать не собираюсь. Вены
же резать мне, поверь, смешно.
Да, право, даже и грешно;
здесь Бог, пожалуй, прав, карая
самоубийц. Статья пустая,
я не о том. Ты молода,
красива, у тебя всегда
поклонники роятся кучей.
А я же покрываюсь тучей
досады, ревности при них.
Короче, из цепей своих
я вырываюсь на свободу.
Прощай, прости. Не зная броду,
полез я в воду. Все. Прощай".

Тамара слушала, на край
стола опершись боком.
Она была бледна и оком
невольно помутилась. Ей
хотелось только поскорей
на месте, здесь, лишиться чувства.
Но это старое искусство
девиц и утонченных дам
в наш век — как нафталинный хлам –
оно смешно. И вот Тамара,
себя взяв в руки, от удара
кой-как оправившись, без слов
выходит вон, где уж готов
шофер ее везти отсюда.
Тамару душит гнев. "Иуда! –
кричит она, оборотясь
на окна Демона. — Ты мразь!
Тебя я ненавижу!.." Дальше
она садится в "Форд", без фальши
вдруг разрыдавшись, и со зла
кричит: "Я этого козла
убью!" и бьет ладонью нежной
по "бардачку" в тоске мятежной…



            13

Какую ж думу затаил
счастливую наш Демон? Мил
ему теперь путь коммерсанта.
Ему казалось, что таланта
его на все должно хватить.
Так для начала он вложить
обязан под проценты деньги
в банк поприличней. К сей ступеньке
необходимо сделать шаг,
чтоб не попасть потом впросак,
коль обернется неудачей
начальный бизнес и с задачей
своей не справится он. Но
сие, хоть не исключено,
но маловероятно. Демон
в себе уверен был. Везде он
был сущ, а потому и здесь
надеялся раскрыться весь.
Итак, он деньги, что поэту
покойному прислали (где-то
пять тысяч долларов), отнес
в банк… впрочем, вот еще вопрос –
как банк назвать?.. Здесь осторожность
я должен проявить. Возможность
кого-либо обидеть мне
и даром не нужна. Я не
для этого взял ручку.
Я лишь описываю взбучку
последнюю, что получил
от жизни Демон, в коей пыл
его угас уж безвозвратно.
Чтоб стало поскорей понятно,
в чем дело, — просто вам скажу:
не на свою попал межу
наш Демон. Банк, куда вложил он
свой капитал, не долго жил. — Он
разорился. С ним наш Демон.
Хотел Черт взять кредит, — везде он
выслушивал сухой отказ.
И вот тогда в последний раз
он возмутился на судьбину,
затем поник и сгорбил спину
уже навеки…
                          Вот и все,
что я слыхал о нем, при сем,
что мне хотелось вам как можно
сказать о Демоне несложно…

1994 г.



Яндекс.Метрика