Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 51 (256), 2016 г.



Юрий ХРЫЧЁВ
НАДЕЖДА

 



Юрий Хрычёв — поэт, прозаик, стиховед. Родился в 1934 году в Москве. Окончил Московский Авиационный Технологический институт (МАТИ). С 1957 года по настоящее время работает в Российской Самолетостроительной Корпорации "МиГ", прошел путь от инженера до Главного специалиста по неметаллам Инженерного центра "ОКБ им. А. И. Микояна". В 1974 году награжден орденом "Трудового Красного знамени". Изобретатель СССР.
В 1981 году вступил в Литературное объединение при ОКБ под руководством В. Г. Дагурова, в 1989 году — в Литературное объединение "Орбита-1" при МАИ под руководством В. И. Фатьянова. Первую книгу задуманной трилогии "О рок тихотворений!" издал в 1996 году, вторую — в 2001 г. и третью — в 2006 г.
Член Союза писателей России. Член Союз писателей XXI века с 2014 года. В 2009 году издал первую теоретическую работу "Развитие классических форм стихосложения", в 2014 — вторую, "Теория и практика новых форм классического стихосложения".

"Я тебя никогда не увижу!.."
Андрей Вознесенский

Необъяснимо, нежданно, необыкновенно. Весь в работе, все интересно, важно. Легкость и свежесть в мыслях, движениях, чувствах — ощущение полета. Вокруг сотрудницы, сотрудники. Сотрудницы рядом, сотрудники на заднем плане. Перекидываемся отдельными фразами, репликами, как мячом на волейбольной площадке. И вдруг все собираются. Оказывается, надо спешить на конференцию. Предстоит интересное сообщение или доклад — не важно, важно другое: докладывать должна она, молодая и энергичная. Но главное не в этом, главное в том, что женщина эта необыкновенна!
Конечно, каждая женщина необыкновенна, похожих не бывает, как и отпечатков пальцев. И, в конечном счете, даже некрасивые встречают почитателя, находят свое счастье если не внешностью, то характером, душевными качествами. Даже Баба-Яга находит своего лешего!
 А здесь случай особенный: она не просто очаровательна — она притягательна! Большие, слегка раскосые глаза… Нет, это не глаза, это два озера, два Байкала! И любой путник, неожиданно оказавшийся перед ними, сразу становится… Лермонтовым! Он ставит парус и готов плыть в эту бескрайнюю голубую даль, бросив все на этом берегу, устремляясь в погоню не то за счастьем, не то за бурей, а скорее всего — за всем сразу!
Похоже, и я отправился в это рискованное плавание…
Вокруг суета, конференц-зал быстро заполняется. Свободные места, открывшиеся, как грибы после дождя, также быстро исчезают от набега вездесущих любителей и профессионалов. Ношусь, как угорелый, по залу и не могу найти подходящего места. На лету пронзает мысль, а почему ее все еще нет? В зале стоит гул, как на вокзале перед отправкой эшелона с беженцами в связи с надвигающейся катастрофой. Общее волнение захватывает и меня, все отчетливее ощущаю в груди тревожный мотив, где же она? Неужели я больше не увижу ее, не смогу с ней поговорить, не получу удовлетворения от общения с нею? Да, она не Нефертити, черты ее лица не классичны: нос, рот, щеки — все с незначительными или, точнее, с индивидуальными отклонениями от канонов красоты, но сочетание, соединение их в единое целое создает завораживающий эффект. Мужчины вьются вокруг нее, как пчелы у цветущего медоноса! Ее прическа всегда идеальна, цвет и фасон платья подчеркивают женственность ее фигуры. И никогда, никогда она не позволяет любоваться частями своего, по всей видимости, соблазнительного тела. Платье, как правило, под горлышко и не короче дозволенного. Злые языки ее пола болтают, будто бы у нее куриная грудь. Я не знаю и не хочу знать, что это такое. Но, кстати, могу утверждать, что слишком обнаженное тело создает обратный эффект, теряется принцип тайны, а тайна во все времена являлась наиболее притягательным фактором для всех кладоискателей. И нудистский пляж — один из аргументов, подтверждающих эту версию.
Я уже сижу в кресле. Она не появляется. Атмосфера накаляется до предела. До меня долетают различные версии задержки. Тревожный мотив в груди превращается в настоящее страдание. Я вскакиваю и мечусь по залу, как бильярдный шар по бортам после сильного удара и безнадежного промаха неудачника. Пытаюсь проникнуть за кулисы, но почему-то мне это не удается. Какие-то незнакомые люди преграждают путь. Знакомые встречают меня загадочными взглядами, бросают вслед реплики, но я их не слышу и проскакиваю дальше. Догадываюсь, что от меня что-то скрывают. Ком подкатывает к горлу, сердце пронизывает острая, невыносимая тоска, и в следующий миг страшная мысль сбивает меня с ног — все, это конец, больше я ее никогда не увижу, никогда! И тут… я открываю глаза… вижу потолок и по пестрой сосново-березовой вагонке соображаю… я на даче!
Слава Богу, это сон! Но это действительно было… тридцать лет тому назад! И эта женщина жива-здорова. Завтра я снова увижу ее!
Ночная тяжесть улетучивается из груди, как роса на солнышке. Теплое, радостное чувство жизни разливается по всему телу.
Тридцать лет не три года, как ей удалось сохранить свое обаяние?! Невзгоды и трагические события не обошли ее стороной. Однако на службе ее авторитет укоренился до разветвленной системы шестидесятилетней сосны, а слегка поблекшее, но сохранившее силу позднее очарование по-прежнему держат корпоративных сослуживцев в рабочем напряжении. Они смотрят ей в рот, когда она говорит — говорить же она, как большинство общительных женщин, умеет, заглядывают в глаза и улыбаются, встречая ее в коридорах, цехах и кабинетах. Некоторые обнимают и целуют в подставленную вовремя щечку, не в силах проигнорировать ее до сих пор потрясающую улыбку!
Но никогда за все эти годы я не услышал в ее адрес ни одной сплетни, даже от желавших добиться ее расположения мужчин. По-видимому, именно в этом заключается ее главное достоинство.
И очарования она не потеряла: просто душистый и сочный плод определенным образом законсервировался. Но стоит вам только прикоснуться к нему губами, плеснуть на него частицей тепла и нежности, как вы почувствуете его взаимность — медовый вкус, фруктовый аромат и пробудившуюся свежесть!
Надеюсь, завтра я ее снова увижу!

Иллюстрация: Герда Вегенер.



Яндекс.Метрика