Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 01 (258), 2017 г.



Алексей Бакашин.
Фибры. Стихотворения. —



М.: "Вест-Консалтинг", 2017

"Пристегнись, мы входим в зону турбулентности" — предупреждает московский поэт Алексей Бакашин в стихотворении, открывающем сборник под названием "Фибры". "Это актуальные стихи, отражающие все сложности и противоречия современного мира" — утверждает аннотация. И первое, что бросается в глаза: в отличие от многих так называемых "актуальных" поэтов, отвергающих традиционную силлабо-тоническую поэзию как устаревшую, Бакашин смело пользуется рифмой и размером, доказывая, что вовсе не форма делает поэзию неактуальной, а содержание. Стихи поэта — барабанная дробь по болевым точкам современного общества.
"Я туплю в телефон на ходу…", "Мозоль от тачскрина на пальце большом…", "Все цифры на экранах — незатейливый обман…" Для большей части нынешней молодежи, да и не только ее, весь мир сжался до размеров экрана планшета или смартфона, реальная жизнь стала фоном для жизни виртуальной, которая притягивает своей кажущейся простотой. Здесь все разложено по полочкам, все сказано открытым текстом: возраст, семейное положение, интересы. А для всего остального есть теги — ярлыки, которые с удовольствием носит каждый завсегдатай соцсетей. "Кого же нету у нас пока?" — спрашивает Бакашин в стихотворении "Теги" и сам же отвечает на этот вопрос, в сущности являющийся риторическим.
Интернет дает человеку множество иллюзий: иллюзию дружбы ("Френдлента"), иллюзию того, что можно повлиять на ход истории, щелчком мыши подписав петицию ("Change.org"). Своеобразной "валютой счастья" стал "лайк" — знак одобрения, придающий любой сетевой деятельности подобие смысла. О том, что это именно подобие, Бакашин говорит в стихотворении "Пятнадцатилайковое" — не забыв упомянуть и о том, что "…коробки с хорошими книгами лежат мертвым грузом на полках". Но в отличие от иных моралистов, всеми силами показывающих, что — я-то, мол, не такой — автор сборника "Фибры" почти всегда пишет от первого лица, не боясь поставить диагноз не только обществу, но и самому себе как части этого общества:

…Я выберу счастье келейное,
Закрыв все терзания в сейфы,
И буду без груза идейного
Выкладывать пачками селфи.

Последнее слово встречается в трех разных стихотворениях — чем не приговор поколению "нарциссов"?
Алексей Бакашин отлично ориентируется в Интернете, в том числе — и в современном сетевом фольклоре. Анатолий Вассерман, Ванга, Марк Цукерберг — эти реально существующие (или существовавшие) люди стали чем-то вроде локальных божков онлайнового пространства и без их упоминания сборник не смог бы обойтись в любом случае. Еще одно легкое подмигивание интернет-пользователям — четверостишие в популярном нынче шуточном жанре "пирожок". К счастью, у автора хватает чувства меры ограничиться одним.
Сетевая жизнь — одна из основных тем сборника, но не единственная. В стихах сборника нашли отражение события последних лет: падение цены на нефть ("ОПЕК"), связанное с этим подорожание доллара ("Семьдесят"), пресловутые санкции ("Пармезан"). И казалось бы, точка зрения автора недвусмысленна:

Тьма перспектив! Подставляться под вожжи,
Горькую пить, танцевать на углях
И щеголять свежепроткнутой кожей
Новеньких дырок на старых ремнях.

Или:

Под стон гламурных партизан
Бульдозер давит пармезан
Купи повязку на глаза
В любой поверишь факт

Но все не так просто. В стихотворении "Ура-патриотическое" поэт резко отметает возможные обвинения в нелюбви к своей стране:

Модно твердить, что рабы по природе мы,
Мне не близка болтовня:
Камни бросают в лицо моей Родины —
Значит, бросают в меня.

Кому, как не поэту, уметь разграничить сиюминутное и вечное. Стихотворец ощущает себя властелином мира: вспомнить хоть Велимира Хлебникова, с гордостью носившего титул Председателя Земного Шара. Бакашин продолжает эту своеобразную традицию: в стихотворении "Покупка" его лирический герой (по-прежнему высказывающийся от первого лица) приобретает планету Земля за "пол-литра алкоголя". То, что происходит после этого, и выдает в герое настоящего поэта…
Кстати, о сиюминутном и вечном: временами автор соединяет первое и второе, демонстрируя контраст. Даже библейский Адам получает неслыханный эпитет:

Вроде понятно, где Бог и порог,
Только не выучен главный урок:
Каждый из нас, без привязки к годам,
Аутентичный Адам.

"Аутентичный" — слово из жаргона офис-менеджеров, продвинутых молодых бизнесменов и прочих хипстеров — как и встречающиеся в других стихотворениях "копирайт", "аутсорсинг" или модный нынче "двойной капучино", который "с дождем глотают корнями березы". Но упрекнуть автора в излишней тяге к запечатлению повседневности не удастся: часть вошедших в сборник стихотворений не привязана к какой-либо точке пространства и времени. Это жизнеутверждающие, духоподъемные стихи, нацеленные в вечность: "Мысли вслух", "Лунный цикл", "Если", "Рождественское". Строки, напоминающие о том, что "…жив Господь, и, верно, будем жить и мы", будут звучать в любую эпоху.
В сборнике есть и юмористические зарисовки, которые слегка смягчают общую серьезность ("Фиаско", "Прения", "Релокация") — но лишь слегка, чтобы не дать этой серьезности превратиться в суровость. В целом, "Фибры" — убедительный ответ на вопросы: каков он, язык современной поэзии? О чем должен писать поэт в наши дни, чтобы быть актуальным без кавычек? Истина, как всегда, заключена в золотой середине: между молодежным слэнгом и "высоким штилем", между злободневным и непреходящим, между любовью и ненавистью.
И главное, эта книга показывает, что, несмотря ни на что, поэзия жива. Хотя, быть может, это временно:

Душа поет с телом дуэтом,
Потом их дороги расходятся.
Любите живых поэтов,
Пока они здесь еще водятся...

Андрей КУЗЕЧКИН



Яндекс.Метрика