Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 04 (261), 2017 г.



Людмила КОЛОДЯЖНАЯ
СВЯТОЧНАЯ ФАНТАЗИЯ
(кольцо сонетов)

 



Людмила Колодяжная — поэт, литературовед, автор-исполнитель. Родилась, живет и работает в Москве. Окончила 52-ю математическую школу и механико-математический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова. С 1973 по 1990 год работала в Лаборатории вычислительной лингвистики МГУ им. М. В. Ломоносова, в области компьютерной лексикографии. В 1985 году окончила заочную аспирантуру Института языкознания РАН. В 1987 году защитила диссертацию на степень кандидата филологических наук по специальности "Математическая лингвистика". Диссертация "Структура словарного текста в аспекте машинной лексикографии" была опубликована в издательстве НИВЦ МГУ (1987 год). С 1990 года по 2008 работала в Институте русского языка РАН старшим научным сотрудником. С 1994 по 2011 год работала в проекте В. П. Григорьева "Словарь языка русской поэзии 20 века" — как создатель и ведущий компьютерной базы Словаря, так и в качестве соавтора-составителя статей и члена Редколлегии. Опубликовано 5 томов Словаря (2001–2014 гг.) и книга "Собственное имя в русской поэзии. Словарь личных имен" (2005 год. В соавторстве с В. П. Григорьевым и Л. Л. Шестаковой).
Стихи начали публиковаться в начале 90-х годов — в журналах "Радуга" (Таллинн), "Грани" и т. д. С 1994 года — член Центрального дома ученых Российской Академии наук — секции: "Собеседник" (художественное слово) и Литературное объединение. С 1999 года стихи публикуются в сети Интернет. С 2000 года — член Союза литераторов России. С 2007 года — руководитель Литературного объединения Центрального дома ученых Российской Академии наук (www.lito-cdu.ru). Дипломант премии "Выдающийся деятель культуры" 2009 года. Победитель Международного конкурса "Золотая строфа" — 2011 (Стихи о любви), 2012 (Философская лирика), 2013 (Городская лирика). С 2014 года — член Союза писателей ХХI века. Издано около 20 альбомов песен на стихи Людмилы Колодяжной. Композиторы: Ольга Кузьмичева, Инна Николаева, Александр Долгополов, Александр Матюхин. Официальный сайт: www.likolod-poet.ru



1.

Кольцо сонетов — это просто
Стихи, как будто ни о чем.
Добудем слов забытых остов
И их переплетем лучом,

Иль голосом, что над плечом
Летит, крылу подобно, остро...
Стихотворенья соткан остров,
Обвитый чувством, как плющом.

То было зимнею порой.
Украшен инеем, второй
Смеркался день старинных Святок,

День снегопада и метели,
Светились убранные ели,
Крестами празднично распяты.



2. 

Крестами празднично распяты,
Светились убранные ели,
И это был конец недели.
Конец. Предчувствие расплаты.

Как вехи, в жизнь уводят даты,
И метят беды, торжества,
Но только звезды Рождества
Луч посылают для отрады.

Глас неба — все для песнопевца,
Он видит Деву и Младенца,
А там — Иосифа вдали...

Свеча исходит светлым дымом,
И Ангел с воинством незримым
Идет по снеговой пыли.



3.

Идет по снеговой пыли
И метит бедные пороги,
И освещает те дороги,
Что так пустынны на Земли,

Дороги те, что замели,
Сокрыв убогость жизни, ветры,
И ты застигнут этим светом,
Остановись, ему внемли.

Пространства тропы нам не внове,
А жизни суть — в едином слове,
Еще не найденном, дана...
Но луч звезды, летящий косо,
Быть может, есть тот отголосок,
В котором тайна нам слышна.



4.

В котором тайна нам слышна...
Рассеян свет в метели млечной,
И звук, из недр идущий вечных,
Зовется просто — тишина.

Нить жизни не защищена.
Небытие есть миг разрыва.
Душа в потоке слез, как ива,
Склонившись, плачет, что грешна.

Так плачет только мать о сыне,
Но влагу сковывает иней,
Все погружая в снежный сон,

И мыслью мир пленен простою,
Что он спасется красотою,
Когда-нибудь, в конце времен.



5.

Когда-нибудь, в конце времен,
Ты помнишь строки о расплате?
Семь Ангелов сорвут печати,
И мир об этом извещен

Мгновенно станет тем, что он
Разбужен будет трубным гласом,
Час этот станет смертным часом
Для тех, кто злобой сокрушен.

И каждый станет одинок,
И будет распростерт у ног
Вернувшегося Сына Божья.

И это будет лишь предел
Для грешных душ, для грешных тел –
Прощанья час с земною ложью.




6.

Прощанья час с земною ложью.
Открытая, как дверь Сезаму,
Жизнь пролетит перед глазами
Порой, на страшный сон похожа.
И ты в поток безумья брошен,
Где нет ни вех, ни расстояний,
И только, плача в покаяньи,
Не будешь с грешным уничтожен,

Но возвращен для жизни новой,
И восстановлен Божьим словом,
Росток, что вновь сумел пробиться,

Лучом руководимый звездным,
Чтобы легко висеть над бездной
И смертным страхом не томиться.



7.

И смертным страхом не томиться,
Существовать, освобождаясь,
В пространстве новом раскрываясь,
Уже птенец, еще не птица,

Вдруг крылья обрести и сниться
Земной душе, тоской ранимой,
Являться ей неумолимо,
Как Ангел, Божия десница,

Ее лелеять и хранить,
Тем самым продолжая нить
Бесплотного существованья...

Вот тайна вечная вплетений
Небесного — в земные тени,
Вот тайна высшего вниманья.



8.

Вот тайна высшего вниманья –
Душа питается небесным,
У каждого свой Божий вестник,
И этим живо мирозданье.

Лови же тайное посланье,
Презрев успех, славь жизни крах,
Освобождайся в светлых снах,
Освобождайся для познанья.

Пусть это будет тайный ход,
От бед единственный исход
И дар незримый в жизни нищей.

Избранник, будешь ты замечен,
Сияньем праведным отмечен,
Введен в небесное жилище.



9.

Введен в небесное жилище...
Вот — место для последней встречи,
Где Ангела горящий меч
Нас, прежде изгнанных, не ищет.

Мороз крещенский. Ветер свищет.
И мысль вопросом обернется –
Но кто из нас туда вернется?
Возможно, лишь один их тыщи.

Ведь слишком сильно искушенье,
И змия нежное внушенье
Сулит нам радости, не беды...

Прекрасна буйная природа,
Мила нам тайная свобода,
И вечно сладок плод запретный.



10.

И вечно сладок плод запретный,
И таинства любви глухие,
А Рай, быть может, ностальгия
По Ангелам, по трубам медным.

На что же нам решиться бедным,
Как совершить достойный выбор,
Не лучше ль пораженье? Ибо
Оно, порой, милей победы.

Тебе, подобию Творца,
Не избежать того венца,
Что связан из колючих терний.

Простите, Святочные строфы,
Но вновь видение Голгофы
Мне затмевает час вечерний.



11.

Мне затмевает час вечерний
Тоска и слабость, дрожь боязни,
Видение жестокой казни,
И крики ждущей крови черни,

И звук бичей, холодный, мерный,
Душа, уставшая от битвы,
Прощальный проблеск — плач молитвы,
И сон учеников неверных,

Маслин серебряные кроны,
Склоненье их в струи Кедрона,
И блеск звезды, живой, как чудо,

Толпа рабов, толпа холуев
В уста последний поцелуй
От одного из них — Иуды...




12.

От одного из них — Иуды...
Ерусалимские палаты,
Допрос поспешный у Пилата,
И иудеев клич в день судный,

И склон горы с покровом скудным.
О, мука смерти так проста!
От крови теплый брус креста,
И смертный час после полудня.

Свершилось. Пусто. Умер Бог.
Таков сюжет, таков итог
Идеи вечной искупленья.

Три дня беззвучны и глухи,
Бог умер, наши взяв грехи,
Вселив надежду Воскресенья.



13.

Вселив надежду Воскресенья
В грядущем, в обновленной плоти,
Освобождения в полете
От паутины притяженья,
Вселив надежду на спасенье,
Исхода от земного горя
К тому, что было на Фаворе –
К сиянию Преображенья...

Невнятна снежных хлопьев муть,
Но путь Евангелья есть путь
Закланья и безмерной жертвы...

Богоявленье, шелест хлопьев.
Мы — только Образ и Подобье,
И на ином пути мы — мертвы.



14.

И на ином пути мы мертвы,
И нас всегда влечет в ту даль,
Где блеск крыла похож на сталь,
Где Ангел с воинством несметным

По снеговой пыли, по тверди
Спешит с волхвами неустанно
Пропеть Младенцу ту осанну,
Ту песнь, чей звук превыше смерти.

И это то, что вечно с нами –
Спаситель, Дева, путь с волхвами,
Луч Рождества, блеснувший остро.

Вновь духом плоть побеждена.
А дальше? Дальше — тишина.
Кольцо сонетов — это просто.

Иллюстрации: А. А. Бучкури и К. А. Трутовский.



Яндекс.Метрика