Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 07 (264), 2017 г.



Библейские и христианские мотивы в современной русской поэзии. — Сборник-билингва. — Widawnictwo KUL, Lublin 2016.
Подборка и перевод стихотворений Ольга Левицка.


Можно ли гениально о гениальном? А библейские мотивы всегда гениальны. В эпоху постмодернизма, а мы живем именно в эту эпоху, Библия воспринимается как повод для центона или, что еще опаснее для поэзии, как прямолинейное выражение своих верований. Сборник русских поэтов на русском и польском языках — своеобразный вызов постмодернизму. В нем религиозное чувство авторов XXI века выражено ясно и недвусмысленно. Уход религии из бытовой и социальной жизни неожиданно сблизил ее с поэзией, как и тот факт, что первая презентация книги состоялась в декабре на открытии авангардного фестиваля «Лапа Азора».
То, что сборник-билингва подготовлен и выпущен в Люблине в католическом университете в отнюдь не в лучшие в Польше времена для русских поэтов, — само по себе истинно христианское деяние. Я бы даже сказал — поступок. Кто бы, когда бы, где бы с кем ни ссорился, поэзия приглашает к общей духовной трапезе. Десять авторов, совершенно не похожих друг на друга ни в жизни, ни в поэзии. И пусть тон задаст составитель, переводчик и автор этой книги Ольга Левицка и ее маленький костел над садиком:

Каждый день твой колокол незвонкий
Отмеряет жизни нашей ритм.
В ритме том растут цветы и елки,
В нем фонтанчик радостно журчит.

В ритме том наш садик зеленеет
И под снег ложится на покой.
И, быть может, даже ветер веет,
Как прикажет колокольчик твой.

Можете представить, что вы в костеле во время мессы, и лишь благовест или колокольчик служки переключает внимание от одной поэтической молитвы к другой. У Маргариты Аль она возникает из тишины:

Как тень Христа
Луна приблизилась к земле
лишь зеркала
склонили головы в поклоне
как тень луны
Христос приблизился к земле

Вообще, не только один автор заметил, что луна очень похожа на зеркало. Хотя в средневековой символике она часто означала Еву, а на 15-й день — Деву Марию. Елена Кацюба вообще любит начинать с сотворения мира, создавая по-своему небо, землю и человека:

Тогда сотворил Бог зеркало и отразился
                                               в нем —
так Адам создан был
и Бог его любил
как самого себя
Дал Бог Адаму зеркало
отразился Адам в зеркале —
так Ева явилась
и любил ее Адам
как самого себя...

Поэзия по сути своей религиозна. Во времена безбожия и атеизма многие искренне, как Маяковский, изображали из себя богоборцев, но заканчивалось-то всегда тайным или явным возвращением к храму. Еще не созданы богословские труды, которым предстоит открыть эту тайную или явную нерасторжимую связь религии и поэзии. И когда такие труды будут написаны, в них обязательно отразится одна из главных заповедей поэта. У Константина Кедрова она звучит так:

Есть только одно надежное укрытие
                                               на земле —
Это небо
Есть только одно ощущение бессмертия —
чувство любви

Или его поэтическая, но вполне католическая молитва:

Что, неужели сам сказал
Собор огромен как вокзал...
А говорят — Моя вина
Моя великая вина
Но нам неведома цена

Поэт, как пророк, всегда виновен и везде чужой, потому что видит и чувствует больше, чем окружающие. Так плачет и поет Иеремия у Виктора Коллегорского:

В чужой земле оставил нас Господь —
И плач стоит на реках вавилонских.

В печали всегда предчувствие радости, но радость неизбежно затуманивается печалью, как сон Любови Саломон о Рахили:

И сон мне был, и был он весь — печаль...
Вздохнула глубоко — и пробудилась,
Но дверь, в печаль открывшись, —
                                   не закрылась...

В стихах Ольги Седаковой нет границы между земным и небесным — слишком зыбкая преграда между жизнью и смертью, и потому —

поднимается росток из черной пашни,
поднимается четверодневный Лазарь,
перевязанный по рукам и ногам...

Потому что мир для поэта — всегда Египет, из которого нужно уйти в пустыню. Но Олеся Николаева знает, что сам исход — это только начало долгого пути, и даже рассекая море жезлом своего слова, поэт будет сомневаться и роптать, пока не услышит горькие слова Творца:

Когда вы открещивались от Меня
                                   среди брани и чада,
когда скликали тучи к себе и гибли
                                               под градом,
разве Я не был с вами, о трижды
                                               безумные чада?

Но как же бывает счастлив поэт, когда вдруг, как Евгений Рейн, осознает, что мир — это не нагромождение случайностей, а творение великого художника:

А что если Бог — это высший художник,
Создавший икону, простой подорожник,
И ямб, и хорей, и анапест,
Придумавший кисти, и краски, и слово...

Виктория Ткач выбрала другой путь, ее стихи — как бы комментарии к картинам художников. Для нее Христос Крамского, сидящий на камне в пустыне, —

Пока Он просто Сын и человек,
Принявший веру, как свою дорогу!

Священномонах Роман (Матюшин-Правдин) с 1994 года живет в одиночестве в скиту, но и для него религия это не застывшая в спокойствии келья, а бесконечный путь, по которому он мысленно движется и сам еще не знает, что будет дальше:

Может, скоро и я, все оставив,
Помолясь, посох в руки возьму.

Вот не так давно в суете земных бурь случилось на самом деле великое мистическое событие. Впервые встретились вместе в начале прошлого года и общались уединенно и молитвенно Папа и Патриарх — Наместник и Предстоятель. Так получилось, что в конце года вышел этот сборник. И думаю — не случайно.

Сергей КИУЛИН






Яндекс.Метрика