Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 33 (290), 2017 г.



Александр БАЛТИН



БУДТО БЕСКОНЕЧНОСТЬ ВПЕРЕДИ



Александр Балтин — поэт, прозаик, эссеист. Родился в 1967 году в Москве. Впервые опубликовался как поэт в 1996 году в журнале "Литературное обозрение", как прозаик — в 2007 году в журнале "Florida" (США). Член Союза писателей Москвы, автор 84 книг (включая Собрание сочинений в 5 томах) и свыше 2000 публикаций в более чем 100 изданиях России, Украины, Беларуси, Казахстана, Молдовы, Италии, Польши, Болгарии, Словакии, Чехии, Германии, Израиля, Эстонии, Ирана, Канады, США. Дважды лауреат международного поэтического конкурса "Пушкинская лира" (США). Лауреат золотой медали творческого клуба "EvilArt". Отмечен наградою Санкт-Петербургского общества Мартина Лютера. Награжден юбилейной медалью портала "Парнас". Номинант премии "Паруса мечты" (Хорватия). Государственный стипендиат Союза писателей Москвы. Почетный сотрудник Финансовой Академии при Правительстве РФ. Стихи переведены на итальянский и польский языки. В 2013 году вышла книга "Вокруг Александра Балтина", посвященная творчеству писателя.



* * *

Коль крови требует народ —
Тиран ему ее дает.
Возможен потому тиран,
Что дик народ, от крови пьян.



* * *

Свою выстраивал систему
На протяженье многих лет.
Где облако вполне трирему
Напоминает, спору нет.
Где снег таинственные коды
Мне открывает бытия.
И за алхимией природы
Стремится снова мысль моя.
Где в серебре деревья могут
Намек на истинную дать
К всеобщности людской дорогу,
Которой тяжело шагать.




* * *

На дивном перышке Земли летим
В кружении пространств, огней, галактик.
Банально суетимся, спим, едим,
Не зная выводящих в космос практик —
О, космос духа — истинный, а нам
Чуть приоткрыт материальный только.
Все сплетено… Простерта к небесам
Судеб всечеловеческая долька.
Плывут снежинки, смотришь из окна,
Огранкою своей сильна любая.
Светла над нами бездна и пышна,
Хоть синяя, а мнится — золотая.
…миры там входят в новые, звучат
Симфониями, мистикой кристаллов.
Сады планет и птицы их вместят
Немало тайн — таких вообще немало в
Пространствах, чей огонь, пласты и мощь
На перышке своем и не представим.
Снежинки видишь из окна, и толщ
Небес мечтаешь ведать — против правил.




ПЛАВАНЬЕ-ПОЛЕТ

Паруса, как мускулы литые,
Будто бесконечность впереди.
Выпуклые волны и цветные —
С бирюзою каждая в груди.
Всякий порт играет колоритом,
С радугой ведя шикарный спор.
Корабелы жить не будут бытом,
И мещанский лад для них — позор.
В острова колено упираясь,
Парусник получит передых.
К приключениям охватит зависть
Книжного мальчишку из седых.
Возраст книг — мощь баобаба: возраст
Человека пожилого мал.
Но фантазии потребен хворост
Впечатлений: цвет любого ал.
Краснокожих нечего бояться —
В крайнем случае, они убьют.
Из телес гостей готовы яства,
Коль чреват всегда людской маршрут.
Книжного коацервата бездна
Новой жизни нам не посулит.
Парусник, презрев любые беды,
Над волною быта полетит.
Стрелы в мачты попадали точно,
При Лепанто закипала кровь.
Раненые ругань слали сочно
В небеса, чью не понять любовь.
Леопарды Африки рычали,
Эритрея золотом звала.
От валов борта судьбы устали,
Цветом став, как старая смола.
Плаванье отложишь на мгновенье,
Чтоб вернуться к вещему, ему.
Важно лишь вперед и вверх движенье,
Лишь полет опровергает тьму.




ОБЛОМКИ КАМЕННЫХ КЕНТАВРОВ

Вот мертвая гряда камней —
Круп лошадиный, пальцы, руки.
Развала прошлого страшней
Есть нечто? Только бездна скуки.

Сначала цепенящий взгляд
Реальности, а дальше целый
Кентавров возникает сад,
Но каменный, белеют мелом,

Иль мрамором они желты.
И — ураган вихры закрутит.
Как хорошо — не видел ты
Подобной жути.

Но мертвую гряду камней
Видал — копыта, торсы, гривы.

Оборванные перспективы
Эллады солнечной моей.

Обломки кое-где блестят
Мне неизвестной крошкой, будто
Соединиться вновь хотят
И выйти из игры абсурда.

И мчать, и снова пить вино,
С лапифами подраться даже.
Зачем-то мне порой дано
Зреть ирреальные пейзажи.



* * *

Не все досматривают фильм —
Он скучен, вместе интересен,
Привычен, точно тело, им,
Банален, словно кровь, иль плесень.
Пустеет кинозал. Вон тот
Выходит, а потом вон этот.
А фильм идет, всегда идет —
Зимой, весной, роскошным летом,
Уводит образами нас
В осенние пределы… Дети
Заходят в зал, и свет погас,
Про страхи фильм, труды и деньги.
Он все идет, идет, идет.
Выходим все мы понемногу.
Из зала не узнать дорогу,
Какая ждет.

Иллюстрации:
Franz von Stuck. Геракл убивает кентавра Несса, чтобы спасти Деяниру. (1899); James Stuart Blackton. Drawing for Book "Two Reels and a Crank" и Marcellin Auzolle. Poster The audience is watching L’Arroseur Arrosé (The Sprinkler Sprinkled), directed by Louis Lumiere (1895)



Яндекс.Метрика