Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 34 (291), 2017 г.



Дмитрий АРТИС



МОЙ СЕКРЕТНЕЙШИЙ СЕКРЕТ



Дмитрий Артис — поэт. Родился в 1973 году в г. Королев МО. Окончил Российскую Академию Театрального искусства и Литературный институт им. А. М. Горького. По пьесам поставлены спектакли более чем в двадцати театрах по всей России и ближнему зарубежью. Печатался в периодических изданиях: "Дети Ра", "Зинзивер", "Другие берега", "Современная поэзия", "Российский колокол", "Литературная газета", "Южное Сияние" и др. Книги стихотворений: "Мандариновый сад" (изд-во "Геликон+", 2006 г.), "Ко всему прочему" (изд-во "Русский двор", 2010 г.), "Закрытая книга" (изд-во "Авторская книга", 2013 г.), "Детский возраст" (изд-во "КП ОГТ", 2014). Член Южнорусского Союза Писателей. Живет в Санкт-Петербурге.



* * *

Есть комната, и в комнате — она,
ты рядом с ней, и все — по воле Божьей.
Облокотится желтая стена
всем телом на целующихся. Позже.

Не в этот миг, чуть позже, недалек
тот час, когда с отчаянностью беса
обрушится бетонный потолок,
придав стене значительности, веса.

Котел земли, приподнятая крышка
небес и пар, стремящийся во тьму, —
невнятное и, в то же время, слишком
простое окончание всему.



* * *

Я бы встал
и пошел, кабы знал куда…
Ключевая внутри у меня вода

тяжела, потому берега круты —
не ведут коридоры к воде кроты.

Берега-то вокруг, а вода — в кругу,
не желая того, расплескать могу.



ИДЕАЛЬНАЯ ЖЕНА

У кого глаза большие?
У тебя глаза большие.
Мы проснулись рано утром
и глаза тебе зашили.

У кого болтливый рот?
У тебя болтливый рот.
Мы проснулись рано утром —
сделали наоборот.

Кто развешивает уши?
Ты развешиваешь уши.
Утром скручивали вместе —
покороче и поуже.

Кто сует повсюду нос?
Ты суешь повсюду нос.
Сколько раз средь бела дня
он обнюхивал меня,
до испарины трудился
и работал на износ?
Носа нет. Закрыт вопрос.



* * *

Знала розовая панда
мой секретнейший секрет.
Даже в том, что это правда —
ничего плохого нет.

Дело было ближе к маю,
точно помню, как во сне,
прошептала: "Понимаю!" —
панда розовая мне.

Все невольно изменилось.
Колокольцами звеня,
поменяли гнев на милость
окружавшие меня.

Правда-правда, был опорой,
хоть и ростом очень мал,
зверь невиданный, который
мои тайны понимал.

Правда-правда. Полуправда.
Но куда девалась вдруг
эта розовая панда,
этот самый лучший друг?




* * *

Внутри меня живущий демон
был занят всю неделю делом:
спиртное пил за семерых,
гоняя демонов твоих.

Нехватка сна, плохая пища,
глаза чернее пепелища —
мой демон выдохся, затих
в ногах у демонов твоих.



* * *

Хорошо ли живешь, Коломбина,
с этим самым, который тебе
вроде мужа? Хотя бы любима?
Он такой же, как я — кобелина
с карамелью на верхней губе.

Он такой же. Из нужного места
руки, ноги растут, голова...
Нас обоих лепили из теста
площадного почти что протеста
и слепили — раскусишь едва.

Наши мысли — предмет укоризны:
это будет черта, а не штрих,
за которой хоть раз окажись мы —
переполнит приятие жизни,
где мы делим постель на троих.

Поиск точного слова бесплоден.
Что тут скажешь, подумаешь тут?
Мастера живописных полотен
карнавальное шествие плоти
зафиксируют и продадут.



* * *

Насвистеть вселенной в уши,
дескать, я пишу нетленку
и лежать себе, уткнувшись
лбом в обшарпанную стенку.

Несменяемая поза...
Оседлав гнедую лошадь,
призрак авитаминоза
пересек мою жилплощадь
рысью, по диагонали,
без особого азарта.
Стрелки на часах догнали
отступающее завтра.

Хуже бездны только днище.
Недвижим вторые сутки,
телом слабый, духом нищий,
но пока еще в рассудке.

Улыбающийся призрак
лошадь вялую стреножил.
Всадник следующий близок,
произвольно осторожен.
Бледный конь его ступает
легче жертвы общепита,
и похожа на стопарик
тень граненого копыта.

Я лежу, белее смерти,
не дышу, к стене припертый,
потому что всадник третий
показался и четвертый.

Где-то между этажами,
пока ехали, шумели.
Был один из них в пижаме,
хоть и должен быть в шинели,
а другой в шинели ехал,
но хотелось-то — в пижаме...
В общем, было не до смеха
где-то между этажами.

Вот они, как жили-были,
друг за другом на маршруте:
— Разномастные кобылы,
аккуратней маршируйте!

Никакой теперь удачи
и глобальных невезений.
Явит значимость иначе
Апокалипсис весенний:
в облачении прекрасном
Божий агнец куролесит...

Хороша картина маслом
и художник интересен.




* * *

Зависим от времени суток,
по радуге, как по мосту,
души обезличенной сгусток
опять покидает Москву,

свою расписную обитель,
жилище — какое уж есть,
чтоб цельные цепи событий
на свалку эпох перенесть,

вернуться очищенной, куцей
по радуге той же — назад.
Пусть новые цепи куются,
уродуют старый фасад.



* * *

Екатерине Горбовской

Вот, если бы она подошла ко мне,
то я бы смотрел на нее в полоборота,
но она никак не подходит ко мне
чего-то.

Вот, если бы звалась она картинно:
"Катерина Матвеевна" или "просто Катя",
но зовут ее люди "Екатерина" —
не катит.

Вот, если бы лет ей было пять или
шесть, главное, чтобы никак не больше,
а я такой, о семи годов, подхожу к ней,
о боже...

Житие мое, бытие мое, просто Катя,
время к августу уже или еще к сентябрю,
а я так и хожу одинокий, вокруг кровати,
ни на что не смотрю.

Не вижу личика вашего веерного,
коленок, выскользнувших из-под юбки...
Не понимает меня Катерина Матвеевна,
не любит.



* * *

Но в марте снег не тот, что в декабре,
от беспокойства выглядишь добрей,

что ни наденешь, будешь не готов
сорваться в день лепить снеговиков,


на солнце щурясь, радуясь весне...
Какое солнце в марте, если снег?

Там под налетом редкой седины
гнилой соломы залежи видны,

шагнешь легко и тут же пару раз
наступишь в лужу, скрытую от глаз,

и, хоть в галошах будь, хоть без галош,
промочишь ноги, сляжешь и умрешь.



* * *

Перекрестись, едва
покажется там вдали
желтая голова
Сальвадора Дали.

Или вот: из кустов
с глазищами наголо
выглянет сразу сто
его желтых голов.

Даже меня учи-
ли, так реагировать на
вспыхнувшие лучи
подсознания, сна.

Иллюстрация: Jules Worms и Феликс Валлоттон



Яндекс.Метрика