Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 46 (303), 2017 г.



ЯН БРУШТЕЙН



СТИХИ ИЗ "ПЛАЦКАРТНОЙ КНИГИ"



Ян Бруштейн — поэт, прозаик, художник. Родился в 1947 году в Ленинграде. Юность прошла в Пятигорске. Служил в армии, воевал в 1968 году на Амуре. Работал журналистом, преподавал в вузе историю и теорию изобразительного искусства. Кандидат искусствоведения. Участвовал в создании негосударственного телевидения, возглавлял крупный региональный медиа-холдинг. Ныне руководит службой продвижения в текстильной корпорации. Стихи печатались в журналах "Знамя", "Юность", "Волга", "Дети Ра", в различных сборниках. Автор нескольких книг стихов. Живопись и компьютерная графика были представлены на семи персональных выставках. Живет в Иванове.



* * *

Когда судьба согнет в дугу,
Сбегу и здесь, на берегу,
Где город меньше табакерки,
Где я не виден, не сочтен...
Какое дело мне, что он
Не по моей построен мерке!
Мой Плёс, перчатка на руке,
Я — ненадолго, налегке,
Опять вдыхаю воздух волглый.
Ты мне уже почти чужой —
Что там осталось за душой?
Не больше, чем огней за Волгой!
И не расспрашивай меня
О том, как жил, что разменял,
Зачем свои листаю годы,
Куда сбежал я от стыда...
Уходит это все, когда
Смотрю на гаснущую воду.



* * *

Упало солнце за селом,
Где я чужой, где я пришелец,
Где старый дом молчит, ощерясь,
Пропахший полусонным злом.
Я этот сруб ласкал рукой,
А он в ладонь втыкал занозы
И провожал меня, несносен,
Словцом, похожим на укол.
В осеннюю слепую гнусь
Я уезжал, почти что плача...
Вослед мне дом желал удачи
И ждал, когда же я вернусь.



* * *

И кто бы знал, куда иду,
Когда тревожит ветер с юга,
И небо злое, как дерюга,
Забытая в моем саду!
Наш дом сегодня — сирота,
Он дремлет и почти не дышит,
И видит сны под старой крышей,
А в них — простор и пустота.
Меня там нет. Собачий след
Засыпан временем и снегом.
Я — в городе, сыром и пегом,
Где первый нем, а третий слеп.
Второму — мне — не по себе.
Зима растает, и не жалко...
А по весне вернутся галки
И будут жить в печной трубе.



* * *

В месте, где я гвоздями прибит
К долу и к полу, к любви и хандре,
Солнцем и тенью весь день рябит
В дачном, удачном моем ведре.
Я эту воду из родника
Нес, по дороге не расплескав,
Вот и пристала ко мне тоска,
Шла и держалась за мой рукав.
Я у калитки сказал: "Войди,
Может, и выйдет от встречи толк".
В маленький глечик плеснул воды
И протянул ей: "Отпей глоток!.."



* * *

На снег спустились первые грачи,
Береза за окном в тумане тонет.
Веселый черт в печной трубе кричит —
Весну в отдельно взятом регионе
Приветствуя, он пляшет и гудит.
Тепло еще накличет непременно.
А роща рвет тельняшку на груди,
Хотя стоит в сугробах по колено.
Я выхожу на волглое крыльцо,
И птичий грай звучит весенним зонгом.
Туман ладошкой гладит мне лицо,
И алый свет встает над горизонтом.



ДЕРЕВЕНСКИЙ ХИЧКОК

Только зазевайся — птицы налетят,
Злые, нападут, клювами забьют.
Как уйдешь из дома — зонтик захвати,
Из железа сшит, кованы края.
Будут птицы биться — клювы отобьют,
Будут горько плакать, сядут на забор.
А забор, плетенный ивовым прутом,
Корешок пустил, листья раскидал.
Под забор, под иву, спрятался ручей,
Рыба в нем живет, птицу сторожит.
Выйду на крылечко, молча посмотрю,
Как сумеет рыба птицу одолеть...



* * *

Конец недели как отрезало
От времени и от пространства...
Соседка, необычно трезвая,
Уходит вдаль со школьным ранцем.
Не пропадать же — дочь шалавая
Давно простилась и отчалила.
Бутылки — левая и правая
Звенят привычно и отчаянно.
А друг ее, Степан Васильевич,
Весь истомился в ожидании.
Когда-то он ее снасильничал,
Однако дело это давнее.
Оно и было, может, лучшее
Во всей судьбе ее усталой...
Я вслед смотрю и время слушаю,
Которого осталось мало.



* * *

В забытом доме лесника
Остались только пес и кошка.
Сидят и смотрят на дорожку.
Их жизнь — трудна, судьба — легка.
Пес очень стар, почти что слеп,
Он ходит мало и неловко,
И кошка делится полевкой,
А то и птицей — тоже хлеб.
Порой приходит человек,
Чужой, неправильный, но добрый,
Приносит лакомства и долго
Сидит, не поднимая век.
День откатился и пропал.
Не видно маленькую стаю.
И понемногу зарастает
Туда ведущая тропа.



* * *

В том доме, где погашен свет
И выбито стекло,
Хозяйки нет, и кошки нет,
И воздух унесло.
Где был когда-то сонный сад —
Одни сухие пни.
И только листья там горят,
Былые сны и дни.
Обходят люди за версту...
Но просто, без затей,
Влетает птица в пустоту —
Кормить своих детей.



Яндекс.Метрика