Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
TV "Поэтоград"
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 33 (341), 2018 г.



В 2018 году в издательстве "Вест-Консалтинг" вышел роман Александры Петроградской "Великий Атала – царь Атлантиды", который вызвал большой интерес у читателей.
Сегодня наш корреспондент беседует с писателем.



АЛЕКСАНДРА ПЕТРОГРАДСКАЯ: "ИДЕТ БОРЬБА НА УРОВНЕ ДУШИ И ИНТЕЛЛЕКТА…"

— Александра, почему Вы решили написать роман на историческую тему?

— Есть в истории человечества тайны, не перестающие волновать его. Каждая эпоха дает свои версии ответов на них. Но то, что вчера казалось разумным и понятным, сегодня вновь вызывает сомнения. Найдены новые артефакты, сделаны научные открытия, переворачивающие былую точку зрения. Тайны — большие и малые — существуют в мире всегда, и всегда есть люди, неравнодушные к ним. Они способны преодолеть многое, отказаться от многих благ во имя одного — совершить открытие, познать истину. Но награда ждет далеко не всякого. Не получив откровения с небес, если касается тайн далекой древности, сделать можно немного. Миссия (латин. missio — отправление, посылка) — очень подходящее слово. Миссия — всегда ноша и миссионер — носитель. Он не принадлежит себе, пока не исполнит взятую, возложенную ответственность. В наше время появилось еще одно слово — сталкер — очень подходящее к процессу. Человек, посещающий и исследующий заброшенные места. (Вики словарь.) К нам пришло это слово после книги братьев Стругацких "Пикник на обочине" и стало широко известно после фильма Тарковского "Сталкер".
Это краткий ответ на вопрос: почему я стала писать роман на историческую тему. Но строго историческим жанром я бы его не определила. Это и фэнтэзи, и мистика. Потому что реальный материал, используемый мной и полученный из прочитанных ранее книг, я дополняла снами… Там, где молчит наука археологии, говорит художественная интуиция.
Открытия, сделанные миссионерами, бывают любопытные, иногда крамольные, иногда мегафантастичные, но именно последние на удивление становятся близки к истине, а в скором времени получают статус открытия, подтвержденный научными экспериментами и археологическими находками. Интуиция идет впереди логики, цифр, строгого анализа и лабораторных данных. То, что нельзя или чрезвычайно трудно высчитать, человек вдруг получает в готовом виде как откровение. Во сне! Эта может быть и таблица Менделеева, а может стать и романом о погибшей цивилизации.
Теперь, если позволите, то могу рассказать подробнее, как все началось?
Тайна Сфинкса на плато Гизы — одна из привлекательных для человечества. Особенный интерес к нему возник после похода Наполеона, открытия французским ученым Шампальоном языка египетских иероглифов и удивительных находок в ходе раскопок гробницы Тутанхамона Говардом Картерем и лордом Карнарвоном. К тайне Сфинкса прибавилась тайна драмы семейства Эхнатона, его супруги Нефертити, рождение и смерть последнего фараона Тутанхамона из рода лжепророка Египта, каковым нарекли Аменхотепа IV жрецы. Много писателей и ученых занималось этими вопросами и много написано и переведено на русский язык книг о Сфинксе, пирамидах, революции в Амарне.
Фараон Эхнатон стал таким же загадочным, как фигура Сфинкса, и, как он, вдохновил на литературное творчество не одну талантливую и пытливую душу. Но читая эти книги, я не находила в них для себя исчерпывающих ответов. Я видела разные, взаимоисключающие версии, что касалось причины Амарнского переворота и неординарной личности фараона Эхнатона. История многое умалчивает, и авторы, которых мне приходилось читать, строили свои догадки, основываясь на тех крохах, что остались в результате жестокой репрессии ненавидящих революцию жрецов. Тайна жизни и смерти Эхнатона и Нефертити от них (писателей, ученых) ускользала, оставляя по-прежнему множество серьезных вопросов. Фигуру Эхнатона то ставили на пьедестал, сравнивая его с пророком Моисеем и считая его предтечей монотеизма, то называли больным на всю голову человеком, властолюбцем и евнухом, а то ставили клеймо извращенца, приписывая ему инцест с матерью, в результате которого будто бы появилась дочь Тийи Бакетатон.
Из далекого детства смотрят на меня глаза Великого Молчальника Гизы. Репродукция акварели Воробьева в журнале Огонек: громадный Лев с лицом Человека. Я вырвала лист и повесила над кроваткой. Так Сфинкс стал на долгие годы моей иконой и моей тайной. С тех пор я жила в ожидании, в поиске того, чему не находила имени. И это неизвестное меня мучило и тревожило своей неизреченностью. Тогда я стала называть эти свои чувства "Тоска по Непостижимому". Тогда я еще не связывала воедино Сфинкса и великий голод Тоски. Я и сейчас очень хорошо помню миг осознания того, что теперь называю — миссия.
Мне едва исполнилось девятнадцать лет, когда меня — с головы до пят — будто молнией обожгло: тебе предстоит написать необычную книгу. Чувство было настолько сильным, что я до сих пор помню место и час, где молния Неизреченного вошла в самое сердце. Это был родной город, время года — цветение садов, время суток — утро.
И сейчас я делаю признание: Сфинкс подвигнул меня сесть за клавиатуру компьютера и с утра до ночи на протяжении двух с половиной лет писать историю, названную мной просто — романом.
Тайна жизни и смерти не только человека, но цивилизаций, космоса, вселенной, которые, я уверена, хранит его сердце, влекли меня. Сфинкс — вдохновитель. А загадочный фараон Эхнатон и таинственная королева Нефертити стали естественным продолжением истории Тайны Сфинкса.

— Какие Вы использовали источники для написания романа?

— Как я уже говорила, что я читала книги многих авторов, занимающихся исследованием Египта. Это и "История Древнего Востока" Бориса Тураева, его же — "Бог Тот", Юрия Я. Перепелкина — "История Древнего Египта", Пьера Монте "Египет Раммессидов", Милицы Матье "Искусство Древнего Египта" и ее же "Что читали египтяне 4000 лет тому назад", Артура Вейгала "Эхнатон", Эвелина Уэлса "Нефертити", "Египетская Книга Мертвых", Филиппа Вандерберга "Нефертити — царица Египта", Германа Кееса "Заупокойные верования древних Египтян", две книги Алана Эдфорда "Полуночное солнце" и "Пирамиды тайн" и Николаса Ривза "Эхнатон — лжепророк Египта" и другие.
Хочу особо отметить, что книга господина Николаса Ривза предоставляет читателю хороший материал для мышления, поскольку академический взгляд многих исследователей революции в Амарне закован в броню уже написанной истории цивилизации Древнего Египта, ставшей ортодоксальной. Пирамидам в этом смысле повезло больше.
Я сейчас перечислила авторов, книги которых стоят на полках в моей домашней библиотеке и именно тех, что писали о Египте. Не назвала романы Кристиана Жака и некоторых других.
Но темы сотворения мира и религии древних цивилизаций волновали меня как вопрос жизни и смерти, причина и цель рождения на земле человека. И символом знания древности, как я считала, ключом к ним служил Сфинкс.
Первое упоминание об Атлантиде я нашла у Платона. Философ писал о ней, основываясь на воспоминаниях греческого мудреца Солона, переданные ему устами Крития — родственника Солона и современника Платона. В двух диалогах упоминается Атлантида — как остров, расположенный по ту сторону Геракловых Столбов и превышающий размерами Ливию и Азию. В первом диалоге "Критий" поведана история возникновения предания об Атлантиде, рассказанная Солону старым жрецом храма богини Нейт, расположенном в городе Саисе, что находится в дельте Нила. Этим же жрецом говорится, что де жизнь на земле периодически подвержена катаклизмам, в которых исчезают цивилизации и выживают немногие — неразумные и неученые. Но Египет менее всего подвержен разрушительным бедствиям в силу удачной географии, а жрецы его — мудры и записывают все, что узнают важного и нового о мире и записи все бережно хранят в храмах. В Диалоге "Тимей" дается история возникновения Атлантиды в мифической форме, а также картина возникшего государства, его расцвет и причина гибели. Все сведения очень кратки. Платон не дописал сей диалог, потому что умер.
Книги Д. С. Мережковского — "Тайна Трех" и "Тайна Запада. Атлантида Европа" дороги мне. Но его "Мессия" — это об Эхнатоне — меня разочаровала.
Моя Атлантида отлична от Атлантиды Платона и мой Эхнатон  — от Мессии Мережковского.

— Есть ли связь, на Ваш взгляд, между цивилизациями атлантов и нашего времени?

— Связь прямая. Все цивилизации гибли, когда в них духовная сила иссякала. Когда народ возлагал более надежд на достижения науки и связанные с ней высокие технологии, духовность и вера умирали, и место Бога в сердце человека занимали симулякры. Но если гибель неизбежна, так не все ли равно как жить? К чему проблемы выбора между добром и злом — возникает справедливый вопрос. Да. Мировоззрение, которое полагает жизнь человека на земле как ценность саму по себе, а комфорт и материальные блага, успех и славу — то, к чему следует стремиться во что бы то ни стало, а смерть — концом, за которой следует полное небытие — преобладает всегда в цивилизациях, неуклонно двигающихся к закату. Цивилизации разрушаются не только в результате космических и природных катаклизмов. Обессиленный организм становится легкой добычей более сильного и молодого хищника. Но когда повальная болезнь охватывает целиком планету, то очищение приходит в глобальных масштабах.
Как и Атлантида — наш мир достиг высокого уровня технологий. Мы стоим на пороге тайны эликсира бессмертия практически для всего человечества. Искусственно созданные органы применяются в медицине все шире, увеличивая годы жизни. Наука химии и генной инженерии идут вперед семимильными шагами. Человек все более возлагает надежды на прогресс технологии в борьбе с болезнями — физическими и душевными изъянами. Появляются киборги — получеловек-полумашина. И, наконец, Любовь мужчины и женщины — тайна между тайн, драма и трагедия, божественный замысел — подвергается глумлению. Были бы деньги. Дубли, клоны, созданные японскими учеными, максимально приближены к желаемому образцу. И тайна обладания превращается в поход магазин или что-то в этом роде. Разрушается семья, где любовь Двух восстанавливает божественную целостность Личности — Образ и Подобие — Смысл и Цель Творения. Однополая любовь — личное дело, личная болезнь и личная драма. Но и эта болезнь все более захватывает человечество, превращаясь в эпидемию.
Человек становится зависимым от чего угодно — но только не от Того, Кто его создал на заре веков. На мозг, на душу человека наброшена невиданных масштабов сеть, связывая и порабощая, пытаясь разъять на куски цельность человека. Как доброго Осириса злой брат Сет разрубил и разбросал по земле, так большинство человечества пребывает сейчас в мире, разъятым на части живым трупом, не сознавая того. Кто восстановил целостность, создав условие для необходимого возрождения в вечности?
Идет борьба на уровне души и интеллекта. Вирусы проникают в мозг человека.
Мозг человеческий — информация человека. Мысль — цепь нейронов, похожа на дерево. 68 миллиардов нейронов задействуются. Мозг постоянно меняется. Это похоже на оркестр. Биологическое вещество мозга отличается от мозга компьютера — говорят ученые. Невозможно скопировать. Но ставят такую задачу. Это даст человеку жить после смерти тела.
Вот только зачем? И надолго ли?

— Насколько вымышленные герои Вашего романа?

— Вернемся к тайне Сфинкса. Причины возникновения романа — метафизические, а метод написания — сны. То есть события, происходящие с героями романа, я увидела в своих снах.
Атала и Гаалла, Ричата и Рахана, Хеммур, лев Гладиус, Глава межпланитарного Братства "Солнечное Око", брат Кара и все, что связано с Атлантидой — все мои сны, грезы, прозрения. А, может быть, это как раз — откровения, которых так ждет мир и особенно душа читателя?
В истории, как известно, такие случаи не редки. Визионер Эдгар Кейси, проводивший диагностику заболеваний пациента и находивший лекарство для его излечения, делал это, погружаясь в сон, называемый трансом. Не имея профессии врача и занимаясь в свободное время фотографией. Точность же постановки диагноза и рецепты лекарств, названия их, местонахождения — то есть город, фармацевта, полку, где находится баночка с мазью или порошок и так далее — приводила специалистов в шок. И часто корень болезни лежал, по мнению сновидца, в духовном плане, и излечение находилось в изменении образа жизни, профессии, приоритета ценностей. Эдгар Кейси не менее, а, может, и более того, прославился своими пророчествами. В частности он писал об Атлантиде и атлантах в наши дни (поскольку вера его опиралась на знания природы невидимого мира, и он верил в реинкарнацию), о загадке Великого Сфинкса, которую вскоре предстоит разгадать миру.
Мой роман имеет шансы стать открытием в наболевших вопросах, касаемо заявленных выше тем и связанных с ними тайн и загадок. История возникновения первого на земле Сфинкса, которому Сфинкс в Гизе является прямым потомком — репродукцией, созданной руками атлантов в память о первоисточнике — написана мной и не имеет аналогов. Известно, что возраст гигантской статуи много старше пирамид и совпадает со временем предполагаемой гибели Атлантиды. Но вот кому принадлежит лицо Человекольва? Ответ на этот вопрос ждет читателя в романе. Не менее смела история возникновения символа Уробороса, возникшая спонтанно и во сне. И, наконец, герои романа! Характеры и судьбы которых тесно переплетены, задачи и цели благородны, враги их опасны и коварны, и время для осуществления мегапроекта в масштабе вселенской миссии не заканчивается с окончанием романа.
Царь Феникс — это Эхнатон. Это — Сфинкс. И это решительно меняет взгляд на революцию истории в Амарне, вызывая не гнев, но глубокое сочувствие, восхищение и любовь. Когда я стала писать о жизни, любви и смерти Эхнатона и Нефертити, то постаралась забыть все прочитанное о них и лепила своих героев из материи снов. Потому прошу прощения у тех читателей, кого, быть может, покоробит или смутит авторская смелость и фантазия при создании исторических персонажей. Разумеется, известные вехи их жизни сохранены. Это созданные ими храмы в Карнаке, рождение дочерей, смерть Аменхотепа Великолепного, перенос столицы Египта и создание нового города — Ахетатона, рождение шести дочерей.
История же с наследником Тутанхатоном — моя версия. Вторая жена Эхнатона — Кийя — ее психологический портрет, драматургия ее отношений и фараона — моя версия. Но о наличии второй жены — возлюбленной царем — говорят найденные в мастерской Тутмоса 3 гипсовые модели головы миловидной девушки, которая не являлась портретом ни одной из дочерей царя и царицы. Изображения посторонних лиц в мастерской скульптора царской семьи строго запрещалось. "Великая любовью супруга царя Верхнего и Нижнего Египта, живущего в Истине, Владыки Обеих Земель, Неферхеперуры-Уаэнры, благого дитя Атона живого, которая живет в вечности и бесконечности, Кийя". Эта стандартная формула, известная благодаря найденным в мастерской скульптора гипсовым моделям, служившими образцами для создания скульптур, как и маски. Имя же царицы Эхнатона Кийи открыли в 1959 году, когда была найдена косметическая баночка с ее именем. Этот артефакт, как утверждает Николас Ривз, хранится в Нью-Йорке в музее Метрополитен. Появление Кийи — настоящая драма в жизни любящей супруга Нефертити. Эту драму я написала так, как увидела.
Персонаж пантеры Баст.
В гробнице Тутанхамона найдена золотая скульптура царя, стоящего на спине черной пантеры. В религии древнего Египта, обожествлявших животных, пантера занимала почетное место и служила символом неукротимой свободы и бесстрашия. Она являлась также стражем в Царстве Мертвых. Пантера Баст — один из главных героев романа, как и лев Гладиус.
Действие романа разворачивается в трех временных пластах — цивилизации Атлантов, Нового Царства Древнего Египта и нашего времени. Причем египетское время освещено во многих подробностях и психологически узнаваемо. Автор, то есть я, любит историю Египта, скучает по героям, к которым привык за время написания. Они — словно мои ближайшие родственники.
Персонажи нашего времени — сплошной сон. Макс и его окружение, как и все остальное в большой и или меньшей мере, фантазия автора, мои сны.
И сейчас автор продолжает спать и грезить о том, чтобы его роман стал подобным эликсиру бессмертия, что создает неустанный дух в процессе творения — алхимического процесса.
Безусловно, роман — это предупреждение. Гибель неизбежна. Произойдет она сегодня или через десять лет, или через сто лет при лучшем стечении обстоятельств, но это случится.

— Расскажите немного о себе!

— Интерес к тайнам истории возник неожиданно и в детские годы, когда я не умела писать и читать. В ту пору существовал строгий коммунистический запрет на книги религиозного, эзотерического плана и еще на целый ряд выдающихся авторов, как теперь известно. И в доме партийного работника — Первого секретаря Исполкома, каким являлся мой дедушка — для них имелась тайная комната — маленький чуланчик, о котором знали немногие посвященные. Помимо цветущего благоухающего сада, окружающего наш дом всякую весну, темная и тихая тайная комната была моим любимым местом уединения. Там на высоких полках, начиная от пола до самого потолка, дремали настоящие фолианты — пухлые тома с золотыми тиснениями красивых букв. Я подолгу сидела с раскрытыми на коленях книгами, мусолила пальчик, переворачивая шершавые коричневые страницы, рассматривала часами гравюры. Но тайную любовь всей своей жизни обнаружила в журнале "Огонек". Это было изображение громадного Сфинкса — Человекольва — золотого — на синем небе и рядом с ним фиолетовые треугольники пирамид. Я спросила у взрослых и мне позволили вырвать страницу с изображением Сфинкса. В трепете и волнении, я прикрепила кнопками картинку в спальне над своей кроваткой. Это я уже рассказывала.
И почти в тот же миг мне вдруг открылась страшная правда: люди — смертны. И мама, и папа, и бабушка, и дедушка — умрут! Правда эта меня потрясла, и я проплакала целый день, и ночью не могла уснуть, рыдая и стеная, когда вдруг потолок в моей спальне исчез, и бездонный космос — черное небо, усыпанное звездами, смотрело на меня в грозном величии. Я закричала от леденящего кровь ужаса одиночества и тотчас увидала Сфинкса, озаренного лучами восходящего солнца. Гигант сиял, будто сделанный из чистого золотого. Но вошла мама, и видение исчезло.
Пытаясь успокоить, она мне рассказала историю про Царицу Ночи, которая дарует вечную жизнь человеку, если к ней прийти и попросить ее. И что мы это обязательно сделаем, когда поедем в гости к бабушке на Алтай, потому что Царица живет там. Надо ли говорить, что я не забыла сказку, и когда мы приехали в страну Голубого Алтая, то слезно просила маму исполнить обещание и пойти к Царице Ночи, и что мне под разными отговорками было отказано много раз.
А потом я вернулась домой к Сфинксу, но уста его продолжали загадочно молчать.
Спустя несколько лет наше семейство переехало из большого дома в две двухкомнатные квартиры в панельной пятиэтажке, и большинство книг при этом таинственным образом исчезло. К величайшему моему сожалению, даже горю. Всю надежду я возложила на Сфинкса, который знал страшную тайну — тайну жизни и смерти и свято хранил ее, продолжая молчать. Я разозлилась на него не на шутку. А потом на школу, учителей, родных. Вышла замуж и вскоре развелась с мужем. Поступила в художественное училище и, не закончив, покинула его. Уехала в Ленинград, вновь вышла замуж и родила сына. Потом случился ряд мистических обстоятельств — плохих и хороших, которые полностью перевернули мое мировоззрение и создали реальную угрозу для жизни. То, чем я жила ранее, рушилось. Никаких спокойных вязаний кофточек, вечерних посиделок с подругами, рисования балерин и пейзажей. В обстановке висящего надо мной Дамоклова меча я жила много лет, пребывая в духовном поиске. Я искала силу, которая поможет мне стать сильнее тех инфернальных личностей и сущностей, что нападали на меня изо дня в день, мешая воспитывать ребенка, заниматься искусством, любить мужа и беззаботно общаться с друзьями. Я не хочу сейчас снова открывать дверь в прошлое и посвящать в его тайны и муки все человечество.
"Как сердцу высказать себя,/ Другому как понять тебя? Мысль изреченная есть ложь".
Скажем так: посещая религиозные общества индийского направления в начале, различные группы, изучающие эзотерику в теории и на практике следом, обращаясь к магам, экстрасенсам и колдунам, читая новые для меня книги, постигая в разной мере оккультные знания, передо мной открылся грандиозный космос — прекрасный и чудовищный, полный любви и жестокости. Пелена материального мира спала, и я смогла увидать, почувствовать, ощутить мир тонких тел, невидимый мир, который также реален, но и более велик по сравнению с миром физических форм. И этот невидимый мир — миры — ведут свою сложную, полную битвы, жизнь, постоянно вторгаясь в мир людей, взаимодействуя с ним, пытаясь помочь в одном случае, а в другом — поработить, наложить печать. Печать отречения и проклятия.
Надо сказать, что я прошла таинство Крещения во взрослом возрасте, а именно в 33 года, и по собственной воле. Тогда же и началась череда страшных искушений, чуть не стоивших мне жизни. В храм я в те годы ходила эпизодически и, всякий раз нарываясь на грубость его персонала и верующих, надолго теряла желание в храмовой братской молитве. Освобождение пришло неожиданно, при поездке в Оптину пустынь. Исповедь у старца схиигумена Илийи — ныне схиархимандрита и духовника патриарха Кирилла — решила мою участь. Старцем мне был вручен меч и щит — Молитва. И я, если не повергла врагов, то смогла отстоять свободу выбора — свою и сына. Невидимая война длилась несколько лет. Так я узнала тайну жизни и смерти из Евангелия Иисуса Христа. Узнала из личного опыта и личного религиозного переживания.
Но жизнь шла, и возникали новые вопросы и загадки. Настало время, и к этой глобальной тайне прибавилась тайна религии Древнего Египта — как предшественницы христианства, тайна жизни Эхнатона и Нефертити и вновь — тайна Великого Сфинкса, которая связала в единый узел все эти тайны. Тайна Сфинкса переросла в тайну самого Сфинкса, возраст которого старше пирамид и исчисляется тринадцатью тысячелетиями и совпадает с датой гибели легендарной Атлантиды.
Чье лицо у Сфинкса и кто, если не египтяне, создал его?
Одновременно мне все настойчивее стали сниться странные и прекрасные сны. Связь между ними прослеживалась при желании, но не явная. И тогда, засыпая, я начала призывать Великого Сфинкса Гизы.
Конечно, я стремилась читать всегда. Я посещала библиотеки и выходила "на охоту" в магазины Старой книги, рылась в новинках современных изданий. Это были книги по философии — Платона, Плотина, Оригена и других, книги по истории Египта, искусству Египта и художественные книги на эту тему. Авторы самые разные.
Поступив в Институт Религиоведения и Церковных Искусств, занялась изучением религий. Но прежде всего у меня вызывала непреходящий интерес религия Египта, боги которой неисчислимы! У Платона в его диалогах Тимее и Кртитии я нашла сведения об Атлантиде, и я сразу приняла на веру все, что он писал. Но после я вдруг отстранила его версию, как национально необъективную, зависимую от мировоззрения греческого полиса V века до Р. Х., с его мифическими представлениями картины мира.
И более того: я вдруг поняла, что Платон создал по своему образу и подобию Атлантиду, и она — плод его воображения!
Вопросов накопилось множество. Я начала записывать в тетради сны и ответы на них.
Так и возник мой роман — "Великий Атала — царь Атлантиды".

Беседу вел Евгений СТЕПАНОВ



Яндекс.Метрика