Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
TV "Поэтоград"
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 34 (342), 2018 г.



ИЛЬЯ ЖУРБИНСКИЙ
НА МНОГО ЛЕТ



Илья Журбинский — поэт, прозаик. Родился в Молдавии. Окончил Кишинёвский сельскохозяйственный институт. С 1992 г. живет в США (штат Нью-Джерси), работает консультантом по программному обеспечению информационных технологий. В 1992 стал лауреатом международного конкурса поэзии, проводившегося Международным Пушкинским Обществом (Нью-Йорк, США). В 1994 году был избран председателем пятого Международного Пушкинского конкурса поэзии, где его предшественниками были Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко и Александр Межиров. Стихи печатались в газете "Новое русское слово", в альманахах Нью-Йоркского клуба поэтов, в журнале Международного Пушкинского Общества "Арзамас", в газетах "Вечерний Кишинёв", "Литературные известия", в альманахе клуба поэтов Молдавии. В 1987 году в Кишинёве была издана тиражом 100000 экземпляров книга "По грибы". Член Союза писателей XXI века.



СМЕРТЬ ПОЭТА

То ль понедельник, то ль суббота.
Темно, светло — не все ль равно?
Зачем он едет на работу?
Ведь все закончено давно.

Зачем ему ходить в костюме,
Трястись в автобусе с утра
И становиться все угрюмей?
Прошла, прошла его пора.

Уже не нужно "чудных песен".
Еще не сон, уже не быль.
А кабинет "угрюм и тесен".
И всюду пыль.



* * *

Он приютил в себе тоску
На много зим, на много лет.
Ее холодный лунный свет
Ложится на его строку.

Она живет в его глазах,
Когда улыбкой стянут рот —
Среди изысканных острот,
На праздниках и на пирах.

Незваная приходит в сны,
Как откровенье, как судьба —
Услада Божьего раба
Среди последней тишины.



* * *

Г. К.

Ты снова входишь в ту же реку
И камень трогаешь ногой.
А много ль надо человеку,
Перед уходом на покой?


Отнимешь горечь у полыни,
Рукой поправишь облака,
Простишь грехи своей гордыне,
С судьбой сыграешь в дурака.

Перечитаешь Абэ Кобо,
Плеснешь портвейн в святой Грааль.
Любовь, которая до гроба,
Навеет светлую печаль.

Окрутит, словно плющ, нирвана
Сухое древо бытия.
И жизнь затянется, как рана,
Не нарушая забытья.



АПОКАЛИПСИС

Сначала была Музыка.
Потом пришло Слово
и объявило себя Богом.

И был Бог,
и не было Бога кроме Бога.

Но была Музыка,
и она окружала Слово,
как белок окружает желток в яйце.

Мышка бежала,
хвостиком махнула,
яичко упало
и...



SILENTIUM

"Мысль изреченная есть ложь",
Подметил гений.
Мысль изреченная есть дрожь
Ночных сомнений.

С какой окраины души
Она явилась?
С какой глухой гнилой глуши
К душе прибилась?

И снова день, и снова в путь,
И снова слово
Смутить, утешить, обмануть
Всегда готово.

Обману разве ты не рад?
Он — брат надежды.
Но мне милей безмолвный град,
Сомкнувший вежды,

Где мысли не изречены,
Слова сокрыты,
Не найдены и не нужны,
И все мы квиты.



* * *

Апофеоз и инфернальность,
А между ними в тесноте
Ты, жизнь моя, моя реальность,
Где я не тот и все не те.

Своим ли занимаюсь делом?
Свои ль слова на языке?
Я слово заменил пробелом,
Теперь оно, как кот в мешке.

Я заменил средой субботу —
Исчез бесследно день седьмой.
Еще не делаю работу,
Уже не праздную душой.

Я заменил на шило мыло —
Сменял веревку на айпэд,
И все, что не было, то было,
А все что было, того нет.

Апофеоз и инфернальность.
Потуже затяни ремни.
Не гениальность, но банальность.
И дни, простуженные дни.



Яндекс.Метрика