Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
TV "Поэтоград"
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 34 (342), 2018 г.



ВЛАДИМИР СПЕКТОР



ЗАВТРАШНИЙ ВОЗДУХ



Владимир Спектор — поэт, публицист. Родился в 1951 году в Луганске. Окончил машиностроительный институт и Общественный университет (факультет журналистики). После службы в армии 22 года проработал конструктором, ведущим конструктором на тепловозостроительном заводе. Автор 25 изобретений, член-корреспондент Транспортной академии Украины. Работал главным редактором теле- и радиокомпании в Луганске. Член Национального Союза журналистов Украины и Cоюза писателей XXI века, главный редактор литературного альманаха и сайта "Свой вариант", научно-технического журнала "Трансмаш". Автор 20 книг стихотворений и очерковой прозы. Заслуженный работник культуры Украины. Лауреат международных литературных премий имени Юрия Долгорукого, "Облака" имени Сергея Михалкова, имени Арсения Тарковского, "Круг родства" имени Риталия Заславского, а также ряда республиканских премий. Член жюри литературных фестивалей "Славянские традиции", "Русский стиль", "Пушкинская осень в Одессе". Руководитель Межрегионального Союза писателей, сопредседатель Конгресса литераторов Украины, член исполкома Международного сообщества писательских союзов (МСПС) и Президиума Международного Литературного фонда.



* * *

И тень в окне, и мысли озарение —
Лишь кажется, что это невзначай.
Как отблеск жизни — каждое мгновение
Таится между "здравствуй" и "прощай".

Не стой под эхом — первые свидания
Вдруг оглушают, приглашая вновь
Туда, где мимолетны расставания,
Как тень в окне, как первая любовь.



* * *

Завтрашний воздух — в отсеках стальных облаков,
Завтрашний мир — как дыханье воздушной эскадры.
Завтра узнаем, возможно, расскажет Песков,
Что там за тайны в небесном прогнозе  на завтра.

Завтрашний воздух — дышать им, не передышать.
Даже когда от прогнозов бессовестных плохо.
В завтрашнем небе парит, как всегда, хороша
Сладкая вата еще непочатого вдоха.



* * *

Париж, который стоит мессы,
И N-ск, не стоящий ее,
Сквозь детский аромат дюшеса,
И вечный крик "Берем старье!"

В котором время неизменно,
Как глиняных свистулек хор,
Звучат, не спрашивая цену,
Не зная правды до сих пор…

 



* * *

Пистолеты дают осечки,
Но судьба выбирает: "Целься!"
Нет патронов для Черной речки,
И встает на чужие рельсы
Человек-паровоз Каренин.
Словно в гриме он в клубах дыма.
Кто-то целится. Это время.
Без осечки. Но снова мимо…



* * *

От лития до антилития,
И антимир — как тень в календаре…
Застыл испуганно в развитии
Весь мир, как будто мошка в янтаре.



* * *

— Ты веришь в удачу? — А что это значит?
Я верю себе и надеюсь на Бога.
— Но камень лежачий и холод собачий…
И много еще чего. Или не много?

— Не знаю. Но верю, что все не случайно,
Что "хуже" и "лучше" меняя местами,
Играет с судьбою какая-то тайна
И что-то еще, что случается с нами…



* * *

Птицы тоже поют на чужом языке,
Все чужие не станут родными.
А родные видны — не видны вдалеке,
Где молчит незабытое имя.

Снова память случайно умножила боль,
Поделив тень судьбы на осколки.
Все опять "поперек". Только слышится "вдоль",
Где родные поют. И не только…

 



* * *

Кто они такие? Рядом в тишине
Злые и не злые… Мне или не мне?
Сквозь пустые речи слышится стрельба.
То ли человечья, то ли чья судьба?

Слышу пересуды, не могу понять,
Кто они, откуда, что за благодать?
Точка, запятая… Правда и вранье…
Ангелы летают или воронье?

Эхо дней сиротских дарит тишине
Правды отголоски о тебе и мне,
Ангельское пенье сквозь вороний грай.
И за дальней тенью — рай или не рай…



* * *

А я из ушедшей эпохи,
Где бродят забытые сны,
Где делятся крохи, как вдохи,
На эхо огромной страны.
Я помню и не забываю,
Откуда, зачем и куда.
Мечты о несбывшемся рае,
Сгорая, не гасит звезда.



* * *

Сквозняк вопросов, вакуум ответов…
"Зачем?", "Откуда?", "Почему?"
Как паутина, бабье лето
Летит, и холодно ему.

В особенности вечерами,
В особенности в звездопад.
Вопросы вечные: "Что с нами?"
Ответы — только наугад.



* * *

Яблоки-дички летят, летят…
Падают на траву.
Жизнь — это тоже фруктовый сад.
В мечтах или наяву

Кто-то цветет и дает плоды
Даже в засушливый год…
Яблоня-дичка не ждет воды —
Просто растет, растет.

 



* * *

Осень обнажает пустоту,
Злость на лицах, мусор на дорогах,
Проявляя некую черту
Между всем, что хорошо и плохо.

Хорошо — любимым быть сполна
И любить, пусть даже без ответа.
Плохо — что за осенью зима,
И совсем неочевидно лето.



* * *

Будем говорить ни о чем
И жонглировать судьбой, как мячом.

Распускать и заплетать эту нить,
О которой смысла нет говорить,

От которой не отыщешь следа.
И не разберешься, куда

И зачем ведет эта нить,
Чей обрыв — сигнал уходить,

Вдруг собой заполнив простор…
Вот и все. И весь разговор.



* * *

Венозной крови пенье под иглой —
Мы все — немного радиолы.
В душе мотив какой-то заводной,
Назло страданиям, веселый.

Пою, похрипывая, словно диск
Пластиночный, из той эпохи.
Пою, превозмогая страх и риск,
Который ощущаю в каждом вдохе.



* * *

Женщине, стоящей у окна,
Не дорога — тень судьбы видна,
Жизни одинокий силуэт,
Проходящей мимо "ДА" и "НЕТ",

Мимо поцелуев и вранья,
Пересудов стаи воронья,
Мимо прошлого, где детства ясный свет,
И любви, которой нет и нет.

 



* * *

Начинается новый круг. Или дуга.
Ищет во мне старый друг образ врага.

Да и круг за моей спиной полон вражды.
Будто шумный ручей весной — талой воды.

И у осени в небесах — круговорот,
Где в любовь переплавить страх мой черед.



* * *

Шаг за шагом познаю себя,
Сравнивая то, что было, с тем,
Что стало.
Жизненную книгу теребя,
Продираюсь сквозь кварталы
И вокзалы.
Правила познавший назубок,
Я не путаю, где красный,
Где зеленый.
Но какой от этих знаний прок
В сантиметре от обрывистого склона.



* * *

Перед праздником — тишь,
Перед жарой — стынь.
Это — ржавчина с крыш,
Это — в душе полынь.

Завтрашний день размыт,
А где-то — наверняка.
Чувствуешь, жизнь болит.
Как бок под рукой мясника.



* * *

Смотрю на себя со стороны —
Чьи-то тени в глазах видны.
Лет прошедших, знакомых лиц,
Бывшей Родины без границ.
Глядь — походка уже не та,
Ноги сковывает суета,
И улыбка — лицу в разрез —
Где они — ожиданья чудес?
Тают в сердце, его теребя.
Весь расчет — на себя, на себя.



* * *

Угнетают незабытые секреты,
Старые и новые долги,
Угнетает то, что тает лето,
Тает, как его ни береги.

Угнетает то, что на прохожих
Озабоченности вечная печать.
Да и мы с тобой по кругу тоже
Движемся. А хочется летать.



* * *

Все вокруг досадно и нелепо,
Как солдат, чихнувший на параде.
Попадаю пальцем прямо в небо
Сквозь косые дождевые пряди.

Я не знаю нового прогноза,
Да и старому, наверное, не сбыться.
Говорят, что дождь похож на слезы,
Украшающие злые лица.



* * *

Невзначай, ненароком, случайно —
Что такое, за что — не пойму.
Загляну в переулок,
как в тайну,
что живет в обветшалом дому.

Там старуха сидит молчаливо,
Там старик смотрит хмуро в окно.
Во дворе осыпаются сливы —
их зимою не есть все равно.

Ощутишь вдруг такое томленье
Дней прошедших и тех, что идут.
Будто годы,
сжимая в мгновенья,
Призывает к себе страшный суд.



Яндекс.Метрика