Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
TV "Поэтоград"
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 38 (346), 2018 г.



ЕЛЕНА ТКАЧЕВСКАЯ



МЕНЯЯ ПУНКТЫ НАЗНАЧЕНИЯ



Елена Ткачевская — кандидат химических наук, доцент, участник ЛИТО Центрального Дома ученых РАН (http://www.lito-cdu.ru/avtory/Tkachevskaya-Elena), литературного клуба ЦДЛ "Московитянка", "Литературного сообщества Новые Витражи", член СП XXI века (http://writer21.ru/tkachevskaya-e/contacts.php), автор книг стихотворений "55 Стихо Творений", 2013 г.; "Зимостишие", 2015 г.; "В поисках времени года", 2017 г. (лонг-лист Международной премии "Писатель XXI века" 2017 г.). Публикуется в литературных сборниках, альманахах, газетах и журналах, на интернет-портале "Читальный зал" (http://www.reading-hall.ru/autor.php?id=2870).



* * *

Если бы отличали реальность от вымысла,
Что тогда? Утопали бы в море здравого смысла?
Как знать…

Если бы не позволяли себя заморочить
Сомнением, не просыпались бы среди ночи.
Как знать…

Если бы не достраивали скрытых смыслов,
Не озирались бы с недоверием, только мысли
Были бы главными, как дважды два — пять.
Как знать…

 



* * *

Простор, что был так явно обозначен,
Не понят, не освоен. Но иначе
Судьба сложилась или сложена…
Незнание того, что ночь нежна,
Ничуть не ранит и не удручает,
А свет дневной как будто приручает
Сумбурность мыслей в мысленном сумбуре,
Даруя оптимизм задумчивой натуре.
И слово тяготеет к тишине,
Сильней становится вдвойне
Воздействие такого слова,
Пусть даже слово и не ново.



* * *

День завершается... Чего-то было много,
Чего-то — мало, Бог тому судья.
Без сожаления оглядываюсь я
На путь, что завершится у порога,
На грани бытия-небытия.



* * *

Ну, и где же она, эта скупость желаний?
От ладоней до сердца — ощущенье накала любви…
От взаимопрощений душевных до пониманий
Лишь полшага, полвзгляда, полжеста, когда vis-а-vis.

 



* * *

Сценарий точен, все до мелочей
расписано про нас — нелепая услуга
у осени задумчивой. Что ей
известно о потере друга?
Когда навечно сбит сердечный ритм,
и эхо откликается упруго
на  шепот оглушающих молитв,
слух обострен и память близорука.



* * *

Я — из плоти живой, из ребра.
Ты — из праха земного, из глины.
И ничуть оба мы не повинны
В том, что жизнь — как без правил игра.

А похожести наши сверять — так рутинно,
Легче верить — мы разные очень,
Серы все лишь в течение ночи.
Днем же — слишком контрастна картина.

 



* * *

Слова свои сбирай по крохам
От тех хлебов, что не для сытости.
Внимая шепотам и вздохам,
Не сторонись, душа, открытости.

Смерть облик прячет под накидкою —
Ты к ней в друзья не набивайся,
А с багажами да пожитками
Отправься в путь да поскитайся.

Меняя пункты назначения,
Сбивая четкость ориентира,
Не доверяя поучениям,
Что — безобразно, что — красиво,

Не перекрикни голос ангельский,
Как шелестит трава — послушай.
Сцепленье с небом маломальское
Пути земные не порушат.



* * *

Метаморфозы временные,
Взаимосвязи непрямые:
Мы были "милли", "микро", "нано".
Как все неявно и пространно…
Разминулись вопрос с ответом.
Не всякой песне быть пропетой,
Не всяку слову быть звучащим.
Реальна жизнь лишь настоящим.



* * *

Есть расхожее выражение:
"Время все по местам расставит".
Только точно ли время знает,
Где, когда и кому находиться,
Что — ко времени, что — не к месту?
И всегда ли ему судьею
Быть для помыслов наших тайных,
Для порывов души смятенной?
Ничего-то никто не знает…
Потому-то с тобой про время
Забываю и не печалюсь…

 



* * *

Время, время… Кого оно слушает?
Никого.
Созидает и все-таки рушит,
И того
Ни за что никогда не прощает,
Кто его
Игнорирует, не замечает.
Не того
Очень жалко, что кануло в Лету,
А того,
Чего в памяти сердца нету
Без него.



* * *

Пытаюсь на тебя смотреть со стороны —
И не могу.
Что? Недостаток зренья остроты?
Оковы суеты? Все на бегу?
Не то… А просто ты — не в стороне,
Ты — часть меня,
Настолько близко, что почти во мне,
То голосом маня,
То мягким дуновением добра
Со мною ты.
В отличьях завтра от вчера
Ищу метаморфозы пустоты.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Тебя со мной соединив в пространстве,
Оцепенело время в изумленьи.
А я уже в ребро готова обратиться,
Когда в тебе почувствую Адама…

 



* * *

Я-то знаю, по жизни ты — Ахиллес,
А моя жизнь нужна тебе, как твоя…
Сонмы смутных догадок и глас небес
Остро чувствую только я.
Ты готов отмахнуться от всех угроз,
Уязвимость свою забываешь легко.
Есть у страха потерь и утрат перекос
К тем, кто дорог. А будничное — далеко.
Странно как — не хватает обиды до слез,
Ведь акценты расставлены по местам.
А миры невозможных фантазий и грез
В прошлом где-то оставлены, где-то там…



* * *

Собиралась сварливая свора
Очумительнейших рассуждений,
Но тебя только я и слушала,
О своем-то лишь только молчала.
Пообщались — душевней некуда…

 



* * *

Стихи свои читала я так,
будто в зале был ты —
где-то там, в последних рядах,
как будто в глубоком снегу
тропила свою колею,
словно сажала вишневый сад,
впрочем, была зима, и с утра
все засыпал неспешностью снегопад,
по-обломовски мыслящий и проживающий день,
только ты все же к Штольцу ближе,
иже стихи мои слушать тебе недосуг (или лень?),
замыкается мыслей летучий круг
почему-то совсем неожиданной песней.



* * *

Поляризация, поляризуемость,
Теченья времени непредсказуемость.
Мы слишком разные, мы — плюс и минус,
Ты остановишься — я в бездну ринусь.
На немоту твою опять словами
Я связки выстрою, чтобы меж нами
Меридианами и параллелями
Маршрут выстраивать, пути отмеривать.
Жираф по Африке промчится парусом,
Но это зрелище не нам досталося.
Снега февральские, чернила темные,
А души маются, почти бездомные.
По расписанию, без расписания
Куда направимся — не знаем сами.
И междометия, и многоточия…
Борьба несхожестей так обесточили,
Что соглашаемся быть полюсами,
Несовпадения настроим сами…

 



* * *

Теряет окрестность объемность и цвет,
Закатное солнце — все ниже и ниже.
А тот, кто считает, что вкуса у снега февральского нет,
Тот, видно, судьбою за что-то серьезно обижен.
Закатный огонь горизонт заливает собой,
От розово-рыжего до голубого палитра.
И медленно тает холодный снежок за щекой,
Почти возвращая к реальности сердце разбитое.



* * *

Закрывала души проталины
По весне лоскутами небесными.
Переулочками да улочками,
И бульварами, и дворами
То известными, то неизвестными
За словами шла со словами.

Открывала души проталины
На потоки тепла бестелесные,
Наполняла души закоулочки,
Не затронутые чудесами,
И понятными, и неизвестными,
Но живительными словами.

И душа со словами этими
Сговорилася да сроднилася,
И того-то сама не заметила,
Что словами надежно укрылася.



* * *

Какие разные миры,
Несовместимые масштабы!
Когда бы, где бы, если, кабы
Мы знали правила игры…

Теченье мысли до поры
Иллюзию не разрушает,
Так дерево, живя, не знает
Про щепки, пилы, топоры.

Как компонент любой игры —
Спасительное неведенье —
Не обещает избавленья,
Но охраняет до поры.

Хрупки сознания миры.
Сопровождает просветленье
Грозу, вулкана изверженье
Как окончание игры.



* * *

Затворится со скрипом калитка —
И начнется дорога от дома.
С грузом пережитого улитка —
Состояние это знакомо.

И в реальности, не понаслышке
Знаю, как перегружена память.
Только чувств не бывает в излишке,
И не сбросить их, не оставить.



* * *

Наука выживания проста
У бабочки, жука, цветка, куста:
Не тянут думы, не болит душа,
И жизнь проста, и этим хороша.…
Так узок круг задач, проблем, решений,
Невычурных свершений, ощущений.
А мной стихия белого листа
И многословия однажды принята.
И пребывание в таком пространстве сложном
Неупрощаемо, хотя с трудом возможно.



* * *

Я замечаю, что печаль моя
Светлеет облаком тумана на рассвете,
Что у границы леса и реки.
Печаль не знает, ей куда податься…
А блики света на воде легки,
И молоко тумана утекает.
Лишь мечется печаль,
Пристанища не зная.



Яндекс.Метрика