Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 3, 2010 г.



Светлана Дион
«Небесный почтальон»

М., Вест-Консалтинг, 2010

Сегодня снова на земле восьмое января…
Зима шестая, милый друг,
С тех пор, как я тебя
Молитвой поздравляю вслух
С рождением земным,
С тех пор, как шепотом дождя
Ты в памяти храним…

Почти каждое стихотворение личное. Будто перепечатано из дневников. Подобные стихи не всегда дают читателю «отражение» самого читателя, но зато чаще, чем это могли бы сделать, допустим, поэты, пишущие для поэтов и филологов. Для узкого круга ценителей «словесных суши». Быть может, стихи Дион рождаются через «взрыв» и в постоянной потребности давать ответы самой себе.

Почему творчество человека уже самостоятельного и набравшего жизненный опыт может быть наивным? Ангелы, чародеи, небожители, почтальоны с неба, духи природных стихий, уверенно беседующие с богом – те самые восковые фигуры – образы, которыми грешат максималисты на первых порах. Подростки-школьники и студенты. Такая концепция помогает скорее найти удобную точку обзора для самолюбования. Для смакования пережитого и проживаемого. Пойдя в рост, став выше собственной наивности, автор должен перерасти ранее избранную им эстетику. Но у Светланы Дион вижу это только местами, словно отголоски былого творческого поиска. Возможно, все причины в стремлении окружить и себя и всех вокруг мгновенно сочиненной сказкой.

Создавая дверцы в мир чуткого и ко всему внимательного, Дион открывает реальность с особой потребностью в мифе. Конечно, ни в чем не новую для читателя. Где сам миф как бы выступает одним из главных героев всего происходящего. Всеми своими богами, всеми ангелами, колдунами и воинами, спасающими деву разом. В своем творчестве Дион не устает преследовать классику русской литературы, как радугу, уходящую куда-то в небо. Она подтверждает это избранной тематикой и отсутствием усложнений стиля. Также не стесняется рассказывать о сверхъестественном в жизни. Что сама видела и что хотела бы увидеть на месте увиденного:

А что, если в небе читают стихи,
И лучшие строфы и строки
Заносят в архив, как и наши грехи,
И подвиги наши, а Боги
Их с помощью ангелов
Судят и жгут
И пепел нам ветер приносит…
И эту небесную пыль поутру
Вдохнешь – и поэзия в прозе
Нежданно забрезжит, и нам невдомек,
Откуда порою, как чудо
Берутся каскады изысканных строк…
А в море – зола изумрудов…

Это стихотворение стало для меня символом всего самого достойного, модернистского и «ранящего» из творчества Дион. Анапест, врастающий своим столбцом в самое сердце, подобно иве, раскинувшей ветви у края вод. Простота и изящество. Строчки, поахматовски заражающие настроением и мыслью, как бы всегда лежащей на поверхности. Но без глубокой философии, хотя в женской лирике немало примеров, когда «говорят просто о сложном». Когда нелегкая и глубокая мысль становится летучей, как дым. Тогда философия как бы выступает заложником автора.

Если слышно эхо наших жалоб
Где-то в недозволенных мирах,
Значит, не напрасно я писала
Пальцем на искрящихся волнах…
А тогда…

Когда уже не будет
Ни меня, ни тех, кто дорог мне,
Кто-то вечный, может, не забудет
Повторять молитвы на волне…

Насколько разнятся с остальными строчки из стихотворения «Слова на воде»?! Ясно видно, как произведение стоит особняком. Даже по стилю, когда Светлану Дион узнаю только в излюбленных ею образах: «И с Временем, созданным нами,/ И с Всевышним, всюду и нигде…» Здесь все женское обаяние поэтессы достигает своего природного максимума. Кажется, что она пишет так, как нигде еще не писала. Вплоть до мистики. Звучание слов, связанных в еле заметные узелки, завораживает. Понимаю, что в таком порядке они и должны располагаться. А прежнее желание что-то подвинуть дальше, где-то переставить само собой разбивается об это живое и дышащее… Уже не напоминающее кубики из конструктора:

Набросили, как на вдову – чадру…
Невидимое марево печали…
И ластиком уже я не сотру
Все пятна в сердце. Если повстречались…

В отличие от этого четверостишия, взятого из цикла «После третьего бокала», в «Словах на воде» отсутствует примитивное начало. «Слова на воде» философски усложнено, но за счет этого становится даже доступнее и «хитовее». Есть еще «ниточка», брошенная в прошлое. Неизвестно, знает ли об этом сама поэтесса, но все ее стихотворение приготовлено на образе, когда-то записанном римским поэтом Катуллом, жившим во времена Цезаря. In aqva scribere – писать на воде.

Среди чуждых людей и пейзажей –
В городах и деревнях чужих –
Я скитаюсь, гонимая жаждой
Вновь наткнуться на тихий родник,
Где знакомы и камни и кочки,
Колокольчик где грустно поник,
Где журчанье воды, словно строчки,
Вторит эху мелодий родных…

Светлана Дион представила в «Небесном почтальоне» произведения разных жанров. Отрывки из романов «Попрошайка любви» и «Записки ангела хранителя», переводные стихи и стихи на других языках, окружив все это тьмою отзывов и критических высказываний со стороны коллег. Вдобавок подробная биографическая справка на обложке книги, больше половины которой состоит из перечня регалий, списка публикаций в журналах и антологиях. В книгу помещены фотографии, связанные с балетным прошлым поэтессы.

Стихи Дион могут быть проникновенны и точны, когда речь идет о близких – сыне, любимом. И я могу только умиляться и соглашаться, одобрять и радоваться за автора. Но как посторонний. Возможно, те, что стоят к стихам поэтессы ближе, воспринимают их иначе. И все звучит для них, как любовно омывающий землю дождь. Строчки питают и растят новые плоды.

Игорь ДУДКИН



Яндекс.Метрика