Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
TV "Поэтоград"
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 09 (369), 2019 г.



ЕЛЕНА ТКАЧЕВСКАЯ



ВОЗВРАЩЕНИЕ ЗВУКА



Елена Ткачевская — кандидат химических наук, доцент, участник ЛИТО Центрального Дома ученых РАН (http://www.lito-cdu.ru/avtory/Tkachevskaya-Elena), литературного клуба ЦДЛ "Московитянка", литературного сообщества "Новые Витражи", член СП XXI века (http://writer21.ru/tkachevskaya-e/contacts.php), автор книг стихотворений "55 Стихо Творений", 2013 г.; "Зимостишие", 2015 г.; "В поисках времени года", 2017 г. (лонг-лист Международной премии "Писатель XXI века" 2017 г.). Публикуется в литературных сборниках, альманахах, газетах и журналах, на интернет-портале "Читальный зал" (http://www.reading-hall.ru/autor.php?id=2870).



* * *

От непогоды закрываю дом.
А как же согревает сердце, душу
Простая мысль о том,
Что ты готов послушать
Иль прочитать цепочку этих слов.



* * *

Когда ладонь — к ладони, как линии судеб близко,
Есть состоянье покоя и нет искушения риска.
Проснись и на луч рассветный неспешно смотри, смотри.
Теперь-то уж мы с тобою все ведаем о любви.



* * *

Если бы в сон твой сию же минуту ступить
походкой кошачьей, коснуться тебя руками,
отодвинуть с души тот неподъемный камень,
что пытался закрыть родник, из которого пить да пить.

Ох, уж эти ночные страсти, сонная маета.
Карта коварной масти не выпадет из колоды.
Строки мои читать будешь долго: годы и годы.
И будет нам даром — утреннее: уста в уста.

Если бы в сон твой сию же минуту ступить…



* * *

Слова мои слабы, почти безмолвны,
Доверены песку речному — читай, волна.
И долго я под звездным кровом одна, одна, одна…
Но все слова — тебе, тобой полны.

И свет струит сочувственный Луна
На узкую песка полоску.
На лестнице крутой к утру сыреют доски,
И проблеском в траве уже роса видна.

О чем мои слова? О вечности, покое,
О невозможности утраты, о любви.
Ты горстку этих слов прими,
Не спрашивай, чего они мне стоят.



* * *

Я тебе — защита от искушений,
Понадежней надежной охраны
Да позорче любого дозора.
А такую души привязку поискать еще,
Крепче не сыщешь.
Я всегда да везде с тобою,
Расстояния — не помеха.
Не до грусти тебе, не до смеха
Без меня. Я — стихия...
А уж если пишу стихи я,
То они нам — как заклинанье,
Впрочем, и на молитву похожи.
Я к тебе, для тебя, да с тобою
Тоже вне искушений пребуду.



* * *

Куда улетает с любимой рыбак
На пойманной рыбе по ясному небу?
А удочку он захватил просто так,
В просторах небесных он с удочкой не был.

По старой привычке готовность к улову
Его не покинет, он будет искать
И рыбное место, и тихое слово.
А звезды, как рыбы, привыкли молчать.



* * *

Память — великий комбинатор,
Соединяет в любых пропорциях
Желаемое и действительное,
События и несобытия,
Встречи, невстречи,
Прощания, непрощания,
Сбывшиеся, несбывшиеся
Мечтания, обещания.
Память — искусный примиритель,
А, может, и устроитель
Чего-то неустроенного, недостроенного…
Мы всегда ли об этом помним?



* * *

Не найдет на горе зацепки,
Не почувствует твердой опоры
Долга не знающий…
Не добудет воды в пустыне,
Не отыщет искомый оазис
Долга не знающий.
Ни по воздуху, ни водою,
Ни дорогой земной не воротится
Долга не знающий.
И искомое благословение или,
Пуще того, сострадание не найдет себе
Долга не знающий.



* * *

"С нежностью и глубиной —
ибо только нежность глубока..."
О. Седакова

Мысли о праздности не захлестнут сердца труды.
С нежностью и глубиной обнимает стихия воды —
Это касание разве кто-то сможет забыть…
Выбора нет, остается только любить
Нежность воды, не страшась глубины.
Нам ли она нужна? Мы ли ей нужны?
Вот уже все равно. Взаимодействий упругость —
Живая реальность, и несусветная глупость
Этого не замечать. Мысли о праздности,
При всей их сумбурности и несуразности,
Могут внезапно метнуться к огню.
Но если над пламенем воду пролью,
Звуком шипящим ответят праздные мысли
Без нежности и глубины. Нам ли
Об этом не знать?



УТРЕННЕЕ

Вот оно — возвращение звука
Из молчащего небытия.
Так из шороха, шелеста, стука,
В небеса устремляется "ля"
С ощущеньем прыжка и полета
Гравитации сил вопреки.
И любая высокая нота
Принимает теченье реки,
Шум деревьев и посвисты ветра,
Птичий гам. А молчанье небес
Продолжается часом рассветным,
Не волнуя проснувшийся лес.



* * *

"Love loves to love love"
J. Joyce

Не позабыть как заклинание, как причитание,
Как молитву шептать, точность которой — ни в глаз, ни в бровь:
"Любовь любит любить любовь".
Больше скажу (не переключай внимание!):
"Нелюбовь любит любить нелюбовь".
Ну да, конечно, двух "не" вполне достаточно.
Сердце еще трепещет дрожью остаточной,
Потому что для рифмы подходит "холодная кровь".
Но, оттолкнувшись от донного ила,
Вплываю в иное пространство,
Где с удивительным постоянством
Любовь, кого она любит любить, еще не забыла.



РУСАЛОЧЬЯ ПЕСНЯ

С травушки-муравушки — в неглубоку воду,
Чтоб не сделать чего-нибудь хуже...
Холодна вода, как беды да невзгоды,
Водоросли скользкие обвивают туже.

Ой, хвостом русалочьим
От бережка оттолкнуся,
Плавучей, легкой веточкой
В воде обернуся.

Как к другому берегу
Волна прибивает,
Куда снесет течением —
Друг милый не узнает.



* * *

Все глубже погруженье в тишину.
Молчание — в цене, со златом не сравнится.
Слова, дела, глаза и, в целом, лица
Все выражают... Я легко пойму
Движенье мысли, ход твоих желаний
И пожелание все той же тишины.
Не важно, сколько встреч и расставаний. Нужны
Друг другу, все еще нужны без обещаний
Клятв и заверений в приверженности этой тишине.
Есть ощущение затишья на войне,
Когда все чувства обостряются вдвойне.
Твой голос помнит рыбка золотая,
но оглушительно молчание во мне.



* * *

Нам бы с тобою слушать и слушать дыхание моря,
Ветра шептание за приоткрытым окном.
Близость стихии, конечно, усилит желание обрести
этот дом.
Будешь рыбачить вдоволь, неспешно закидывать сети
 у синего моря.
Счастьем незрячим наполнится время —
Может, чудесно спасемся от бед и ненастий.
По песчаному берегу будем долго бродить на закате,
Всем природным стихиям покорно внемля.
Только во сне буду видеть деревню в лесах дремучих,
Берег большой реки за туманной дымкой.
В доме своем деревенском, бродя невидимкой,
Буду совсем свободна от этих мечтаний жгучих…



"Мыслию по древу", "мысию по древу"

Из дали далекой, как будто
Глухо, гортанно, как терпкий мед,
Откликается эхом имя твое
Рьяной россыпью звуков.

Сроднясь со сказанием старым,
Как меч из разжатой ладони,
Падают звуки в цветущий донник,
В июньские травы.

Княже, тебя разбудить не вправе
Ни на миг не сомкнувшие очи
Эти белые ночи
В росной оправе.



* * *

Чувство, которое не уйдет, — вечности дольше,
Предначертано по судьбе
И не будет ни слаще, ни горше.
Каждой строкой скажу тебе,
Прямо сейчас напишу или позже
Все, что сможешь услышать ты.
Серых будней не будет больше,
А будут яркие, светлые дни
И сумасшедшие ночи.
Так и ты, прорастая в меня, уйми
Морок чуждых пророчеств.
Подсознанием все пойми.
Так прими внутренний зов
Без очага и крова.
По звездным абрисам мчится любовь,
Беспечно теряя подковы.



* * *

Незалатанных черных дыр так шершавы края,
Тяготенья Земли слишком долго не чувствую я.
И осколком земным все лечу то ли вдаль, то ли ввысь.
Взглядом встреться со мной,
 звездной пылью со мной обернись.



* * *

Мой Ангел чутким одуванчиком
Ко мне примчался утром ветреным.
Не может нежность быть обманчивой,
Не будет чуткость неприветливой.



* * *

И не думай выйти из игры!
Топи несущественной муры
Окружают тропки, островки
Дорогие сердцу. И редки
Проигрыши так же, как победы.
Я, по твоему ступая следу,
Не споткнусь, не сгину, не уеду,
А уеду — вскорости вернусь,
Как от наваждения очнусь.
Мы же знаем правила игры —
Будут взятки гладки до поры…



* * *

Не оглядывайся.
Вглядывайся.
Время тянется, течет…
Эти поводы для радостей —
Все они наперечет.

И волненья,
И сомнения
Налетают невзначай.
Драгоценные мгновения
В волнах памяти качай!



* * *

Из того, что случилось на свете,
Ничего мы не выбирали,
А искали — чего не бывает…
Оттого-то и поиски эти
Были долгими.
Что искали —
Уже толком никто не помнит.
Прожитое с печалью беспечной
Тенью облика соляного
Утекает на звездный свет.



* * *

Живу с оглядкой… Пусть в иных мирах
не обращусь в эфир иль прах,
Подозреваю, облик соляной
В перспективе будет принят мной.
Оглядываюсь, память ворошу
И не ропщу, и не прошу…



* * *

Не смиренье... Приходит готовность
Пережить, пересилить, принять
Ноши тяжесть, движение вспять
И земного рельефа неровность.
Не добавить уже, не отнять
Ни страницы, ни слова, ни буквы.
Все написано, можешь погуглить.
И надеюсь, что сможешь понять.
Смысл дарован и новая стать
Этим облачным плотным пространствам.
Будет абрисом жизненных странствий
То, что письмами трудно объять.



* * *

"Я и ты — база бытия"
Дм. Авалиани

Вот так и стремится к нулю расстояние между нами,
А души-то смущены, боятся меняться телами.
Могу говорить о любви тебе благодаря.
Значит, все, что случилось с нами, — не зря.



* * *

Мир придуманный еще теплится еле-еле.
Зачем, не подумав, увлекаешь меня туда?
Я с доверчивостью Офелии
Принимаю его… На века? На года?

Талой воды капели не оставляют следа.
Что поэты сказать хотели, понимаю почти всегда.

Но ты говоришь не словом поэта,
К языку твоему привыкаю долго,
Ищу метафоры, сравнения, и поэтому
Быть тебе Каспием, если я — Волга.



* * *

Пахнет яблочное варенье —
Запах детства. На мгновение
Время замерло, отступило,
Садом яблоневым обступило,
Закружило плодами спелыми.
Вот что яблоки с памятью сделали.



* * *

"Если и есть любовь, то она к природе"
М. Ватутина

Любить природу — не тяжкий крест,
С пол-оборота да с полувзгляда
Не тяготит и не надоест,
А сверх того, пожалуй, не надо.


Прикосновенный запас души
Прикасаниям предназначен,
Сокрушать дистанцию не спеши.
А как же еще иначе

Сообщающимся сосудам
Сообщить о тесной взаимосвязи?
Ну, а я средь деревьев буду
Непредсказуемой в тихом джазе,

Буду слушать ветер горячим ухом
И считать декабрьские снежинки
На опавших листьях, мерзлых, пожухлых.
И — ни одной на щеке слезинки.

Лесом идти? И пойду себе лесом,
Узкой тропкою, просекой стылой.
Эта любовь — с крутым замесом,
Не иссякнет, не опостылет.



* * *

Родник, питающий реку,
подобен человеку,
идущему в мир,
ищущему свои отражения,
преображения...



* * *

Торжественно и добровольно клянусь
не нарушать закона
поверхностного натяжения,
не множить печалей твоих
и горестей не добавлять,
не приводить в движение
другие законы
глубинного натяжения,
потому что там,
в глубине души — ни души,
только мое пространство
только мне ведомых странствий,
неизбежных моих преображений,
только там сама скажу себе —
не греши.



* * *

Разлуки ткань,
разорванная в клочья
лавиной писем, долгих разговоров,
все жестче о себе напоминает,
навязчиво и колко
ночными холодами
без объятий,
границами миров меж нами,
когда нам только память и осталась
о том, что было и чего не будет…



* * *

Ни нота выбирает тон,
Ни буква выбирает слово —
С античности таков закон,
И это правило не ново.

Но текст и буквы, и слова
Увязывают в узел смыслы.
Мелодия для слов нова,
Как сок из сжатых ягод брызнет

И растечется, как река
С теченьем сильным и глубинным.
А смысла ноша нелегка,
Слова и звуки — пилигримы.

Лето 2019 г.



Яндекс.Метрика