Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
TV "Поэтоград"
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 09 (369), 2019 г.



ИНЖЕНЕР, ПОЭТ, СТИХОВЕД

Юрий Иванович Хрычёв — яркий, уникальный человек. Всю свою долгую жизнь (ему 85 лет) он работает в авиационной промышленности. Инженер. И до сих пор в строю.
А еще Юрий Иванович — поэт и стиховед, автор многих книг и публикаций, в том числе в нашей газете. В апреле в ИМЛИ РАН состоялось обсуждение творческого пути и несомненных творческих достижений Ю. И. Хрычёва. Печатаем в полном объеме итоговый пресс-релиз ИМЛИ РАН, написанный по итогам этого заседания.

Редакция "Поэтограда"

 



ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА

круглого стола,
посвященного обсуждению доклада
Юрия Ивановича Хрычёва
"Новые формы русского стиха"
ИМЛИ РАН. 23 апреля 2019

ВЫСТУПИЛ С ДОКЛАДОМ:

Хрычёв Юрий Иванович,
инженер Российской самолетостроительной корпорации "МиГ›", автор 5 сб. стихотворений и 4‑х стиховедческих книг, член Союза писателей 21 века

УЧАСТОВАЛИ В ОБСУЖДЕНИИ:




Дядичев Владимир Николаевич,
старший научный сотрудник ИМЛИ РАН, кандидат технических наук;
Ефимова Ольга Юрьевна,
поэт, литературный критик;
Ворон Полина Алексеевна,
научный сотрудник ИМЛИ РАН;
Зименков Алексей Павлович,
старший научный сотрудник ИМЛИ РАН, секретарь Правления МОО СП России;
Краснова Нина Петровна,
секретарь Правления Союза писателей Москвы;
Степанов Евгений Викторович,
поэт, кандидат филологических наук, президент Союза писателей 21 века;
Харин Алексей Анатольевич,
журналист, сотрудник газеты "Российские новости";

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДОКЛАДА Ю. И. ХРЫЧЁВА

I.

Ю. И. Хрычёв предложил вниманию собравшихся новую форму строфы — "РУССКАЯ СТРОФА — РуСт".
Определение строфы, данное Ю. И. Хрычёвым: "Восьмистишная строфа, каждый стих которой (иногда кроме восьмого) начинается одним и тем же определяющим ее словом, а части строфы, как правило, разноритмичны".
По мнению докладчика, эта строфа имеет два главных отличия от всех существующих:
"1. Формальное — закон ее построения связан не со звуковым знаком рифмы в конце стиха, а со звучанием слова в начале стиха, то есть первый звук всегда важнее последующих, хотя и не отменяет их уже второстепенное звучание;
2. Принципиальное — определяющее строфу слово, благодаря своему смысловому значению, объединяет все стихи в единый художественный образ, что недоступно знаковым признакам всех существующих форм строф".
Ю. И. Хрычёв привел примеры такой строфы:



ЭЛЕГИЯ

Желтая калина,
Желтая лоза,
Желтая кручина,
Желтые глаза,
Желтое мелькание
Желтобрюхих ос,
Желтое шуршание
Желтых слез…

Серая тропинка,
Серых веток звон,
Серая калитка,
Серый взгляд окон,
Серое знамение,
Серый шорох фраз,
Серое затмение
Серых глаз…

Белая дорога,
Белая метель,
Белый дым порога,
Белая постель,
Белое везение,
Белых дум полон,
Белое спасение —
Белый сон…

 

II.

Также Ю. И. Хрычёв предложил вниманию собравшихся наряду с существующими твердыми формами — триолетом, ронделем, сонетом и другими — новую твердую форму "РуСт" (камень).
Определение новой русской твердой формы "РуСт" (камень), данное Ю. И. Хрычёвым: "Восьмистишная твердая форма, построенная по тому же принципу, как и строфа "РуСт", но представляющая самостоятельное стихотворение".
Ю. И. Хрычёв привел примеры такой твердой формы:



* * *

Увядают листья,
Увядают травы,
Увядают лица,
Увядают нравы,
Увядают где бы ни
Увяданья меты,
Увядают дуб и пни,
И… поэты.

 

III.

Ю. И. Хрычёв предложил также вниманию собравшихся новую форму сонета, которую он назвал "РУССКАЯ ФОРМА СОНЕТА" с рифмовкой: четыре двустишия + два терцета (ааЬЬссdd + еqfq (еf, еfq efq и т. д.) или ааЬЬ ссdd + два терцета.
Ю. И. Хрычёв привел примеры "РУССКОЙ ФОРМЫ СОНЕТА":



СОНЕТ 227

Третье столетие — сколько орбит
И пьедесталы, и небо хранит
Не электроны, а души и лица —
Солнцу поэзии русской светиться!

Наша "Орбита" — росчерк крыла,
Миги и массы синиц и орла —
Наших талантов, усилий страницы,
Мы — продолжатели школ и традиций!

Но не забавы, а истины ради
Мы испещряем блокноты, тетради,
Тратя свое невозвратное время
И не надеясь на массу награды —
Лишь бы остались читавшие рады
И за себя,
и за наше племя!

 

IV.

В заключение Ю. И. Хрычёв предложил вниманию собравшихся еще одну форма сонета — НЕКЛАССИЧЕСКУЮ, состоящую не из 14‑ти, а из тринадцати строк.
Ю. И. Хрычёв привел примеры тринадцатистрочного сонета:



СОНЕТ 266 

Порывы ветра, как внезапный бред,
Повторы грома — скачущие рифмы
И молнии в ночи мгновенный свет —
Прозренье волн, разбившихся о рифы!

Поток дождя — от зноя хладный плед —
По синусоиде меняет бега ритмы
И, наконец, последних капель след
Вершит художество, как киноленту титры…

Нам не понять написанное зыбко,
А яблоня внимала смыслу строк,
Как письменам таинственного свитка —
Ветвям с плодами, преклоненным низко,
Корнями, упиваясь, слала сок!

ВЫВОДЫ, К КОТОРЫМ ПРИШЛИ
УЧАСТНИКИ КРУГЛОГО СТОЛА

В ходе обсуждения основных положений доклада Ю. И. Хрычёва участники круглого стола пришли к следующему общему мнению:

1.

Если исходить из определения строфы, разделяемого большинством стиховедов, а именно:
СТРОФА — определенное количество стихов, которые благодаря установленному порядку рифм, либо клаузул, либо порядку стихов определенной длины, либо использованию разного рода композиционных и синтаксических приемов (все эти средства могут комбинироваться друг с другом) образуют единое целое, затем воспроизводимое на протяжении стихотворного произведения или его части, а также если отталкиваться от многовековой творческой практики, давшей нам огромное количество примеров строфических форм (элегический дистих, Алкеева или Горациева строфа, Асклепиадова строфа нескольких видов, Сапфическая малая и большая строфа, терцина, секстина, октава, Спенсерова строфа, александрийский стих, Онегинская строфа и др.), необходимо признать, что использование повтора одного и того же слова в начале каждого стиха строфы в качестве строфообразующего средства вполне допустимо и в некотором смысле продолжает и развивает практику использования композиционных средств при образовании строф и твердых форм (рондо, триолет, газель с редифом, рубаи с редифом, лимерик и др.).


При этом участники обсуждения обратили внимание Ю. И. Хрычёва на то, что даже из его творческой практики следует, что повтор одного и того же слова в начале каждого стиха организует строфу в единое целое не в одиночестве, а вместе с другими строфообразующими средствами (использование одного и того же количества стихов, одного и того же метра и размера, повторение схемы рифмовки). И это Ю. И. Хрычёву надо иметь в виду в случае с его "Русской строфой — "РуСт".
Участники обсуждения обратили внимание Ю. И. Хрычёва также на то, что определение им своей строфы как "русской строфы", может вызвать справедливые возражения. Оборачиваясь на прошлую творческую практику, мы видим, что обычно те или иные строфы назывались чаще всего либо по имени создателя (Алкеева строфа, Асклепиадова строфа, Спенсерова строфа и т. п.), либо по характерному признаку строфы (терцина, секстина, октава). И в соответствии с этой традицией правильнее было бы назвать новую строфу строфой Ю. И. Хрычёва или, например, анафорической строфой (указывая тем самым на ее характерный строфообразующий признак).

2.

На тех же основаниях и с теми же коррективами участники круглого стола согласились с Ю. И. Хрычёвым, предложившим вниманию собравшихся наряду с существующими твердыми формами — триолетом, ронделем, сонетом и другими — новую твердую форму "РуСт" (камень), основанную на повторении в начале каждого стиха одного и того же слова, признавая ее вполне возможной и заслуживающей внимания в поэтической практике.

3.

Участники круглого стола согласились с Ю. И. Хрычёвым, предложившим форму сонета с рифмовкой: четыре двустишия + два терцета (ааЬЬссdd + еfе qfq (еfefef, еfq efq и т. д.) или ааЬЬ ссdd + два терцета, и назвавшим эту форму "РУССКОЙ ФОРМОЙ СОНЕТА", что такая форма также вполне возможна, заслуживает внимания и, не исключено, в поэтической практике уже кем-то использовалась.
Как и в случае с "РУССКОЙ СТРОФОЙ" и "РУССКОЙ ТВЕРДОЙ ФОРМОЙ" — "Руст" (камень) частники обсуждения обратили внимание Ю. И. Хрычёва на то, что определение им сонета с указанной рифмовкой как "РУССКОЙ ФОРМЫ СОНЕТА", может также вызвать справедливые возражения.
В мировой поэтической практике известны итальянская, французская и английская формы сонета. Свои названия они получили не по каким-то содержательным национально окрашенным качествам, а способу рифмовки, получившей широкое распространение в той или иной стране.


Понятно, что сонетная форма, предлагаемая Ю. И. Хрычёвым, отнюдь не получила широкого распространения в России, и поэтому в настоящий момент ее разумнее назвать по имени создателя и популяризатора этой формы строфы — Ю. И. Хрычёва.

4.

В связи с НЕКЛАССИЧЕСКОЙ формой сонета, состоящей из тринадцати, а не 14‑ти строк, предложенной Ю. И. Хры­чёвым, участники круглого стола были едины в том, что эта форма продолжает традицию экспериментов с сонетной формой (см.: "венок сонетов", "опрокинутый сонет", "половинный сонет", "безголовый сонет", "сплошной сонет", "хромой сонет" и др.), в частности, такие экспериментальные сонетные формы, как "хвостатый сонет" (в нем к 14 строкам добавляется один или несколько терцетов), "сонет с кодой" (в этом случае добавляется дополнительная 15‑я строка), "усеченный сонет" (сонет, в котором меньше 14 строк).
Существуют стихотворения, где авторы, так или иначе отталкиваясь от классической сонетной формы, предлагают вниманию читателей текст из 13 строк.
Например:



Иннокентий АННЕНСКИЙ
 
Тринадцать строк

Я хотел бы любить облака
На заре… Но мне горек их дым:
Так неволя тогда мне тяжка,
Так я помню, что был молодым.

Я любить бы их вечер хотел,
Когда, рдея, там гаснут лучи,
Но от жертвы их розовых тел
Только пепел мне снится в ночи.

Я люблю только ночь и цветы
В хрустале, где дробятся огни,
Потому что утехой мечты
В хрустале умирают они…
Потому что — цветы это ты.

Без года

Иннокентий Анненский.
Стихотворения и трагедии.
Сер.: Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1990.

 



Лея ГОЛЬДБЕРГ
 
Сонеты в 13 строк

1.

Блаженны те, чей смех сквозь бури в море,
Как свет звезды на пене волн, блестит.
Блаженны те, что встретились в час горя,
Но тайно радость в лицах их горит.

Блажен, кто другу счастием готов
Светиться сквозь печаль в день возвращенья.
Блаженна воздаяньем за мученья
Нам средь мучений данная любовь.

Сто крат блаженна я: моей рукой
Твоя ладонь на миг была согрета
В день, когда смерть явилась предо мной,

И искру лишь из глаз, горящих светом,
Во тьму, как клад, дано мне взять с собой.

1957

Перевод с иврита Адольфа Гомана
Адольф Гоман Утренняя молния.
2000

В заключении участники семинара пожелали Ю. И. Хрычёву творческих успехов и новых открытий в области стихотворной формы.

Выписку из протокола круглого стола подготовил
А. П. Зименков
старший научный сотрудник ИМЛИ РАН

Подпись, печать




Яндекс.Метрика