Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
TV "Поэтоград"
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 02 (374), 2020 г.



ДМИТРИЙ АНИКИН

УКРУПНЕННЫЙ ОБРАЗ



Дмитрий Аникин — поэт. Родился в 1972 году в Москве, где и живет до сих пор. Автор книги «Троянская война» и многих публикаций.



ПРОГУЛКИ

Не хочу я стран знаменитых, дальних,
где лазурь сияет, слепя, тревожа,
где волна играет, где море плещет
непринужденно —

от щедрот природы не протолкнуться.
Я, усталый, там наблюдал бы хмуро
неестественный, укрупненный образ
дольнего мира.

Слишком много глаз осмотрело бегло
толчею цветов, и, чтоб всем досталось
видов, Юг сверкает, пренебрегая
полутонами.

Сберегая деньги и нервы, этим
летом я пустился в поход недальний
к собственным пенатам — я в подмосковной
милой Купавне.

Не любя жару, я на летнем небе
облаков ищу; задождит, польется —
я и рад, сижу под навесом, в книгу
носом уткнувшись.

А сквозят лучи с высоты эфира
невозбранно — я полотенце в руки,
ветхие вяжу под ступни плесницы
и отправляюсь

к озеру (лежит в тесноте древесной,
ледниковых вод на земле остаток);
поплыву я вдоль берегов песчаных —
рейс каботажный.

Пресный Посейдон мне милее брата,
что метет волной из пучин соленых
гибель кораблям, беспокойной дурью
волн обуянный.

Здесь вода мутна, глубоко не видно —
и не надо: дно — ил, песок, коряги,
любопытству нет никакой награды;
поверху смотришь —

видишь Божий храм, берега с домами,
паруса летят, где ветрам дорога,
солнце на закате, его лучами
воздух пронизан.

Есть еще прогулок урок привычный —
среди нив пустых две тропинки к лесу,
где одна короче, в тени другая, —
путь выбираю.

Хрустнет под ногой неуклюжей ветка —
никого спугнуть не боюсь: ты, муза,
не оставишь ведь, а покой и волю
я не оставлю.



ПИСЬМО

Лучше сожги, не читая,
переверни, не гляди или,
вытряхнув из бычков табак,
выпотрошив, сверни самокрутку так,
текстом вовнутрь: мол, не то курили,
пожелтевшими пальцами разминая,

сидя на стуле и дым глотая.
Воздух на долгие дни и мили
весь тишиной набряк.
Так представляю о лимбе рая,
рад бы заплакать — не известили:
почта сюда никак.

Сад порос быльем, а какие были
доходы, праздники урожая!
К лучшему, что иссяк
наш чернозем, и доход прожили,
и садится крикливая галок стая
дерева на костяк.

Место свободы. Земля святая.
Ибо нечем (сказано: все прожили)
скинуться на общак.
Многое, много уже забыли,
дальше стараемся, забывая,
путая что и как.



МЕДВЕДЬ

Зверь сер,
зверь светло-бур, космат, велик,
зверь сед,
зверь голоден, неспящ,
зимою лютой
бродящий зверь,
зверь, созданный в минуту
сомнения Творца.

Зверь — сам себе творец —
комок
слюны и шерсти обдает дыханьем,
вылизывает длинным языком
медведица —
и как душа живая
удержится,
в чем? —

жилы возникают,
и тяжелеет в кровь,
горчает в желчь
дыханья влага.

Природа наша малая, лесная —
и кто еще напомнит о величье
и страхе Божьем…

Зверь мудр, сластолюбив, опасен, быстр,
косматый сладкоежка и убийца
себе подобных —
это человек
обросший, это будущность его
посмертная, сокрытая тайгой.

Послушный зверь,
знаток кульбитов разных,
жилец арены,
клоун бурый, рыжий,
ходок канатный и ездок колесный,
хранящий про запас свои таланты
подспудные,
готовит бенефис,
большое представление на бис —
одним движеньем смахивает скальп,
и дрессировщик орошает красным
попробовавшего не в первый раз
хмельную снедь такую…



НЕВЕЩИЕ СНЫ

Ты снова, нарушая уговор,
являешься нисколько не похожей
на ту, кем мне была, на ту, кем стала,
но, узнанная сразу, до еще
сюжетных поворотов, приводящих
к сужденной встрече, — смотришь сна извне.

Что недоброжелательно так? Выйди
да покажись, да повертись юлой
на месте, на свету — а, это ты:
движение за шторой, шорох листьев,
внезапно с силой хлопнувшая дверь,
присутствие опасного чего-то…

Масть белую, масть черную, свои
как платьица, меняешь, кареглаза,
зеленоглаза, — женщина во всех
подробностях, изгибах — архетип,
но с точностью пристрастной в сердце прямо —
примета невеликая, повадка,
ухваченная памятью. Отдельно
стоишь от всех, любовь моя, тоска.

Всегда ты увлекалась маскарадом,
а здесь раздолье; может, умерла
и потому прикидываешь виды
новорожденной плоти. Воплощений
пытаешь предстоящий путь — меня
в любом из них не любишь изначально,
имеешь власть большую надо мной;
все это, значит, не зависит от
случайностей и встреч, соитий, смерти;
есть в изначальных планах бытия
на нас с тобой, на души холостые…



НИЩАЯ ОСЕНЬ

Опыт достался немалой ценой,
много чего приключалось со мной
всякого разного — время текло,
трескалось над циферблатом стекло.
Много чего приключилось, сбылось
тут в Подмосковье — промерзла насквозь
нищая осень в безъяблочный год,
вещей бескормицы вышел черед.

Умник несчастный, сижу и пишу,
ток идет знобкий по карандашу,
крутится счетчик, топлю день и ночь —
не протопить, осень не превозмочь.



Яндекс.Метрика