Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
TV "Поэтоград"
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 11 (383), 2020 г.



ЛЮБОВЬ БЕРЗИНА

Любовь Берзина — поэт. Окончила факультет журналистики МГУ. В 1977–1986 годах активно участвовала в работе университетской литературной студии «Луч» под руководством И. Л. Волгина. Живет и работает в Москве. Автор многих публикаций и книг. Член Союза писателей ХХI века.



СЕВЕРНАЯ ЯГОДА
 
ПУШКИН И НАТАЛИ
 

1. Портрет

Натали сияющий портрет
Он повесил собственной рукой.
Навсегда запомнил этот свет,
Что исходит от нее одной.

Черной речки черная вода,
Холод стали в ледяной руке.
Выстрел в профиль черный, в никуда,
Боль в груди и жизнь на волоске.

Снег. Морозный стелется туман,
Облака сгущаются вдали.
В небесах является, незван,
Незабвенный облик Натали.

2. Морошка

Свет туманный льется
В узкие окошки.
Пушкин перед смертью
Попросил морошки.

И к нему подсела
Тихо Натали:
Ягодой кормила
Солнечной внутри.

Северная ягода
Спела-зрела летом,
Чтоб утешить сладостью
Русского поэта,

Чтобы вместо солнца
Падать на кровать,
Чтоб ему не страшно
Было умирать.



ПОЖАР В СОБОРЕ НОТР-ДАМ

1.
Горит парижская святыня,
И зарево краснеет крыш.
И вера во Христа отныне
Пустой покинула Париж.

Туристы ходят хромоного,
И клерки мчат по их следам,
Они в церквях не видят Бога,
Для них игрушка Нотр-Дам.

Огонь не камни лижет — души,
Он красен, как людская кровь,
И столько он церквей разрушил,
Так много не построить вновь!

Он целовал босые ноги
И алый подарил платок
Тесовой церкви в Кондопоге,
Которую оставил Бог!

Он пробирался по палатам
И по наличникам резным,
Именье бедных и богатых
Развеивал в огонь и дым.

И красота неуловима —
Сгорела, вот она, держи!
Беззвучно проплывают мимо
Церквей прозрачных витражи.

И птиц встревоженная стая
Насквозь бесплотный режет храм —
В кровавом пламени сгорая,
Стоит распятый Нотр-Дам.

2.
Падает шпиль,
Огонь ревет,
У жителей на глазах,
Кто-то теснится и зрелища ждет,
Кто-то стоит в слезах.
Кто-то снимает на телефон,
Кто-то молитвы поет,
Шпиль накренился,
Он раскален,
И вот-вот упадет!

Гуще толпа и краснее свет,
Дух инфернальный тут.
Даже болезные встали с колен,
Устои вот-вот падут.
Траурной лентой дыма уже
Заволокло Париж.
Отсвет огня кровавый дрожит
На черепице крыш.

Так же любовь сгорает внутри,
Так же сгорают мечты!
Жизнь, как огненные цветы,
Падает с высоты!

Пепел, как снег, заволок Париж,
В нем остались навек —
Глянец картин и слова молитв,
Все, чем жив человек.



ДУБ

1.
Я обнимаю дуб,
Он не в обхват широкий,
И обнимают дуб
Окрестные поля.

Я обнимаю дуб
И чувствую все токи,
Которые дает
Кубанская земля.

Дуб устоял в войну,
Его не повалила,
Ни урагана мощь,
Ни бомба, ни обстрел,
Все обнимают дуб,
И просят: «Дай мне силы!»
Под солнцем, что глядит
В алеющий прицел.

И трактор, что рычит,
Железом режет поле,
Сверкает, словно жук,
В сиянье золотом,
Дуб обошел вокруг
Не раз по доброй воле,
И долгих лет круги
Оставил он на нем.

Вцепился в землю дуб,
Как пальцами, корнями,
Он из нее, родной,
И силу взял, и мощь,
Под сводом его рук
Стоишь, словно во храме,
И шепчут листьев рты,
А что — не разберешь.

2.
— А что за дерево, отец,
С огромной кроной?
— То дуб сынок, могучий дуб,
Еще зеленый.

— А сколько лет ему?
— Лет сто, а, может, боле.
— Зачем же он стоит один
Посреди поля?

— Он не всегда тут был один,
Могуч и мощен,
Здесь твой прапрадед проходил
Дубовой рощей.

— Где ж растерял он навсегда
Сестер и братьев?
—Взяла их времени вода
В свои объятья!

— Так значит дуб уже старик,
И все изведал,
И помнит бабушку мою,
И помнит деда?

— Ты обними его, сынок,
Сожми покрепче!
Послушай, что тебе листок
Его прошепчет...




Яндекс.Метрика