Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 5 (11), 2011 г.



Михаил МИКАЭЛЬ

Окончание зимы

1.

Грустные стихи

Как сверчок за старой печкой,
Ты сердись и не сердись,
До утра считай овечек,
Хочешь куриц, хочешь лис...

Все равно на край колодца
Сядет птица куковать,
Мертвая вода не льется,
И недолго дни считать —

Этот белый, этот серый,
Этот даренный годок...
Жизнь, что убежать хотела,
Пленницей лежит у ног.

Я смирил ее, она ли
Заковала реку в лед?..
Золушкой, на карнавале,
Вдаль не смотрит.
Снов не ждет.

2.

Мышь

Каждый день отыскиваю зерна
Прокормить, в пустые годы, мышь.
На юру затихли звуки горна,
Птиц поймали. С кем поговоришь?

Разве с мышью боязливой, серой,
Платье из казенного сукна...
В норку строчки cпрятала умело,
Те, что в ночь читают у окна…

Муза, мышка, вечная норушка,
В кухонном, замызганном углу,
Прочитай стихи тишком на ушко,
Всем живым, кто вновь глотает мглу.

В неизменной свите Аполлона,
Там, у солнца, вспомни обо мне,
И пошли в лачугу из бетона
Песнь синиц о мчащемся коне.

И девицы с ведрами лукавый,
Дай увидеть, перед смертью, взгляд,
И вернись, шурши бумагой справа,
И шепчи мне песни наугад…

Каждый день бураны и метели,
Ты в углу о жизни расскажи —
О ловушках, сыре и расстрелах,
И о тьме, что слово съест в тиши…

3.

Весна почти достигла цели...

Весна почти достигла цели,
Но снег, и холод, и февраль...
Лежат до вечера постели
Неубраны. Известный враль

Все врет и врет с телеэкрана,
А за окном дерев кора,
На ветке нижней два стакана
Блестят пластмассой до утра…
Прощай, помытая Россия,
Блажен в джакузи голос твой.
Поешь шансон, но очи Вия
Стоят распахнутой звездой,

Над полем дальним и над лугом,
Над европейской густотой,
В которой выбран Рура уголь,
И страхи стали на постой

В трактирах, что теперь кофейни,
На рынках — им базар родня…
И через крылья старых мельниц
До края Азия видна.

4.

Сон

Ты все дальше или ближе,
Сад пустой неснятых слив?
Дождь смывает листья с крыши,
Листья жести обнажив….

Поднимается тревожно
Муэдзин на минарет,
Марсианский ждет треножник,
Излучая алый свет.

Щиплет стебли агнец… виться
Продолжает ли тропа?..
Завернет солдат в тряпицу
Глину бурую — с лопат.

5.

На том свете

Я переулками пройду,
Под вечер вспоминая
Тебя на Чистопрудном льду —
Там свет с тобой играет…

Свет желтый старых фонарей
Любовником искусным
Ведет ладонью, из аллей,
По пряди светло-русой.

По кофте вязаной и вниз —
К ногам и старым "гагам"…
На "Колизее" спит карниз,
Отклеилась бумага

Давнишних простеньких афиш,
И музыка разврата —
"Ах, ландыши!"… с катка до крыш
Взлетает виновато.

И свет нездешний — он плывет,
Тот свет времен пустынных,
В них череда щемящих нот
Цветет на стеблях длинных,
Тот свет, куда еще приплыть,
В свой дом, весною поздней?..
Растает лед, и будет зыбь
Качать мой мир бесслезный.

Мой мир под звездами кружить —
Лодчонку, желтой ночью…
И, луч на руку положив,
Мне станет свет пророчить

О том, что вечно фонари
Льют желтый свет в аллеи,
И ноябри, и декабри
Под май душою зреют.

6.

Переезд

Днями, в полдень, переедет время
С зимних обустроенных квартир
В птичьи гнезда, в глинозем и в семя,
Что почти надумало взойти.

В тихий смех рождающихся листьев,
В сладких трав зеленый водопой,
В незапятнанность весенних истин,
В неизменный, летний голос твой.

В молодую девицу-крапиву,
С вишнями излишний разговор,
В медленное грустное "счастливо!"
В бег реки на утренний простор…

7.

Шаги

Неизвестные дали всегда, пусть немного, Дали —
Циферблаты устали, соснуть на часок прилегли,
Исчисление времени не по курантам идет,
Мера в шаге идущего, в петлях, что крутит пилот.

Не в колесиках мелких, латинице римских календ —
В пятках стертых до крови, в разбитой о камни ступне.
Не в цифири индусов, одетой в арабскую вязь —
В ритме крика погонщика, чуде зажегшихся глаз.

За сиренью у дома откроются город и мир,
Я несу свое время, свобода дана, не мундир.
Не пиджак — старый свитер, не галстук — а выдох и вдох,
Мне часы из дыханья поднес при рождении Бог.

И снабдили мои, одинокие в мире, шаги
Свойством Ангелы — время вышагивать. Им помоги,
Не мешай подниматься заоблачной белой тропой,
С желтым временем чистым, — для шага в пустыне иной.




Яндекс.Метрика