Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 1 (16), 2012 г.



Александр ФЕДУЛОВ

здесь прежде


ДУРАЦКИЕ СТИХИ

степь выпестовала нас
степь
брошенная
одичалая
волчица степь
кругом стена
голубоглазая
бескрайняя стена
попробуй
обопрись
брожу ли я
вдоль-поперек
иль брежу
ты помнишь адреса?
ты выбродил свое?
прокисли небеса?
звонок молчит?
коса косит
как беглый призывник?
ты никому?
ори до дна
и мышью — клик

О — норка!
Звезд полна!

О степь
голубоглазая, стенай!
Я все еще брожу.
Рубцами письмена
транслирует
спина.
Я — камень!
Вывернутый камень.
Я гол у бога лаза…
…..!
Не застрахованный
от сглаза
компот закис.
Моноклем Браза
в ночи повис.
Прости, Антей!
И степь, прости!
Дурацкий стих.
Дура… и стих.

ЗАУМЬ

жоу дить
жоуся диться
шоуся ситься
оуся еться
ю ить
оу еть
ю еть
оу ить
ВЪЗВЛЕЧЕТЬ

* * *

Курлычат запоздалые огни.
Ты не гони коней-кровинок.
Ковыль мерцает, черным — сныть.
Уже достиг покоя инок.
Про нас, молящих новизны.
Про степь, съедающую нас.
Прикрой глаза — услышишь глас.
Но осторожней — не сморгни:
Там Хлебников под ивой смотрит сны.

И ива дивой вознеслась.
И степь стихами след укрыла.
И даль огнящая подвыла,
Теряя власть.

Ты не гони коней, любезный.
Где храм стоял — воздвиглась бездна.

Но леший тропку проложил.
Чтоб я так жил!

* * *

осколки сколоты
Идол погружен в лодку
одиночная гребля
Ковчег луной затонул
подводная лодка
желтая неужели
и биттт лыс скиф ы и
и бритт Анку ва шум — А!
тьма знаний на страже
то холм — то овражек
то молоха кража
то кубок — то чаша
то Чаша — то Кубок
то счастия клубы
на губках сквозь зубы
овсяная каша
а сверху ну — сверху
тишайшая сажа
художникам вдоволь
на многие зимы
и щерится идол
слепящими фиксами
и в волны уходит
молчащими сфинксами
мурчащими свинками
крысками
инками
необузданный необузданный
небо — узы — обуза — буза
лыбятся — бросьте!
Но — нету туза
в рукаве.
Не-ту…

Нету!

* * *

Пели пули пылью поля.
Пали.
И пили, пили…
И пялились пэристые,
Вжимаясь в стены.
А пье!
Ю…

* * *

Столетья пропеты и пропиты.
Невод Рыбака пуст
нами, рожденными из уст
в уста. В Европе ты
Иона в чреве чуда.
Мы — берег, втихомолку — брег.
Но ведь обрек, а может быть — обрек,
зыбучим снам серебряного блюда
Он неспроста наш вдовий страстный век.

И век нам от стыда не разлепить.
И ветер наши рочества пролает.
И роды ада, недвижимый, принимает
Грядущий стон –
и он язык —
аренда –
нить.
Столетия, припертые на свалку,
Не в салки, не в лапту —
Валхаллу, друг! в алкалку!

20.10.2010

* * *

сФериниць
люци
фе фе фе
эээээсфе
эээээсфи
фе фе фе
рьюрьюрью
фе фе фе
рьерьерье
ниииииииииииии
ца
ца
ца — а………….
сфррр!
сфррр!
сфррр!
пффф
пффф
фюююююююююю
шшшшшшшшшшшшш
и огля
ну ТЫ!
СЯ!
Не у спели. Сь.

* * *

шатаются злОТЫе кроны
ласТЫ поТОком шуршат
по серой стене р я б о й
властного оКТОбря

* * *

клены клюк
нули и в
плаче
то passio, то
viva а че
опустевшие
ся дачи
на кара Ч
ках в кука
рааачи

* * *

схлестнулись желтые и синие
зеленым некуда краснеть
здесь прежде временные роды
зимы убийственная снедь

* * *

широким жестом
ставлю точку
в груди
снеговика

потеря сна и ночи

* * *

и вовсе не финал
ворона
подмигнула
с колокольни

* * *

шоссе — тропинка — окрик

ступеней

поскрип — P.S. –

овраг черемуховый

проросшие голоса
навстречу чуть охнут

закат — несжатая полоса –
в окно закрещенное вогнут

косяк — в косяке нож –
последняя — думалось — брошь –

торчит
уже вполовину отторгнут

ножи косяком — а я босиком

deja vu да живу

закрою глаза — и живу
пока ресницы не вздрогнут



Яндекс.Метрика