Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 5 (20), 2012 г.



Владимир Коркунов

Помнишь принцессу, что вздумала было летать?


* * *

"Так вот оно что, — сказала Кэдди…"
У.Ф.

Ты пахла деревьями.
Ты пахла чаем и плавленым сыром
(положенным на тостовый хлеб).
Ты пахла моей ладошкой
(на которой однажды уснула).
Ты пахла первым ноябрьским снегом,
песчаной июльской тропой,
кошками, которых кормила в январе…



Я пахнул одинаково — тобой.

Сентябрь 2011 г.
Кимры

* * *

Помнишь принцессу,
что вздумала было летать?
После — ее собирали (конструктором Лего).
Холодно там или нет — попроси рассказать.
Крылья дают, или просто — с разбега, и в небо?
Помнишь принцессу — и тельце ободранное?
Вдрызг переломанное,
только крылья раскрыты.
Старый хирург взгляд отвел: он не склеит ее
(лишь оболочку, возможно, —
у смерти отбитую).
Вспомни принцессу –
опавшую словно изъеденный лист,
крыльев нагих, отлетавших свое,
ампутацию.
Смотрит на небо она, но лететь — только вниз
ей предлагает разбившийся ангел по рации.
С ним и ее соберут,
и приштопают вырванных крыльев сукно,
вновь соберут и — закроют больничные двери.
Двери закроют, да вот… позабудут окно…
Впрочем, достаточно плакать.
Она же не первая.

4 мая 2012 г.
Удельная

* * *

А на сердце — раны, не подранки.
Что мне мир жестокий и больной,
если ты ревнуешь к мальчугану,
в Интернете спавшему с тобой?

5 мая 2012 г.
Удельная

Твой ребенок

1 /встреча/
касание обжигает
перекресток дороги и наш последний
тень потеет от взгляда
в твоем ребенке буду и я

2 /разговор/
Счастье это большая глупость
Целая жизнь для меня
Жизнь глупость?
От жизни стареют быстрее, чем от любви
Неправда

3 /монолог/
я-то умер в тебе, как умирает любая правда,
как дерево, склоненное в дождь,
распрямляет плечи
я — не по-человечески, ты — не по-людски
вот и умер

4 /рождение/
твой ребенок помнит меня
ты знала и он знает
знает –
без меня не родилось это сердце внутри
я видел в твоих слезах завтрашние сны
душе не нужно тело
я тебя не касался ни разу

Сентябрь 2011 г.
Тверь-Кимры

* * *

Как тоски набравши в рот,
я стоял — ни жив, ни мертв.
Я стоял. А жизнь катилась
сквозь машины, сквозь дома,
сквозь ненужного меня…

И дышали странной силой
шутки, влезшие случайно,
разговоры по ночам…
Все, что ты забыть просила.

Наши частые прогулки,
Ужин на сковороде –
Отдавали диким гулом в голове.

Наши сны, где ты боялась
потеряться; с нервной силой
мне шептала: милый, милый…
Это все как небыль смыло.
Все, что ты забыть просила.

Февраль-март 2010 г.
Москва-Кимры

* * *

Моя тень ложилась на тебя
и шла по тебе.
Мы уходили в циферблат
и — стирались
из памяти, из жизни, из времени.

И теперь только тени распахивают
бестелесные руки –
как мы когда-то — при каждой встрече.

Декабрь 2011 г.
Кимры

* * *

Игорю и Полине

Где мед — не мед, где человек-пчела,
и где пчела размером с человека;
слова, которые слагаются в слова,
становятся словесным пчело-веком.

И веком слов. Влеком и отвлекаем,
сидел слагавший риф(м)ы человек, –
о пчелах, мед словесный извлекающих,
о меде, меде, меди — обо всех.

Январь 2012 г.
Кимры

* * *

стандартное
арт но
искусство
во иск
футуризм
фу изм
дилетант
delete

2009 г.

машинист

симми крест твой длиною в жизнь
кто предъявит счет мертвецу
ты предъявишь счет мертвецу
ты так задолжал симми
(по человеку на жизнь
куда больше тридцати восьми)

ночами слышен гудок
мерзкий гудок
ноющий в прирельсовой пыли
не дающий спать
без которого не уснуть

он приходил каждую ночь
а ты еженочно спасал его

за одно-единственное спасение

Ноябрь 2011 г.
Кимры

* * *

Лине

А между нами стены и дома,
и, расставаясь, я схожу с ума –
я комнату словами обрамляю.
Мой телефон молчит — он все молчит,
незнанием, неведеньем горчит
несказанная несказанно стая
облупленных уже и кем-то слов,
которыми добраться до основ,
порвать рисованные расстоянья сложно.
Но разговор кренится на беду,
и я опять непонятым уйду –
я сам себя не понимаю должно.
Что рисовать, словами раскидать,
всяк приходящий вечер — словно тать –
тебя из монитора выдирает.
И остается мысли обрамлять,
и говорить с тобой опять, опять,
неловко и нелепо засыпая.

Февраль 2012 г.
Кимры

Спираль

1/начало/
Мы гуляли по снам и воспоминаниям,
держались за руки –
чтобы темнота не села на пальцы
обручальными кольцами.
Ты была моим страхом.

2 /по кругу/
Я лелеял тебя,
просил не исчезать, чтобы не возвращаться,
и не возвращаться, чтобы не исчезать.
А когда отпустил — на лицо легла щетина,
и утро стало казаться огарком (не)счастья.
(Разлука слаще обмана и короче смерти!)
Я встречал тебя и чувствовал, как седеет душа.
Я был одинок в тебе,
и ты была моим одиночеством.

3 /по спирали/
Ты крутила меня,
возводила по спирали,
сталкивала с человеком, грязью которого
можно было испачкать небосвод.
(Плач, Боккаччо, плачь!)
И этим человеком был я.

4 /конец/
Ты находила меня,
доставала лень, засунутую в ухо,
и сталкивала нас.
Меня и себя.
Себя и меня.
По спирали.
По кругу.
А потом я потерял кожу,
принял цифровое крещение,
проник всюду и отовсюду пропал.

Январь 2012 г.
Кимры

* * *

вингер что будет
экспериментатор умрет
не показав кота
ты ждал друзья ждали
вселенная
неживой кот пьет молоко из блюдца
живой кот ест консервы из миски
между ними мертвый мужчина
который не жив и не мертв
суперпозиция

и все-таки в ящике был не кот
а кошка

Ноябрь 2011 г.
Кимры

* * *

Угадай, где расстанешься — ждать
птицегордой душой, изломав тишину.
Где тебя обласкает чужая беда,
ты уйдешь — очень долго — ко дну.
Опускаясь — сценарий такой –
принимаешь, что жизнь — огонек,
уносимый с мотыльковой листвой,
где костер тебя сажает в кольцо,
а кольцо перетекает в венок.

Август 2011 г.
Калязин-Кашин

Воскресный вечер

Мы говорили. Дождь с туманом
играл, выплескивая грусть.
И расставаться было рано,
и странно ускорялся пульс.
Сквозила музыка сквозь мысли,
клубилась в ягодном дыму.
Вино с налетом легко-кислым
пыталось прошлое вернуть.
А после — пряная прохлада
и ночь цветущих тополей.
И расставаться было надо,
и нужно было быть смелей.

Апрель 2010 г.
Кимры

* * *

Жду приближения,
твоих длиннющих пальцев прикасания,
слепого жжения,
не моего — уже — и никогда — дыхания.
Ты можешь мочь, завьюжить мир,
взять и распнуть его;
на звездный скотч
впинать луну –
такую гнутую.

Июнь 2010 г.
Феодосия

* * *

Ныряешь в ночь, в темнеющий пролет.
Вслед не гляжу, иначе — не вернуться.
Ночная улица тебя не отдает,
лучи перерезая солнцу.
Я в детстве часто солнце рисовал,
сейчас мне кажется, что за его лучами
твой чуткий взгляд меня оберегал,
подсказывал себя найти вначале.
…Что там, внутри светящихся зрачков?
Не то ли счастье,
то ли просто чайная
располагает. Этот разговор –
он больше долгожданный, чем случайный.
И если я сейчас хочу молчать –
лишь потому, что ты — мое открытие.
Мне так тепло… но, знаешь, мятный чай
успел остыть на краешке улыбки.
…И все казалось донельзя простым,
но, отпуская в ночь, я вдруг подумал,
что солнце в детстве рисовала ты,
а я был где-то в уголке рисунка.

Октябрь 2010 г.
Москва




Яндекс.Метрика