Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 5 (20), 2012 г.



Анатолий Щелкунов

Может ли красота сегодня спасти мир?

На первый взгляд, кажется, что на этот вопрос напрашивается однозначный отрицательный ответ. И действительно, в течение десятилетий работают мощные международные политические и военно-политические структуры, а в мире до сих пор то тут, то там вспыхивают жестокие военные конфликты, уносящие сотни тысяч невинных человеческих жизней. На земном шаре не было и одного года, чтобы где-то не гибли люди в пожаре крупных или локальных войн.
Начиная с древнейших времен, человечеством затрачены огромные усилия и громадный труд, чтобы создать народам светлую и радостную жизнь. Но как мало достигнуто! В подавляющем большинстве стран мира народные массы живут в нужде и невежестве. Народы и люди в постоянной, в вечной злобе и борьбе между собой. Вопреки достигнутым успехам науки, философии, техники и политики, в жизни человечества есть многое, что необходимо улучшать. Чем это объяснить? Тем ли, что люди от природы — негодные существа, что в абсолютной своей массе они не способны к разумной и радостной жизни для всех? Тогда надо признать, что основная причина зла, ужасов и страданий жизни, ее болей и недугов следует искать в характере человеческого духа. И тогда зло и несчастье — непоправимы. Точно так же, как уксус всегда останется кислым, а лед — холодным, точно так же внутренняя непригодность, разлад людей, какими были, такими и останутся. Многие, видя медленное изменение жизни к лучшему, смотрят пессимистично на природу человека. Дух человека считают бесплодной почвой, которая не сможет родить ничего путного. Поэтому на земле так мало доброго, радостного и разумного.
На протяжении тысячелетий дух народов постоянно подвергался унижению и насилию, их приучали к покорности, безволию, терпению и рабству. В течение многих веков государственные образования на разных континентах душили творческий гений, подрезали ему крылья. Поэтому человечество так мало и медленно продвигается к совершенству. И следует удивляться силе человеческого гения, который с блеском расцветал в искусстве, как только где-то открывалось поле для творчества.
Завет, оставленный Ф. М. Достоевским человечеству о том, что "Красота спасет мир", имеет всеобъемлющий смысл. Он указывает на необходимость проникновения красоты не только в искусство, но и во все виды творческой деятельности человека. Достоевский был убежден в огромном, всестороннем значении красоты в жизни человека, в необходимости распространения ее влияния на все стороны его деятельности, на все сферы жизни отдельных народов и всего человечества. Достоевский не сказал, что культура спасет мир, или наука, или философия, или политика, или религия. А сказал: "красота спасет мир". И это потому, что наука, философия, политика, культура, религия могут принимать болезненные, уродливые, безобразные и даже преступные формы. И тогда они становятся служанками то суеверия (например, алхимия или астрология), то насилия, то жестокости, превращаются в темные, разрушительные силы. У народов мира еще долго не сотрется в памяти ужас геноцида и тирании, которые были рождены философией и политикой германского фашизма и коммунизма большевиков.
Широко распространено мнение, что красота, искусство и художественное творчество — это определенный вид роскоши в жизни; красивое, ценное, но не существенное дополнение творческой деятельности человека. Большая часть человеческого сообщества и материально, и духовно поставлена в такие тяжелые, иногда невыносимые условия, что при этом говорить о красоте и художественном творчестве излишне и даже неуместно. Это все равно, что говорить о вкусной пище перед голодными и бездомными людьми. Но в действительности наша личная, семейная, общественная, социальная и политическая жизнь именно потому обезображена и ущербна во всех отношениях, что в ней мало красоты. Создать разумную, здоровую, радостную жизнь для себя и других — это большое искусство. От нас — каждого в отдельности и всех вместе — требуется, чтобы мы входили в жизнь как художники, которые понимают и любят красоту, а не вторгаются в нее как грубые примитивные простаки или, что еще хуже, как варвары-разрушители.
Люди сами урезали, обескровили, лишили крыльев понятие красоты. И с настойчивостью, заслуживающей лучшего применения, продолжают это делать и в современных условиях. По этой причине мы ограбили самих себя, сделали свою жизнь ущербной. Мы закрыли и продолжаем закрывать красоте двери наших домов, рабочих мест, наших школ, общественных и государственных учреждений. Мы затворили красоту и художественное творчество, как сказочную райскую птицу, в золотую клетку темницы. Мы заперли искусство и служение красоте в художественных музеях и галереях, в академиях искусства, в стенах театров.
Но ведь красота и художественное творчество — это не гаремная красавица — одалиска, обворожительные прелести которой доступны только счастливцу, привилегированному избраннику судьбы. Красота и художественное творчество должны, подобно солнцу, светить всем и всему: и горным вершинам, и улицам, по которым мы ходим, и мастерским ремесленников, и каждому дому. Искусство и красота — это не роскошь, не красивое украшение или ожерелье из блестящих камней на шее жизни в праздничные дни или в торжественных случаях. Они должны быть насущной потребностью жизни, как воздух, вода и хлеб. Они должны стать цементом, известью, песком и глиной — основным скрепляющим материалом при строительстве жизни. Более того, искусству и красоте надлежит стать главными архитекторами созидания нашей жизни во всех ее проявлениях.
При планетарном, а не узком, утилитарном, понимании красоты, весь земной шар представляет собой громадную художественную студию, в которой как отдельные народы, так и все человечество призваны создать благодаря данной им жизни огромное художественное произведение. Все люди в каждый миг своей жизни, на каждом рабочем месте, в любом своем занятии или службе могут и должны стать художниками — творцами, носителями и распространителями красоты. Профессор на кафедре, народный учитель в школе, сельский труженик на ниве, врач в больнице, рабочий фабрики, священник у алтаря, офицер и воин в казарме, министр, готовящий законы, отец и мать в семье, муж и жена в семейном браке — все, всюду и всегда, во всем должны быть художниками.
Красота должна появляться не только под кистью Рафаэля или долотом Микеланджело, под пером Данте, Шекспира или Шиллера, пальцами рук Бетховена, Моцарта или Листа. Ее должны создавать и кисть маляра, и острое шило сапожника, и тяжелый молот кузнеца и каменотеса, и, если угодно, щетка уборщицы. Все должно быть красиво. Красивыми должны быть не только статуи на площадях и перекрестках, но и сами площади, улицы и перекрестки. Лестницы и светильники на них. Красивыми должны быть люди, их семьи. Общественный быт, социальное устройство, государственные деятели, законы. Надо добиться, чтобы красивым было земледелие и положение земледельцев, труд и вознаграждение за него. Красота должна играть и переливаться разноцветными, сильными и прекрасными лучами во всех плоскостях жизни, как солнце в огромном многогранном бриллианте изумительной чистоты. От каждого взгляда человека, каждого его слова, жеста, выражения лица, его мысли, от каждого прикосновения его рук и пальцев в жизни должны исходить лучи красоты. Только тогда можно сказать, что красота есть в жизни. И тогда будут понятны слова великого Достоевского: "Красота спасет мир".
Но совершенно естественно возникает вопрос: что такое красота? Ведь каждый человек ее понимает по-своему. В чем ее сущность? Каковы законы красоты? Понять это не просто.
Как известно, творческий гений древних греков раскрыл тайну красоты в совершенной гармонии. В безупречной пропорции частей, в полном сочетании размеров, форм и цвета. Они оставили человечеству завет, как Моисей оставил еврейскому народу свои скрижали, что тайна любой красоты в гармонии. В пропорциональности. В сочетании мельчайших частей.
Многие знают, что над вратами одного из сооружений Дельфийского храма была надпись: "Познай самого себя!"
Однако, к сожалению, мало кому известно, что на другой стороне была надпись, может быть, содержащая большую мудрость, чем первая: "Ничего сверх меры!"
Ничего более того, что требуется. Все должно быть в меру, на своем месте и в свое время.
И для нас сегодня, в любви, в борьбе и труде, в политике и частной жизни — везде и всюду актуальна великая мудрость: ничего чрезмерного, ничего лишнего, ничего сверх меры!
Но открытая греками тайна красоты — это, так сказать, первая ее тайна. Вторую тайну красоты — красоты человеческого духа открыли титаны Возрождения.
Никогда не забуду то чувство, которое я испытал, когда впервые увидел в дрезденском Цвингере знаменитую "Сикстинскую мадонну" Рафаэля. Это чувство было подобно художественному шоку. На какой-то миг я впал в художественное оцепенение. Стоял, словно обессилев, не в состоянии оторвать от картины взора. Она вызывала ассоциацию пламенной молитвы. Я готов был встать перед ней на колени. Придя в себя, я мысленно задался вопросом: что в картине так поражает и очаровывает? Ответ на этот вопрос содержится в гармонии, в дивном сочетании отдельных частей и деталей сюжета с единым и завершенным целым композиции. Это, может быть, самое великое произведение в живописи. В нем вроде бы нет ничего особенного. Но если духовно подняться до заключенного в картине гениальным художником смысла, то видишь, что Мадонна спускается с небес на землю с младенцем Христом в руках. Не идет по облакам, а именно спускается с облаков на землю. В этом — особенность мадонны эпохи Возрождения. Сын этой эпохи — художник верил, что истина, красота, светлая жизнь могут и должны быть на земле. И у Рафаэля мадонна снисходит с неба на землю. "Сикстинская мадонна" — самая драгоценная скрижаль эпохи Возрождения. В ней все является пророческим, вдохновенным, прекрасным. Каждая мелкая деталь, каждый жест, поворот головы полны глубокого смысла. Младенец Христос на руках своей Матери прижимается к Ней, как будто хочет опереться. Его взор сильно озадачен. Он — живая Истина. Воплощенная Любовь. И Он идет на землю. И чем ближе земля, тем неприветливее, отвратительнее. Тем страшнее видится ее образ. Словно от неприкрытой помойной ямы, от земли исходит зловонье лжи, предательств, ненависти, злобы и убийств. И первое движение Младенца — вернуться назад.
Помните слова Христа в Гефсиманском саду:
— "Отче Мой, если возможно, да минет Меня чаша сия".
Но это только первая, быстро проходящая жалоба скорби. Далее мы знаем о твердом решении:
— "Впрочем, не как Я хочу, но как Ты".
И из Гефсиманского сада Христос взошел на Голгофу. Продолжает свой путь на землю и младенец Христос.
Подобное же художественное оцепенение я испытал, впервые увидев картину русского художника Иванова "Явление Христа народу" в Третьяковской галерее. Картина изображает группу людей на берегу реки Иордан, слушающих пророка Иоанна Крестителя. Они спрашивают его: "Что делать?" Он отвечает: "Прежде всего, поймите, что живете вы плохо. Почувствуйте отвращение ко лжи и неправедности, с которыми вы свыклись. Покайтесь! А когда захотите светлой и радостной жизни, идите к Тому, Кто идет там, вдали, Он вас научит". Известно, что над этим произведением художник работал почти всю жизнь. Десятки лет он пытался осмыслить образ Христа, чтобы изобразить Его на полотне. Долго ему это не удавалось. Он понимал, что путь к гармонии жизни — в Христе. Этот образ художником изображен не четко, идущим издалека. И зритель понимает, что человеку нужно еще долго идти, чтобы достичь великой Истины и Любви.
У других людей подобные моему художественному шоку вызывали или могут вызвать другие произведения искусства.
Великие художники, гении искусства и их дивные творения со времен древней Эллады до наших дней свидетельствуют о том, что художники не равнодушные зрители проявлений и событий в жизни, которым безразличны зло и добро, безобразие и красота. Они не просто "увеселители" жизни, создающие только красивые линии, цвета, звуки и слова. Все это для них является только формой, языком их творчества. Но сама их речь всегда была пророческой. Была откровением новой и новой правды, все более совершенной красоты. Они несли красоту людям и звали их к красоте. Вспомним слова Родена, сказавшего, что "великим художником может быть только человек с великой душой, человек орлиного полета к высотам духа". Произведения Гомера, Данте, Сервантеса, Шекспира, Гёте или Льва Толстого отражают величие и биографию их душ, их мировоззрения. Точно также с картинами, статуями, даже со зданиями, созданными великими художниками. В красках, линиях, мраморе, гипсе, бронзе, стекле и камне заключена глубокая философия, великая и светлая мудрость жизни. Даны скрижали, заповеди, уроки жизни, заветы гения людям.
Лев Толстой несколькими словами определил разницу между силой и влиянием, которые могут иметь ученые, философы, законодатели, с одной стороны, и художники, с другой. Он говорил: "Ученый, философ доказывает, а художник показывает". Иными словами, мыслитель убеждает путем долгих рассуждений, аргументов и заключений, а художник дает яркую картину, и вы, без каких-либо аргументов способны почувствовать ужас перед безднами жизни или загораетесь страстным влечением к светлым, солнечным высотам человеческого духа, образ которого художник с такой силой и красотой воплотил в своем произведении.
Творения великих художников открывают нам душу народа, сыновьями которого были гении искусства. И что самое важное, эти творения искусства показывают нам народы в минуты их вдохновения, в состоянии наивысшего духовного напряжения, самого большого очарования, доступной их уму и сердцу красоты. Эта красота, пережитая и многократно выстраданная гениями народа, нас покоряет и восхищает. Она нас облагораживает, духовно очищает и освежает. Влечет нас за собой к новым и новым высотам беспредельной, вечной красоты. Отсюда становится ясными как сущность искусства, так его цели и задачи.
И какую бы радость и наслаждение нам бы не доставлял труд художника, все-таки было бы печальной и даже преступной ошибкой думать, как, впрочем, многие и думают, что задача и цель художника — красиво нас "забавлять". Радовать, веселить и умилять наши очи, слух, мысли и чувства приятными чертами, красивыми звуками и словами. Такое понимание унижает красоту и искусство. Обесценивает его, оскорбляет и оскверняет. Все человечество, все народы, каждый отдельный человек ожидали и ожидают свой "Ханаан" — желанную и радостную жизнь. И гении человечества: мудрецы-философы, великие ученые, вожди социальных реформ были нашими пионерами. Прокладывали или, по крайней мере, намечали новые, более короткие и легкие пути к "обетованной жизни". Между ними самыми доступными, самыми привлекательными и привлекающими были и остаются гении искусства, настоящие светила художественного творчества.
Но до сих пор, несмотря на огромные усилия всего человечества, ему не удается раскрыть третью тайну красоты, которая заключается в гармонии человеческих отношений. Той красоты, когда и в сердце человека, и в жизни людей, народов все будет в совершенной гармонии. И тогда не будет ни страданий, ни злобы, ни проклятий. И каждый акт человеческой деятельности будет актом большой радости, как для самого себя, так и для других людей.
В реальной жизни мы видим на каждом шагу, что людям не удается освободиться от животного в своем существе. Не смог еще человек победить в себе животное начало. Есть, и их не мало, таких "деятелей" искусства, которые насаждают в общественном сознании не завещанные гениями человечества критерии красоты духа человека, а его низменные страсти, берущие начало в его звериной сущности.
Тяжким общественным, народным и даже общечеловеческим преступлением будет — оставить какую бы то ни было сторону жизни запущенной, обезображенной и не прилагать усилий к тому, чтобы сделать ее красивой и художественно совершенной. Но необходимо, чтобы в красивых домах жили счастливые, красивые и здоровые морально и физически люди. Необходимо, чтобы школы, семьи, законодательство и все взаимоотношения между людьми были красивыми. А на выставках чтобы появлялись образцы красивых мыслей, красивых чувств, красивых действий — образцы красивой политики, красивых законов и т.д. и т.п.
Это насущная и неотложная задача нашего времени. Передовые люди во всех странах должны понять это и добиваться воплощения подобной красоты в художественных образах разных сторон жизни, заразить этой красотой народные массы, выработать у них потребность в такой красоте.
Вроде бы ясная задача. Но не все творцы ее осознают. А если и осознают, то не знают, как ее решать. И в этом не их вина. Не всегда в жизни легко сделать правильные выводы и оценки. Вследствие этого разные люди по-разному относятся к жизни, по-разному понимают ее красоту, а художники по-разному пытаются воплотить ее в действительности.
Создатели великих художественных произведений, художники разных стран сами представляют собой произведения великого художника, имя которому народ. Художники — плоть от плоти своего народа и своего времени. Отсюда ясно, что любое художественное творчество в яркой художественной форме — это отражение и воплощение настроений, переживаний, стремлений не только личности художника, но и окружающей его среды. Творчество — это аромат всей народной души. Вот почему, если чего-то нет в народной душе, то оно не появится и в творчестве художников.
Современное человечество еще не обладает тем творческим потенциалом, который породил бы ненасытную жажду к всесторонней красоте жизни. Большая часть человеческого общества вынуждена сосредоточить основное свое внимание на условиях жизни, которые вызывают у подавляющей массы людей недовольство. Их возмущают различные безобразия повседневной жизни. Старое понимание идеалов красоты жизни уже не удовлетворяет человечество. А новое еще не родилось. Не оформилось четко в своей полноте. Но человечество нуждается в новом, более совершенном, сильном и увлекательном прекрасном.
Поиск этого прекрасного должен приблизить человека к разгадке третьей тайны красоты и добиться гармонизации общественных отношений, отношений между различными социальными, национальными и конфессиональными группами, между отдельными государствами. В этом заключается высшее проявление духовной красоты человека. Огромное значение могут сыграть при этом политики, задача которых не извращать понимание сущности власти, а создавать гармоничное общество, в котором отдельные составляющие его элементы взаимодействовали бы слаженно и с пользой для каждого отдельно и всех вместе. Еще Аристотель говорил, что задача политики — дать как можно больше благополучия для возможно большего числа людей. Это, без сомнения, важная задача, но, к сожалению, как прошлыми, так и современными поколениями политиков не усвоенная. И не важно, какую форму имеет государственная власть. Главное — насколько глубокие и здоровые ее проявления, в основе которых должны быть нравственные начала, справедливость и добродетель. В этом суть красоты политики.
Когда человечеству удастся добиться неразрывной связи нравственности и власти, а политики будут направлять все свои усилия на гармонизацию общественных отношений и самой политической жизни, тогда и произойдет практическая реализация гениального завета Ф.М.Достоевского о том, что "Красота спасет мир".

Анатолий Щелкунов



Яндекс.Метрика