Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 8 (23), 2012 г.



ЛЕО БУТНАРУ. «ПОЭТ – ЛУЧШИЙ “СПЕЦИАЛИСТ»” В ОБЛАСТИ КОНЦА СВЕТА»*

«Действительно ли» (оправданы ли здесь недоверчивые кавычки?) в этом 2012 году, 21 декабря, мир должен скончаться? Дата эта породила странный феномен — ожило множество эсхатологических гипотез, трактуемых в новом, современном ключе. Удивительно, но этот «близкий конец света» принес в мир некую новую поэзию! Поэзия пишется или только предчувствуется — где-то там, внутри, в золотой фильмотеке человеческих снов и мечтаний. Стоит лишь назвать эти гипотезы — и тоже получается поэзия, стих, строка. Я называю — нанизываю! — это ожерелье метафор, вызывающих содроганье — но… не страх.
Зороастризм был первой эсхатологической теорией в письменной истории.
В непредсказуемую игру гипотез и метафор врывается Центральноамериканский Календарь, называемый еще календарем майя. Потом идут шаманы североамериканских индейцев Хопи.
И‑Цзын, Книга перемен, китайский Оракул описывают Великого Водяного Дракона Янг, собирающего моря, океаны, (…росу, слезы…), снега, облака, ледники — во Всепоглощающую Влагу.
Эхом откликаются христианский Потоп и Апокалипсис. И конец света из исламского Кимаха, а там неподалеку иудейский Век Грядущий (Олам Хаба).
Через моря и океаны мира внимательно следит за этим индус Шива-разрушитель.
Здесь, у границ Литвы, говорит скандинавская мифология Рагнарек, которая также напоминает о конца света. Все это похоже на какой-то балтийский Армагеддон.
Конец света, Смерть Вселенной не могли не упоминаться ни французом Нострадамусом, исследованным и многократно реинтерпретированным, ни болгарской крестьянкой Вангой. А задолго до Ванги — в XV веке, в Англии, — пророчицей и ясновидящей Матерью Шиптон. (А после Матери Шиптон был пророк Шекспир!)
А далее — апокалипсическая поэзия о превращении Солнца в сверхновую звезду или об угасании солнца. А результат один: конец света.
Гипотезы о резкой смене магнитных полюсов Земли или о полном их исчезновении. Глобальное землетрясение. Извержение супервулкана. Падение астероида. Катастрофические изменения климата. Голод, связанный с перенаселением. Всемирная Пандемия. Глобальная экологическая катастрофа. Ядерная война. Биологическая война. Глобальное потепление вплоть до подобного венерианскому парникового эффекта. Утрата пригодной для дыхания атмосферы; разрушение озонового слоя. Глобальное похолодание вплоть до нового ледникового периода. Биотерроризм. Искусственный разум — технологический хаос.
Далее следует Нью-эйдж (New Age), астрологическая Эра Водолея (именно к ней сейчас переходит человечество, выходя из-под знака Рыб). И вот тут может родиться (умереть) Нулевая волна времени Терренса Кемпа Мак-Кенны. А еще до этого возможно Фатальное столкновение планет, потому что Планета Х, которую часто связывают с Нибиру из шумерского эпоса, может столкнуться с Землей.
Но каким поэтичным кажется «опасный» Фотонный пояс — космическая зона высшей энергии, в которую должна войти Земля? Вхождение солнечной системы в эту «энергетическую полосу» излучений из самого центра галактики может стать началом трансформаций, обозначаемых в теориях Нью-эйдж или исполнением индийских и майанских пророчеств о будущем Мироздания.
А что, милый Гамлет, не кажутся ли тебе знакомыми Хрустальные черепа, тоже, может быть, способные приблизить конец времен?
Высвобождение и сочетание содержащихся в черепах таинственных сил могут произвести колоссальные изменения в человеческом сознании, привести к переходу на другой уровень существования, в котором появится новый Шекспир — уже на новом витке своего гения. Возникнет новый мир — Мир-Лир-Шекспир. И не могут эти самые Хрустальные черепа не перекликаться со знаменитым древом-монограммой Одисеаса Элитиса: «И чувство — как хрусталь…» («А вместо чувства — хрусталь…»)
А до сих пор (и от сих тоже — напророчим-ка и мы) — сколько других теорий о конце света, несостоявшихся но весьма поэтичных!
Не поэзия ли в них повсеместно? Поэзия — как окончательное видение конца света? Должны же они что-то обозначать — все эти теории, гипотезы, легенды, мифы, поэмы? Или за ними ничего нет? Истина — везде и нигде, все и ничто…
Задастся ли вопросом кто-нибудь, где-нибудь, а, может быть, и кто-то из нас, из тех кто здесь присутствует: от чудесного перводвигателя, совершенного духовного и материального primum movens человеческого существования — и до состояния несовершенного, даже, возможно, ущербного ныне — стало ли знание таким фрагментарным, искаженным, как разбитое зеркало, что мы не видим, каковы мы есть в реальности (и… ирреальности!), и мир можем воспринимать лишь искаженно, как будто любопытный ребенок разбил калейдоскоп — и мы видим лишь отражения в разбросанных зеркальных осколках? И возможно, конец света — есть духовное очищение, необходимое для того, чтобы вновь воцарился свет Истины?
А может быть, конец света — не что иное, как состояние, которого материя и дух должны достичь, чтобы вернуться к Свету? Или чтобы войти в новый мир, несущий с собой, несущий в себе из прошлого (и из будущего) — Поэзию…
Итак, может быть нет повода страшиться, а есть повод создавать поэзию, дорогой коллега Айдас Марченас? Вы, Айдас, сказав: «Mир кончается: время писать стихи» — еще раз подтвердили, что поэт — «лучший специалист» в области конца света!
Что до меня, я читаю и осмысливаю пророчества о конце света, как бесконечную поэму. Как вечный двигатель (perpetuum mobile) мира, как метафору, как тайну. И ловлю себя на мысли, что все эти предсказания на протяжение тысячелетий вдохновляли на создание стихов, легенд, мифов, они излучали поэзию. Удивительное дело: то, что человек должен был отказаться от всего, отречься, сдаться, капитулировать — конец света же! — оказывает абсолютно противоположное действие! Человек пишет стихи о конце света. Забавно… Получается такой… мобилизующий конец!
На кой ляд, человече, пишешь ты поэмы, если пророчество гласит, что в этом году, 21‑го декабря наступит конец света? Зачем, дорогие коллеги и уважаемые организаторы поэтического фестиваля, мы собрались здесь, в Литве — читать и писать стихи, говорить о бессмертии поэзии, о книгах, которые мечтаем писать, издавать и переводить — если уже тысячи лет (но особенно сейчас, в 2012‑м году), как объявлен конец света?
Вероятно, конец света — это все же еще не конец поэзии. Потому что конца поэзии просто не существует. Потому что то, что мы называем вселенским Magnum Misterium — это и есть поэзия, в чистом, первичном своем состоянии. И это чудо вечно питает и будет питать метафорами поэтов Земли, Неба и Света, поэтов других планет, других миров — в радости и в отчаянье жизни и творчества. В их вере в Поэзию — как в Великое Чудо человеческого сознания, Великое чудо Жизни.

Перевод с румынского
Михаила ПОТОРАКА



___________
* Выступление на симпозиуме «Мир кончается: время писать стихи», проведенный в рамках Вильнюсского фестиваля «Весна поэзии — 2012».



Яндекс.Метрика