Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 9 (24), 2012 г.



Евгений Степанов

"СПАСИ БО"



М.: "Вест-Консалтинг", 2011

Сборник стихов Е. Степанова, вышедший в 2011 году в издательстве "Вест-Консалтинг", предваряет замечательная, на мой взгляд, вступительная статья Владимира Алейникова. Он пишет о том, что в книгах поэта "жива сама явь, со всеми своими проявлениями". Наверно, главный корень, который сам по себе извлекается по прочтении книги, это слово "явление" во всех многозначных оттенках своего смысла.
Явление на этот свет просто человека, который выражает себя по-разному в многообразных ситуациях жизни, проживая ее (проявляя себя!) попеременно (или одновременно?) "Странником необогретым, / Боссом, довольным собой, / И романтичным поэтом, / И прозаичной свиньей..." Явление Поэзии с большой буквы в царстве "провинциального быта", маленького мирка, центром и сутью которого становятся не "хроническая грязь" и "смурная грызня", а "синематограф, клуб, два книжных магазина". И получается, что "провинция учит полету / над пропастью въедливых и намагниченных мелочей", "провинция учит стиху" самых лучших и талантливых своих учеников... Явление дороги перед прирожденным исследователем, имеющим непобедимую тягу и безусловный талант к странствиям: "Что там еще впереди, / Что там? / За серединой пути, / За поворотом? / То ли тропа прямая, / То ли сплошная гать? / ...Знаю я все. Нет, не знаю! / И не желаю знать". Лирический герой Е. Степанова заявляет: "Я не ищу конечной цели, / Мне интересен сам процесс!"
И вот — через "глазастое окно" деревенской школы "зеленый" молодой учитель смотрит уже не в осеннюю предоктябрьскую пустоту, а в начало, кажется, предначертанных кем-то свыше дорог ("Предначертанность. Похоже — / Даже маломальский шаг / Самый маленький прохожий / Делает не просто так"). Дорог, которые поведут в Париж, Нью-Йорк, Римини, Киев, Женеву, чтобы, сделав крюк, вернуться — нет, не в Москву, а на Есенинский бульвар или на станцию Удельная, в Вешняки или Большой Знаменский переулок, в такие разные адреса — то ли города, то ли судьбы... А может быть, не из города в город, а из прошлого века в новое тысячелетие. Откуда и куда? У лирического героя Е. Степанова нет прекраснодушных иллюзий относительно его пути. Мир, как "Роман без вранья", кровав, точно путь на престол". Однако вслед за А. Блоком он может повторить: "Узнаю тебя жизнь, принимаю и приветствую звоном щита". В стихотворении "Кусково. Снова октябрь", датированном 1987-м годом, есть строки, смысл которых, мне кажется, следует понимать шире, чем акварельную зарисовку осеннего пейзажа. В чем-то эти строки можно считать эпиграфными ко всей книге: "Пусть время опять на дворе неблагое / а мне и такое пришлось ко двору". Через двадцать три года после "Кусково" родится "Эпоха". В этом стихотворении мир жестче, но и путник, хоть и заметно уставший, сильнее: "И жулье и сатрапы / и лютуют — чуть что / кроме мамы и папы / не поможет никто / всюду наглые рожи / все чего-то хотят / у меня впрочем тоже / не апостольский взгляд / вот такая эпоха / не эпоха — г. / это плохо? не плохо / это то что дано".
У Е. Степанова удивительно "мужские" стихи. Пусть не покажется это кому-то обидным, но такая поэзия встречается на самом деле не так уж и часто. Гениальные, отточенные и отшлифованные, строки многих поэтов часто вызывают у меня не только восхищение литературным мастерством их авторов, но и желание склонить перед последними колени, как перед мудрыми столетними аксакалами, сколько бы им лет на самом деле ни было. Не привлекают меня и нарочито брутальные творения любителей нецензурной лексики, если употребление этой лексики не несет в себе какой-то литературной задачи, а существует просто само для себя. Стихи Е. Степанова элегантно балансируют на самой верхней точке истинного вкуса. Все там оправданно и убедительно. Его лирика завораживает ярко выраженным мужским началом; даже когда поэт подтрунивает над собой или тем, что его окружает, у него это получается по-мальчишески задиристо и обаятельно; его лирический герой подкупает храбростью и бойцовским напором. Недаром в стихах то и дело встречаются приметы мира мужчин: "стала рожа моя схожа с башнею танка", "Я выжил. Отныне из жил / моих можно делать канаты / для ринга", "На ринге под-со-знания / Боксеры в стойку встали", "а жизнь была как жизнь, и шли бои без правил, / а жизнь была как смерть — бесился пулемет". И любовь, которую несет лирический герой книги, — к женщине, родным, к земле, к самой жизни — требовательна и победительна; даже когда нежна, чувствуется, что это нежность очень сильного мужчины. "Все, что хотел — увидел. / Все, что хотел — сказал. / Все, что хотел — купил. / Все, что хотел — раздал"; "червякам на закусь / к черному вину / в землю закопаюсь / отдохну / стану удобрением / а потом сосной / небо с упоением / подопру спиной..." Мне очень нравится вызывающее улыбку, доброе и умное шутливое стихотворение "Как-нибудь". Цитировать его нет смысла, но это удивительно точный психологический портрет настоящего мужика!
Помню, прочитала когда-то у Ф. Искандера сатирическое про воинов с облегченной, походного типа совестью. К сожалению, а вернее, к счастью, лирический герой Е. Степанова не из тех воинов, он несет на себе тяжкий груз ответственности за себя и других, ведет постоянный диалог со своей совестью и судит себя на своем собственном суде: "Себя на собственном суде / Сужу — / Нет горше приговора. / Я — мастер мести. / Но — себе. / Как некогда сказал Соснора"; "Выдумка, тщеславие, мура. / Призрачная, зряшная победа. / Глупая отвага комара, / Севшего на щеку людоеда. / Боже мой, о чем я, да о ком? / Словеса твердеют в укоризне. / Подступает к горлу влажный ком. / Я не о своей ли часом жизни?"
И все же — "Вся эта лайф мне дарит кайф"! В это утверждение автора сборника веришь безоговорочно. "Я так живу, как мне охота, / Как мне охота и дано" — это строки из стихотворения, помещенного в начале книги. А эти — из одного из заключительных: "Спасибо жизнь за то что дадена / спасибо и друзья и вороги / и этот шрам и эта ссадина / мне как счета в сбербанке дороги / спасибо тыщу раз и более / мне вырезали страх как грыжу / я видел как цветут магнолии / и вновь когда-нибудь увижу". У Е. Степанова свой поэтический язык, в его поэтике не встретишь заштампованные избитости, его рифмы неожиданны и интересны. Под простотой формы, в которую облекает поэт свои обращения к читателям, скрыт большой труд и мастерство профессионала. Спасибо и от читателей — замечательному поэту и человеку, одному из самых ярких явлений современной литературы.

Ольга ДЕНИСОВА



Яндекс.Метрика