Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 10 (25), 2012 г.



Ната Сучкова
"деревенская проза"

М.: "Воймега", 2011

 

Все больше хороших книг. Иной раз хочется пожаловаться на жизнь, ударить кулаком по столу, дескать, мир полон бездарных уродов, но открываешь первую попавшуюся книгу стихотворений, читаешь и понимаешь, что жаловаться и, тем более, ударять кулаком по столу — совершенно неуместное занятие. И жизнь чудесна, и мир населяют удивительно прекрасные люди.

 

Огромный сад, заросший сеткою-рабицей,
какая летом попадет в нее рыбица?
Какое яблочко тебе глянется,
такое сразу в твою руку и снимется.

 

Сегодня у меня перед глазами книга стихотворений Наты Сучковой "Деревенская проза". К сожалению, в формате pdf. В бумажном оформлении (виной тому, наверное, небольшой тираж) она не попадалась мне, но я обязательно разыщу для своей библиотеки это чудо. Книга вышла в издательстве "Воймега", которое в моем личном рейтинге на сегодняшний день занимает лидирующую позицию по выпуску книг современных поэтов. Набирает силу новое поколение "крепких" тридцатилетних авторов. Издательство поддерживает их всеми возможными способами.

 

Смотришь на город далекого детства —
видишь какие-то мутные пятна:
грязные пятна площадки футбольной,
желтые пятна, зеленые пятна,
чувствуешь только, что жил по соседству, —
все расплывается в этом пинхоле,
на этой пленке невероятной.

Если поставить их по порядку:
желтые пятна, зеленые пятна,
грязные пятна футбольного поля,
пятна пыльцы на обеих ладонях,
пятна пыльцы на обоих коленях,
жирное пятнышко на обоях —
все еще более непонятно.

 

Ната Сучкова родом из Вологды, приземистого уютного городка. Неспешная жизнь провинции — это та стихия, которая воспитывала, холила и лелеяла в ней спокойного автора-созерцателя. Выпустила два самиздатовских сборника "Ланолиновый блюз" и "Нежнейшая пытка". В 2006 году закончила Литературный институт им. Горького. В настоящий момент выпускники именно этого ВУЗа составляют плеяду наиболее одаренных и работоспособных молодых авторов, поэтому задумываешься о вменяемости отдельных представителей литературного мира, которые высказываются в прессе о его несостоятельности. Ната Сучкова дебютировала книгой "Лирический герой" (изд-во "Воймега", 2010). Первая книга отмечена Малой премией "Московский счет", как лучшая дебютная книга. "Деревенская проза" — вторая на скромном счету автора.

 

Но что они ни говорят,
ты знаешь, будет твердой
по рисованию твоя
небесная четверка.

 

Читая "Деревенскую прозу", не возникает вопроса о том, что важнее: форма или содержание, потому что книга является примером абсолютной гармонии. Художественные приемы, которыми пользуется автор, несут ответственность за темы, поднятые им, ровно, как и сами темы, отвечают за ту форму, в которой они излагаются. Вот, важное слово, характеризующее такое понятие, как гармония: ответственность. Три кита русской поэзии — мысль, чувство, эмоция — не конфликтуют между собой, но дополняют и поддерживают друг друга.

 

теперь твоя душа как бабочка легка —
она летит туда, куда ее уносит,
дыханья моего, любого сквозняка
трепещет и дрожит, пугается и просит.
в заплаканном окне — на свет или на тьму,
на сахарный сироп, на мутную отраву —
она мне не нужна, оставь ее тому,
кому она и так принадлежит по праву.

 

Мир книги, несмотря на деревенскую тематику, чист, прозрачен и прозаичен, скорее документален, чем художественен. Собраны все возможные оттенки белого: от вывески "Морож..но.." до ног молочницы. Если говорить о шекспировской классификации цветов, то белый — образ того, что было до рождения всего сущего — цвет изначального. Сами стихи похожи на засвеченные фотоснимки, где еле-еле проступают черты будто бы уже знакомого, но все-таки нового мира.

 

Фотографического аппарата
вылетит птичка и сядет обратно,
белую вату и серую вату,
в небе положенную аккуратно,
точно в аптекарской склянке под гнет,
то раскопает, то подоткнет.

 

Речь автора проста и красива. Ремесло подчеркнуто необязательно. Никаких псевдолитературных излишеств, зауми, девичьих глупостей и юношеских заморочек. Персонажи книги незаметно появляются и так же незаметно исчезают, пока (наблюдающий за ними) автор курит в сторонке. Опять же, к вопросу о гармонии, соблюдении баланса: автор детален: и точен, и деликатен одновременно. Каждая мелочь имеет свое, не придуманное, вымученное, но Богом данное настоящее имя, оттого значима и глубинна.

 

Я думала, их уже не существует,
но вот они здесь — салют! —
березы, в которых девчонки курят,
в которых мальчишки пьют.
Такие же тонкие, с белою кожей —
тычинки и волоски,
березы, в которые тыкали ножик
и вдруг обнимали с тоски.
Свидетели бурных районных разборок —
нередких, увы, по пьяни,
свидетели громких ночных разговоров
и нюханий всякой дряни.
И если здесь что-нибудь с ними сравнится,
то только — приятель, дай пять! —
кусты, куда девочки бегают писать
и ходят мальчишки ссать.

 

Дмитрий АРТИС



Яндекс.Метрика