Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 16 (31), 2012 г.



Ирина Асоянц
«Стихи стихий»

 

М.: «Вест-Консалтинг», 2012


Книга Ирины Асоянц — заметное явление в русскоязычной поэзии. Она необычна, талантлива и загадочна. Своеобразная пунктуация, своеобычная лексика, оригинальные образы и вообще образ мышления — вот отличительные качества лирики Ирины Асоянц. Книга «Стихи стихий», которая и стала предметом этих заметок, представляет собой сборник стихотворений, написанных в разные годы, а посвящена — родителям поэта. Последнее особенно важно в нашем обездуховленном мире, где жажда наживы выходит на первый план, а душа остается на втором. Трогательное отношение Ирины Асоянц к тем людям, что подарили жизнь, настраивает на позитивный лад. Значит, человек умеет сопереживать, а это одни из наиважнейших качеств для поэта. Во всяком случае, если поэт ставит своей целью просветлить читателя, возвысить над обыденностью.

 

Когда бессмертье потерял Адам,
Бессмертье надо было разделить
На миллиарды нас… Вот тут-то нам
Цель главная была дана: до-жить…
До-ехать-до-бежать, хоть — до-ползти,
Но плоть свою, как факел — до-нести…
…Вся тайна в том, что истина — проста:
По единице — сто, раз нету ста…
…Мы — только цепь, из единиц… — немало:
Мы ген Адама донесем к финалу…

 

Ирина Асоянц — мастер описаний. Она создает образ и дополняет его, добавляет характеристики и качества, которые в совокупности позволяют читателю увидеть его именно так, как хотел этого автор. Вот как поэт описывает океан:

 

…Океан — он везде, он — един, хоть дели
На любые моря и границы…—
Расщепляй на стаканы, протоки, ручьи,
Океан — он — везде, он — ничей, как ничьи
Вод омега и альфа… Просоленных тонн
Недоступные бездные недра
Все, до капли,— из слез… Он купелью явлен
Неразгаданно, свято и щедро…

 

Звукопись объединяется с богатой образностью и — суггестивностью. Думаю, стоит пояснить значение термина. Суггестивность появилась в английской эстетике и применялась по отношению к поэтическим произведениям, обозначая, в первую очередь, намек, внушение, подсказывание. Поэзия Ирины Асоянц — поэзия намеков.
Намеков, действительно, немало. Из них — как пазл — и слагается объемный образ ее поэтического мира. Притягательного, загадочного и свободного.

 

…И ум ребенка, и рассудок гения
В сакральные моменты вдохновений
Страшатся профанаций: умиления —
В подмен любви, в подлог прикосновений
Исполненного неба… — волшебства
Не тронутой, не кажущейся воли…
…Придуманность духовного родства —
Для пущих одиночества и боли…

 

Последние две строки этого фрагмента программного стихотворения Ирины Асоянц «… И ум ребенка, и рассудок гения…» поистине сильны, поскольку человеку свойственно именно придумывать духовное родство, чтобы избежать одиночества и боли, но — на кратком отрезке. Стоит пройти немного времени, и они возвращаются и бьют с большей силой.
Возвращаемся и мы к лирике Ирины Асоянц, но лишь с тем, чтобы еще больше погрузиться в этот суггестивный мир, отчаянно узнаваемый, авторский, в который можно погрузиться — как в стихию!
При этом поэт использует немало именно поэтических приемов, но делает это настолько элегантно, естественно, что углядеть в строфе поэтический прием удается не всегда.

 

Бреду в бреду… Кассандрой, бедной Лизой…
Хоть пропадай — трава хоть не расти!..
Не проклинай меня, мой голубь сизый,
И, наглумившись вволю, отпусти.

 

В приведенном примере мы видим аллитерацию («бреду в бреду»), соединенную с синтаксической поливариативностью (и единством) понятий. Рядом — усиление путем повтора («хоть» — «хоть»), дополнительно усиленное инверсией («трава хоть не расти»), а четвертый стих данного четверостишия можно читать двояко — «просмаковав» слово «наглумившись» или же, ускорившись, пролететь над этим словом, сделав акцент на «вволю» (термин «ускорение» Андрея Белого»).
Подобным изобилием поэтических, версификационных приемов полны многие произведения Ирины Асоянц. Неизвестно, использует она их осознанно или интуитивно, но важно отметить — все они работают, помогая создавать единство поэтической вселенной, единство стихии поэта.
Добавим, что поэзия Ирины Асоянц не прошла мимо отечественных критиков. Литературовед Василий Манулов («Дети Ра», № 6 (93) / 2012) отмечает, что «в стихах Ирины Асоянц органическим образом переплетаются запахи, звуки, культуры разных стран и народов, поданных все-таки в русскоязычном воплощении». И добавляет: «Стихи Ирины Асоянц необычны, и уже этим интересны…» Они действительно интересны. И удивительно органичны. Словно стихии проникли в стихотворные строчки и… остались там. И задача поэта — донести эти стихии и стихи до читателя, показать ему их, заинтересовать. Ирина Асоянц справляется с этой задачей превосходно!

 

Евгений МЕЛЕШИН



Яндекс.Метрика