Главная
Издатель
Редакционный совет
Общественный совет
Редакция
О газете
О нас пишут
Свежий номер
Материалы номера
Архив номеров
Авторы
Лауреаты
Портреты поэтов
Видео
Книжная серия
Гостевая книга
Контакты
Магазин

Материалы номера № 18 (33), 2012 г.



Александр Петрушкин

Четкие черты



* * *

 

пусть ходит бог в моих калошах
пока в аорте смерть сидит
в травинке между губ сжимая
заученный нелепый стыд

на языке холодном с нами
с миассом говорящий цвирк
под низким небом медвежачий
неповоротливый как цирк

он едет небом трехколесным
чтобы прочесть все словари
здесь ходит бог в моих калошах
и смотрит на меня внутри

а из меня ответно пялясь
в его аорту дует смерть
и на дуде в дите играя
не позволяет умереть

и ходит бог в моих калошах
и гладит кошек стариков
берет их в руки понимая
медвежий цвирк несет их в Псков

под низким небом засыпает
и засыпает небом снег
и ходит бог не узнаваем
среди калош как будто смех

 

АНГЕЛЬСКИЕ СЛЮНИ

 

но есть вода которой течь
слюнявой речью этот ангел
поэзии стремясь избечь
кладет под ноги мои камни

поэзии стремясь избечь
он заодно с моей работой
я засыпаю чтобы с той
проснуться черным бегемотом

с той стороны где снег дрожит
и параллельно и слюняво
вся пся поляцкая горит
612 пожаром

поэзии стремясь избечь
свои обугленные ноги
он на закорки мне кладет
читай так шведа сломит локи

но есть вода которой течь
всегда налево через право
поэзию стремясь пропить
я попадал обратно славно

стремясь поэзии избечь
я понимал что изувечен
как стрекоза почти что вещь
как бог почти очеловечен

 

МЕЛЬХИСАДЕК

 

И вот, пока жена в отъезде теряет четкие черты,
поговорим в зачете смерти. Поговори и покори
еще одну как десятину. Мельхисадек вошел во ад,
приобретение утратив, как некогда порядок сад.
И вот пока нас этот гложет неагрессивный кислород
садись со мной до самой смерти. Смотри рот в рот.

И золотою паутиной по паузам ползет паук
На древесине невидимый он ножкой отбивает — стук
Забитого гвоздя, где снежный лежит еще ее покров
Пока жена его в отъезде мы чутко сохраняем кровь.
Она то брызжет, то стекает у ангелов среди бровей
Мой собеседник что-то знает — и Бог за ней.

Четырехостное сердечко ее смешно и бьется в такт
Пока нас вынимает иней из теплого хитина трат.
Какое слабое несчастье смотреть с земли, как слон летит,
Ребенок комнату ломает и темнота вокруг молчит.
Мельхисадек по аду бродит и ад напоминает сад
Отполированный до лака. И белый град

От нас скрывает его голос, как полость или басмачи
В Таджикистане — в полный голос — летят грачи
И гвоздь любви, забитый в небо, в повздошье спелых пауков,
Пока жена моя в отъезде разбитая на сто кусков,
Проводит опыты потери над нами свысока урод —
Мельхисадек ползет до смерти, сопротивляясь ей рот в рот.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

Он плыл среди холмов, надутых пустотой —
Земля пыталась встать и выдохнуть зерно —
Он плыл среди земли, чтобы продлить постой,
Которым путь исчислен? И что тебе оно?
Он плыл — его ладонь не ощущала древа —
Земля сходилась с дольше, нащупав глубину —
Он посчитавший, что не избежит посева —
Он плыл среди того, что взял и что вернул.
Он плыл среди своих надежд и ожиданий
Земля кипела, и — он чувствовал волну,
Он плыл среди всех торжищ и попраний.
Почувствовав, как в пятку термит его кольнул —
Он плыл среди своих трамваев и вопросов,
Он плыл среди жары с ошеломленной тьмой,
Он плыл по полостям загадок и засовов.
Земля искала точку средь мертвых рычагов.
Он плыл по центру речи — которой с тишиною
Базарной сплавлен, и — он чувствовал вдали
Земля, которой встать — нельзя из тощей плоти —
Он плыл и знал, что это находится внутри.
Он плыл среди того, что стало Вавилоном —
Развернутым в четыре потемок стороны —
Он чувствовал, как то, что прорастает лоном,
Лежит, в себе свернувшись как эмбрион луны
Он плыл среди червей, и камни следом плыли.
От почвы. Оттолкнувшись веслом своей руки —
Он плыл, как на свиданье с путями, до которых
Добраться невозможно. С предчувствием тоски —
Он плыл среди обрывков афиш, и изменений
Гуленье ощущал, как некой тайны знак.
Он плыл по берегам и наблюдал: их тени
Уходят за водою в без(в)водный жажды мрак.
Земля искала точку, и находила в карте
Прореху. Видел свет ее горячий вдох.
Земля плыла собой подобная ореху,
Упавшему на воды — и с этим вышел срок.
Жена его мертва. Он чувствует, как руки —
Ее напряжены, упругий Телемах
Не ищет ничего подобного просвету —
И почвы рассекая — предсмертен каждый взмах.

 

ПУТЕШЕСТВИЕ

-1-

 

Треск двух сорочек. Тень
перерастает камень —
из своей глубины
не разобрать голос.
Едва успеваешь по себе
произнести «амен»,
как вода растворяет
пламя в твоем языке
и камень падает
на ту сторону, что всегда вдалеке
от всяких тел или спален.

 

-2-

 

Не смотри, что спичка … Сон
бабочки дольше, чем жизнь человека. Если
ты меня понимаешь, значит поперек
Гольфстрим пересекать легче
И если я расслаблюсь
в протертом кресле,
значит я еще
гутапперчив.
Если эта женщина все еще ждет
Сколько-то там эту встречу,
Значит она — единственная из женщин.

 

-3-

 

Вздох отлетает с доверием, ост-
ужает октябрь, что правильно, но противно,
как и весь мой Ост,
сужающий угол зрения (несильно),
вполовину,
в смысле: никак не разглядеть
ни дочери, ни любовницы, ни жены, ни собаки,
ни дома, а лишь небесную твердь,
которую с ними живу
и прочее. Если бред
этот заберут у меня — я заплачу.

 

-4-

 

Заплатив по счетам, прочее
забываю, как зонт в гостях.
то ли надоело рыться в себе,
то ли в чужих костях.
Попросту говоря, я не помню теперь «кто ты»,
да и ты — навряд
вспомнишь мои черты
ни лица — сургуча морщин,
и тогда — кулик
за чужим медресе
прокричит: кирдык.

 

-5-

 

Вогулы все разошлись. Окно —
задача с запотевшим, и криптограф
не разберет, сойдет с ума под понедельник.
Был неудачен день и правая рука
окрашивалась «примой»,
я слегка
пошатывался, как и должно быть,
но, не умея пить —
я ждал тропу и свой клубок сжимал
и нервы отзывались,
и вокзал.

 

-6-

 

Пройдет много лет. Свет
округлится и, совершив путешествье Колумба,
распрямит (разгладит) себя до прямой, до
дождевой лужи, в центре которой клумба.
Бабочка десять раз упадет, пропадет в бельме,
но
племена мумбо
выпьют мое письмо на запотевшем стекле,
мои числа и плоть — и может быть седьмой ангел
дважды не появится на земле.

 




Яндекс.Метрика